Атлас
Войти  

Также по теме

Каждому свое

У Демидова есть «Молодая гвардия», у Ксении Собчак теперь тоже есть движение — «Все свободны». Скоро у каждой уважающей себя селебрити должно будет быть свое движение

  • 3530


Фотографию Ксении Собчак держат: слева — Сергей Шляхтич, справа — Слава. Внизу слева направо: Дима Васин, Алла, Алексей Торохов

Гламурный фашизм

Сергей Шляхтич ходит по улице в расстегнутой рубашке с голым торсом, проповедует гламурный фашизм, церковь Петросяна и постпостмодернизм. Поэтому как только он услышал про то, что его идол и кумир Ксения Собчак создала движение, немедленно стал одним из членов. Ему 22, он учится в МГИМО. На вопрос «Зачем ты вступил?» он начинает говорить так много и так быстро, что понять что бы то ни было невозможно.

— Государство — это машина по уничтожению других государств. Человек никого не интересует; он всего лишь шестеренка механизма, должен соблюдать правила. Отработал — и в могилу. Детский сад, школа, работа, смерть. Все давят, все поглощают и подавляют. Нет свободы.

— Кто, кто тебя подавляет?

— Все подавляют. В школе подавляют, в университете подавляют. Человек несвободен. А здесь полная свобода.

— От чего?

— От смысла. Просто свобода. Хочешь писать рассказы — пиши.

— А кто тебе не дает-то их писать?

— Нет свободы, никто не дает. А Собчак ни от кого не зависит. Она юродивый современной политики, а политика — это целое культурное явление. А вся критика в ее адрес идет ей только на пользу. Мы победим. Сергей рассказывает о том, что русские лишены государства, что все, что есть сейчас, похоже скорее на античный полис. Что богему надо объединять.

Вместе с Сергеем ходит его подруга, шестнадцатилетняя девушка по имени Заштопик. Заштопик говорит шепотом, потому что она в опасности.

— Я состою в очень серьезной организации, мне нельзя палиться,— говорит она.

Кажется, организаций, в которых состоит Заштопик, четыре. Одна из них — «Церковь сатаны», хотя, может, Заштопик и шутит. Она рисует и думает, что Ксения Собчак поможет ей выйти из подполья и рисовать не в стол, а для кого-то. Потому что Ксения Собчак может все. Потому что она всем поможет. Потому что она лучше всех и, как это ни странно, самая настоящая из всех. Для нее нет преград, а есть только возможности.

— А связи, — шепчет Заштопик, — никогда не помешают. Это идеальное движение!

Идеальное движение

Идеальное движение — это редкое ощущение везения. Что ты угадал, вовремя подсуетился, впрыгнул в уходящий поезд и сделал правильный выбор. Ощущение того, что именно твои желания и нужды и есть основная задача движения. Чувство выгоды и избранности. Универсальное движение-хамелеон, которое умудряется подстраиваться под всех своих членов. Собственно, даже суть движения не столь важна. Идеология тоже не нужна. Совершенно не надо вдаваться в мелочи, это мелочно. О за и против никто не вспомнит. Не тот масштаб. К тому же можно ошибиться. Все эти позиции, оппозиции все равно всего лишь предлог для осуществления собственных амбиций и поиска общности, борьбы с анонимностью — то, ради чего создается любое движение. Ну так долой предлоги и поводы. Лучше перейти сразу к делу. Именно так Ксения Собчак и поступила. Полтора месяца назад Ксения Собчак арендовала двухэтажный особняк по адресу Арбат, 16, и тут же созвала пресс-конференцию. На ней она сообщила журналистам, что организовывает новое молодежное движение «Все свободны», в которое любой желающий может вступить, прислав SMS и подписавшись под девятью главными принципами. Ксения сказала, что к ней как к ведущей реалити-шоу «Дом-2» приходит очень много писем. В письмах люди часто рассказывают о своих проблемах: кто учиться хочет, кто работу хорошую, кому квартира нужна, а кому и муж. Вот она и решила, что может начать «отдавать», потому что сама уже многого добилась. Что никакой политической позиции у движения нет, что оно призвано помогать и решать проблемы молодых людей, что акций и митингов никаких не будет, потому что на митингах все спят или считают полученные за приход деньги, а каждый вступивший получит и вовсе много привилегий. И все. И больше ничего не сказала. Собственно, что еще надо.

После того как запустилось движение, Собчак месяц не давала интервью. Помощница Лена Киреева в расчете на понимание объясняла отказ словами: «Понимаете, они же сейчас придумывают, как все будет, что будет».

Несмотря на это все время активно велась запись новых участников.

