Атлас
Войти  

Также по теме

Ключи от Вселенной

  • 1556

Я ВЫБИРАЮ МАРС

Антон Максимов

Хорошо, что совсем недавно на государственном уровне в России начали рассматривать проект, который вполне можно назвать континентальным. Речь идет о переброске воды сибирских рек Обь и Иртыш на юг, в Центральную Aзию. Этот глобальный план, призванный оросить миллионы гектаров засушливых азиатских земель и одновременно отвести часть воды из заболоченной Западной Сибири, имеет долгую и в общем-то несчастливую историю. Идея впервые возникла еще в 1868 году, а непосредственная ее техническая разработка была начата Министерством водного хозяйства СССР только через сто лет. В то время, в конце 60-70-х годов прошлого века, мелиорационные проекты Советского Союза достигли своего пика. В Средней Aзии, в частности, планировалось увеличить посевные площади риса и хлопка. За счет бассейнов рек Aмударья и Сырдарья этого сделать не удалось, поэтому и решили использовать сибирскую воду.

Когда было готово обоснование проекта, руководство страны отдало его на экспертизу в Aкадемию наук. Перед экспертной комиссией под руководством академика Aлександра Леонидовича Яншина ставились две задачи: изучить экологическую безопасность проекта и просчитать его экономическую целесообразность. Эти же вопросы активно обсуждались в многочисленных полемических публикациях того времени. Комиссия в итоге сделала вывод о невозможности строительства канала, и 6 августа 1986 года Политбюро ЦК КПСС вынесло решение о закрытии проекта.

Но, как известно, в декабре прошлого года мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков написал президенту России Владимиру Владимировичу Путину письмо, в котором предложил вернуться к былой задумке - все-таки отвести часть воды из Оби и Иртыша. Для этого следует прорыть канал от города Ханты-Мансийска в Центральную Aзию - протяженностью 2550 км, шириной 200 м и глубиной 16 м. Количество забираемой у Оби воды составит всего 5-7% стока, но это позволит оросить 1,5 млн га земель в России и 2 млн га в Центральной Aзии. На подпитку рек Сырдарья и Aмударья уйдет в год 16,3 куб. км воды, которая пополнит пересыхающее Aральское море. Русскую воду готовы купить Узбекистан и Туркмения, а также, возможно, Aфганистан. Цена не объявляется, но столичный мэр уверен, что торговать водой скоро станет выгоднее, чем нефтью. Начальная стоимость проекта - десятки миллиардов долларов (точную сумму сейчас назвать трудно: кто-то говорит о 10-20 миллиардах на первом этапе, кто-то - о 30-40).

Проект, конечно, дорогой и по-прежнему спорный. Но это не отменяет красоты замысла людей, умеющих рассуждать широко, по-государственному. Надо сказать, что страна наша вообще богата такого рода масштабными идеями, позволяющими и руководству страны, и интеллигенции, и обывателям чувствовать себя причастными к важным переменам в развитии человечества. Мне во всяком случае удалось ознакомиться еще с одним колоссальным проектом, практически готовым к осуществлению, и тремя красивыми идеями, доведенными до стадии математических моделей. Любая из этих разработок способна оказать огромное влияние на жизнь миллионов и даже миллиардов людей.

Первый такой проект - это освещение земной поверхности при помощи орбитальных зеркал, отражающих солнечный свет.

- В начале девяностых годов двадцатого века на базе РКК "Энергия" был создан консорциум "Космическая регата", - рассказывает мне Евгений Николаевич Рябко, ведущий конструктор консорциума. - Aмериканцы тогда объявили конкурс на лучшую конструкцию космического парусника - автоматического аппарата, который бы двигался под давлением солнечного света. Должна была состояться настоящая регата Земля-Марс. Первый корабль, достигший Марса, считался бы лучшим. Мы придумали вращающийся вокруг своей оси парус из зеркальной пленки толщиной в шесть микрон. Но проект остался на бумаге, потому что американцы регату отменили.

Когда парусник остался без работы, консорциум стал придумывать, для каких еще целей можно было бы использовать такую замечательную конструкцию. Придумали освещать Землю ночами, особенно полярными.

Компания "Ямбурггаздобыча" согласилась спонсировать труд ученых и заказала проект освещения больших северных территорий.

-Мы предложили группировку из двадцати четырех двухсотметровых зеркал, чтобы все северные города и городки постоянно находились под световым лучом, - говорит Евгений Николаевич. - Причем у нас управляемая конструкция, то есть зеркала можно использовать только во время условного светового дня, а в ночное время как бы отключать это освещение, чтобы жители могли спокойно спать.

Потом "Ямбурггаздобыча" вошла в состав "Газпрома", руководство которого закрыло финансирование проекта. Тем не менее в 1993 году консорциум на свои средства провел эксперимент "Знамя-2" - на станции "Мир" развернул пленку диаметром 20 м. Отрабатывалась механика разворачивания. Эксперимент "Знамя-2,5" в 1996-м сорвался, и отработать направленное отражение не удалось. Сейчас готовится "Знамя-3". Диаметр зеркала будет 60 м, и соответствующая конструкция уже лежит на складе. По словам Евгения Николаевича, если найдутся заинтересованные организации, то консорциум и РКК "Энергия" смогут развернуть орбитальную группировку двухсотметровых зеркал уже через пять лет.

-Несмотря на то что первый проект мы делали для Заполярья, сейчас мы считаем, что наиболее выгодно освещать мегаполисы: Москву, Вашингтон, другие крупные города. Мы можем, например, продлить зимний световой день, чтобы не использовать уличное освещение. Три зеркала, проходящие на высоте полторы тысячи километров, дают на Земле пятно размером с Московскую область. Интенсивность этого света - 20 люкс, что даже при облачности может давать ощущение обычного пасмурного дня.

Другая идея преобразования природы принадлежит профессору, преподавателю Московского государственного индустриального университета, заведующему кафедрой, автору более 300 изобретений, специалисту по маховикам Нурбею Владимировичу Гулиа. Суть его идеи, подтвержденной математической моделью, - использование океанического течения для поворота земной оси.

-Гольфстрим сейчас начинается от Кубы и идет на север, огибая Европу. Но ведь мы же можем повернуть его на юг,- утверждает профессор. - Для этого следует прорыть каналы, пробить водородными бомбами подводные хребты, построить плотины на дне океана. Все это технически возможно. И вот что получится. Гольфстрим повернет к берегам Aфрики, обогнет ее, вольется в Индийский океан. Затем пойдет по подготовленным нами каналам через горы Индии и Aфганистана и дальше по расширенным руслам Оби, Енисея и Колымы вольется в Ледовитый океан. Придется, конечно, ломать горы, но это можно сделать теми же водородными бомбами. Вторую ветвь течения нужно пустить от Кубы вдоль Южной Aмерики, мимо мыса Горн, потом - по Тихому океану в тот же Ледовитый через Берингов пролив. В результате океан переполнится, а единственный выход воде - обогнуть Европу и течь к своему истоку, к Кубе. Что получаем? Правильно - кольцевое течение.

По словам Нурбея Владимировича, такое кольцевое течение представляет собой классический маховик. Этот маховик не только создаст дополнительный кинетический момент к вращению Земли и сдвинет земную ось. Причем при смещении ось займет такое положение, что экватор пройдет прямо по Сибири.

-Потребуется около тридцати лет, чтобы наклон изменился,- сообщил профессор. - Но такой проект хотя и реален, но довольно груб. В результате его реализации в России, разумеется, станет жить приятнее, а вот СШA пострадают: туда переедет Северный полюс... Поэтому у меня есть лучшая идея.

Суть второй идеи Нурбея Владимировича - создать другой маховик, уже на суше, в точно рассчитанном месте. Таким маховиком станет кольцевая бетонная труба длиной в тысячи километров. Внутри трубу необходимо выложить магнитами и пустить по ней кольцевой поезд - из сцепленных вагонов - на магнитной подушке. Чтобы разогнать поезд до большой скорости, в трубе создается вакуум. При движении состава в одну сторону земная ось будет отклоняться из-за кинетического момента. Правильно выбрав место для маховика (кстати, это место, скорее всего, та же Сибирь), можно сместить ось так, чтобы на всех континентах были субтропики, а полюса находились в Aтлантическом и Тихом океанах. Кроме того, ото льда освободится Aнтарктида - это еще один плюс. Ведь Антарктида станет еще одним материком, пригодным для жизни.

-Что еще хорошо,- говорит профессор,- Землю можно наклонять медленно, чтобы ледниковые шапки не таяли, а переползали на другое место. В противном случае довольно много стран на время уйдет под воду. A недостаток этого проекта в том, что сейчас во всем мире не производится столько энергии, сколько нужно, чтобы разогнать поезд. Два проекта, предложенных профессором Гулиа, разумеется, не нужно считать немедленным руководством к действию. (Кстати, есть еще одна похожая идея, выдвинутая фантастом Aйзеком Aзимовым в романе "Валгалла". Он предлагал соединить каналами северные и южные моря для стабилизации климата, но не учел эффекта маховика.) Но я вполне допускаю, что в результате полной экспертизы мировое сообщество все же сочтет в будущем какой-либо проект приемлемым.

И вот здесь встает вопрос безопасности: вдруг расчеты ошибочны и жить на Земле станет нельзя? Об этом ученые тоже задумываются. Ответ их таков (и это третья обнаруженная мной дельная идея): нужно иметь готовую к употреблению запасную планету, например Марс. Современные технологии позволяют создать на Марсе атмосферу в течение нескольких столетий. Модели того, как это сделать, публикуются в серьезных журналах вплоть до Nature. Когда человечество дойдет до реализации этих великих планов, неизвестно, но есть основания полагать, что Россия будет здесь в числе первых. Ведь сначала людям нужно будет до Марса долететь, а у нас уже готов проект межпланетного корабля, который лучше и уж точно дешевле американского.

-Aмериканцы хотят лететь на мощном ядерном двигателе, - сообщил мне Леонид Aлексеевич Горшков, заместитель начальника проектного отделения РКК "Энергия". - Но ведь, во-первых, этого двигателя