Строго по записи

Двухэтажное здание целиком обклеено снаружи джинсовой пленкой. Огромными белыми буквами на весь второй этаж написано: «Территория свободы». Похоже на еще не открывшийся магазин одежды. Внутри в полной темноте за джинсовым столом на джинсовом стуле сидит девушка в джинсах и белой майке. На столе у неекомпьютер и телефон— факс. Девушку зовут Таня, она записывает всех желающих вступить во «Все свободны». Чтобы вступить, надо заполнить анкету. В анкете помимо телефона, имени и прочих данных есть пункт о том, чего бы вступающий хотел от этого движения. Если сам не знаешь, то Таня по-дружески посоветует: «Ну, может, ты учиться куда-нибудь хочешь поступить? Или на футбол куда-нибудь поехать, работу нормальную найти, ну какое-нибудь дельное желание у тебя есть?»

Дельное желание

27-летний Алексей Торохов вступил в движение «Все свободны» через три дня после того, как переехал жить в Москву из Екатеринбурга, и на то у него есть вполне разумные основания.

За последние 5 лет Алексей сменил в Екатеринбурге 6 работ — и все потому, что нигде ему не давали самореализовываться и проявлять себя. Его первая работа была администратором в компьютерном клубе. Придя туда, он увидел, что все остальные работники проводят свои рабочие часы за компьютерными играми, поэтому клуб зарабатывает в день только полторы тысячи рублей. Он улучшил работу компьютеров, помог начальству придумать разумную ценовую политику и рекламу. И уже через месяц выручка составляла 5 тысяч рублей в день. Она бы выросла и дальше, но Алексея перестали слушать. Точнее, перестали прислушиваться к его мнению. И он ушел.

Потом работал менеджером по продаже окон, а сам втайне мечтал стать веб-дизайнером. А еще у него была девушка, и он снимал квартиру, и чтобы все это содержать, у него уходило 20 тысяч рублей в месяц, а получал он только 5, и приходилось все время находить халтуру. А потом его девушка уехала на заработки в Москву и ушла от него. А он тогда через три месяца тоже переехал в Москву.

— Шел по Арбату и увидел этот дом. И Ксения мне симпатична. Мне понравилось, что она придумала, — говорит Алексей.

— А что она придумала?

— Ну чтобы нам помочь. Чтобы каждый мог состояться в своей жизни. У меня есть бизнес-план веб-дизайнерской фирмы — на двести миллионов долларов. Это с арендой здания на Брестской улице и всего-всего. И он окупится за два с половиной года, все посчитано. Ну вот, а тут вроде, я так понял, Ксения поможет инвесторов найти.

— А что вы должны будете за это сделать?

— Не знаю, но я всем, чем могу, помогаю. Я тут каждый день, если прибраться нужно или еще чем помочь. Меня не очень загружают тут, дел немного, моя помощь не очень нужна. Но вот я трех человек еще с Арбата привел.

Алексей очень верит в Ксению, в то, что она поможет ему официально устроиться на нормальную работу с нормальной зарплатой, что она даст ему связи, без которых, по мнению Алексея, в этой жизни ничего не получится. А движение дает человеку именно связи.

Лидерские качества

Ксения Собчак — идеальный лидер движения. Во-первых, она узнаваема, во-вторых, все остальное

неважно. И неудивительно, что мальчиков в ее движении гораздо больше, чем всех остальных. На первой встрече Ксении Собчак с членами движения группу из пяти мальчиков даже выводила охрана, так им не терпелось встретиться со своим кумиром, а она опаздывала. Под недовольные громкие эротические фантазии охрана практически пинками выгнала их на улицу. Все остальные сохраняли видимость спокойствия. И только две девочки лет пятнадцати — одна в розовом, другая в салатовом — никак не могли уместиться на одном стуле в первом ряду и все время хихикали.

Пришла Ксения, облокотилась на стол и смутилась. Сказала, что девочки в розовом и салатовом очень симпатичные, что как хорошо, что в этом движении и познакомиться можно. Спросила, чей ребенок ползает, и сказала, что это ее самый молодой поклонник. Потом спросила, как зовут молодого человека. А потом началось такое!

Молодой человек, которого она спросила, оказался Михаилом из движения «Белая лебедь» — за девство во всем мире, за то, что Дева Мария сама родилась вследствие непорочного зачатия, за стихи о Духе Святом и за многое еще другое. Ксения сказала, что, кажется, она не за девство во всем мире и, кажется, тут уже не получится никак. А кто-то стал ругать «Дом-2», а кто-то хвалить Ксению, а кто-то спрашивать, когда она придет в следующий раз, а кто-то — что же будет. Отвечала на вопросы Ксения с удовольствием и много шутила. И сказала, что всем поможет, что ей симпатичны члены движения, что они все равны (для этого еще раз обратила внимание на салатовую и розовую девочек и похвалила юбочку и мобильный телефон), что все очень инициативные, что именно от присутствующих зависит то, куда пойдет движение и что в нем будет.

Все равны

Дима Васин в движении с самого начала — и уже носит бедж с надписью «Организатор». В свои 22 года он уже закончил Плехановскую академию.

— Человек даже с классным образованием должен сто лет мыкаться по мелким должностям. Ты никто, пока твой начальник не умер или не ушел. Ты всегда в тени.

Диме пришлось работать обычным продавцом в магазине цифровой техники. Но он столкнулся с тем, что если ты что-то хочешь изменить, тебя никто слушать не станет, даже будь ты хоть сто раз прав.

— Я амбициозный человек. Я знаю, что я могу и чего я стою. Я знаю, какой у меня потенциал. Я могу состояться. И тут мне помогут это сделать. Дима сравнивает движение «Все свободны» с профсоюзами, как в Европе, а тут получается, что это профсоюз молодых, которым просто нужен толчок, а дальше они сами. Дмитрий не знает, какой и куда ему нужен толчок, ему просто нравится работать на движение. И он готов остаться работать тут, находить партнеров, договариваться с ними о партнерстве. Он вообще может все что угодно (иногда и за бумагой для ксерокса может сбегать, ему не западло, когда для общего дела), если ему предложат достойную оплату. По его оценке, он сейчас умеет и делает на $1000-1500.

— А в чем суть того, что ты тут делаешь?

— Ксюша всего добилась сама, я с ней еще не очень хорошо знаком, но мы общались, она просто хочет делать хорошее, у нее есть такая возможность. Хочет принести в массы образование. Много есть людей, которые хотят учиться, но не имеют такой возможности.

Что касается политики, то Дима не помнит, есть ли у этого движения какие-то политические позиции. То есть, кажется, есть, но Дима их не помнит.

Позиция

Разобраться, в чем все-таки суть, совершенно невозможно и после разговора с Ксенией Собчак.

Во всех интервью она говорит одно и то же, одними и теми же словами, причем вне зависимости от задаваемых вопросов.

— Я несу ответственность за то, что я имею.

— Про молодежь говорят, что она аморальна, — но это неправда.

— Все то, за что меня обсирали, я все пущу в ход, — говорит она по-русски всем.

— Я пока еще не знаю, как все будет. Но это будет что-то элитное, я дам молодым людям те возможности, которых у них нет, а дальше посмотрим, что они смогут сделать сами.

— Я не дам им рыбу, я дам им удочки и научу ими пользоваться, — говорит Ксения практически библейскую мудрость.

— В моем движении каждый участник — лидер. Эти околополитические штампы так же узнаваемы, как и сама Ксения Собчак. И вместе они — сила.

Случай с мороженым

Алла гуляла со своим молодым человеком по Арбату. Молодой человек пошел в ювелирный магазин, а Алла в этот момент ела мороженое, поэтому пойти с ним никак не могла. Зато пока ждала его, пошла посмотреть, что за джинсовый дом напротив, а туда в этот момент как раз рвались какие-то возбужденные молодые люди. «Можно мне туда?» — спросила Алла у охранника. Он сказал: «Да». «А я с мороженым», — сказала Алла, а ее все равно пустили.

Алле 26 лет, и она переехала в Москву из Приднестровья два с половиной года назад. Там она закончила юридический факультет и с тех пор работала юристом и там и тут. Но на самом деле юристом она быть не хочет и не хотела никогда. Это все потому, что мама-юрист на нее надавила.

Вообще, Аллу интересует тема несвободы. Потому что все несвободны от принципов и от предрассудков.

— Моя мама однажды мне сказала: «Алла, не дай бог, ты выйдешь замуж за негра!» Почему? С чего? Откуда это?

Алла не видит в движении «Все свободны» никакой глубокой идеи.

— Собчак явно хочет строить политическую карьеру, биографию создает — ну и людям заодно помогает. Все туда случайно попадают. Никакой идеологии — это-то и интересно.

Привилегия

Пока самым конкретным во всей этой истории остается только система привилегий, выраженная в членских карточках. Казалось бы, что может объединять столь разных людей: постпостмодерниста, провинциального мечтателя, неудавшегося экономиста, случайную девушку с мороженым? Но это не главное. Главное — как исключить остальных, тогда и эти станут исключительными. Членские карточки — это скидочные электронные карточки, при предъявлении которых можно будет получать беспроцентный кредит в банке «Русский стандарт», проходить стажировку в ЛУКОЙЛе, получать скидки в «Планете Фитнес», есть в Pizza Hut, подключаться к «Мегафону», одеваться в магазине Savage, ходить на подготовительные курсы в Университет дружбы народов. С этой карточкой случайно зашедшая девушка с мороженым становится избранной. А молодой человек из Екатеринбурга, приведший трех новых членов, — особенно ценным кадром.

Антигламур

Славе 21 год, сейчас он строитель. Это раньше он учился в дорогой частной школе с певцом Тимати в одном классе. Пил, тусовался, тратил безумные деньги и «гламурился как надо», как говорит Ксения Собчак. Но устал, очень устал от этого. Недавно услышал по радио в машине интервью Собчак и сразу заинтересовался. Ребята на стройке смеялись над ним и говорили, что Собчак всего добилась через постель, а он считает, что выдумки все это, она ему нравится, а эти дураки просто завидуют.

— Я не понял всего того, что хочет дать нам Ксения, но мне нравится, что есть возможность воплощать какие-то свои идеи.

— Ну ты, какие ты идеи хочешь воплощать? Тебе это зачем все нужно?

— Я не знаю, я гимн написал, пойду покажу, может, понравится, — говорит Слава и показывает бумажку в линеечку, где аккуратным почерком несколько куплетов, в том числе и такие слова: «Здесь возраст твой не важен,/Главное — идея./А как ее продвинуть,/Тебе поможет Ксеня./У нашего движения есть цель — объединиться/И общими усилиями, чего хотим, добиться».

— Чего добиться?

— Чего хотим!

Клубный день

Первый клубный день, прошедший 4 июля в здании и вокруг здания на Арбате, был таким же мутным, как и все вокруг. На улице пели, внутри Ксения Собчак вела дискуссию между Оксаной Робски, автором романа “Casual”, и Сергеем Минаевым, автором «Духless». Робски не читала Минаева, Собчак, судя по всему, тоже. Поэтому разговор не клеился. Впрочем, молодые люди вполне были увлечены лицезрением героев и фуршетом. А журналистам у входа раздавали программу клубного дня, где помимо слайд-шоу и гайд-парка на тему «Есть ли свобода у молодых» значилось: «Апофеоз — спрогнозировать невозможно». Трудно определить, дошло ли дело до апофеоза, но прежде чем сто собравшихся в доме на Арбате человек успели обсудить, что они будут делать, Интерфакс уже передал, что на Арбате собралась тысяча членов нового молодежного движения, что была спланирована акция по отмыванию памятника Сергею Есенину на Тверском бульваре, покраске скамеек и обнесению забором вековых дубов. А в завершение самые активные члены движения получили из рук Ксении Собчак членские карточки.

И совершенно ведь неважно, что происходило в этот момент и что еще может произойти или не произойти в двухэтажном доме на Арбате, — уже по сообщению Интерфакса ясно, что создано еще одно новое и успешное молодежное движение. Молодежь довольна, Ксения довольна. И все. Все остальные — свободны.

9 главных принципов движения «Все свободны»

Я часть моей страны и мира. Я люблю мою семью, мой город или мое село, мою страну.

Я не жду от государства всего, что нужно для моего счастья. Главное зависит от меня, от моего труда. Задача государства — всего лишь дать возможность для моей жизни.

Я требую уважения к себе, к своему человеческому достоинству, к своим правам и свободам.
Я понимаю, что это зависит только и исключительно от моего такого же отношения к чести, достоинству и правам других людей. Мои права заканчиваются там, где начинаются права другого человека.

Я хочу жить в правовом государстве и в гражданском обществе, где мои интересы — интересы человека и гражданина — выше, чем политические и государственные интересы, интересы партий и олигархических групп. Я полностью и беспрекословно подчиняюсь только праву. Я признаю легитимно избранную власть. Если я не согласен с каким-либо из законов, я буду стремиться к его изменению только правовым путем.

Я не признаю права контроля над обществом, над молодежью ни за одной идеологией, религией или научной теорией. Я отрицаю превосходство одной расы или нации над другими.

Я люблю культуру своего народа, историю своей страны и буду сопротивляться любой культурной, религиозной или какой-либо еще нетерпимости.

Я россиянин, наследник моих предков, моей страны. Россия и ее богатства — мои, и я в ответе за сохранение родной природы, духовных и материальных ценностей, российской государственности. Своим детям я должен оставить экологически чистую природную и культурную среду.

Я знаю, что мне необходимо для достойной жизни: большая и дружная семья, хорошее жилье, современные средства связи, одежда и т.д. Одновременно я выступаю за то, что за все материальные ценности я должен заплатить сам, заработав средства честным путем.

Я согласен с тем, что большинство не всегда право, и уважаю убеждения людей, оказавшихся в меньшинстве.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter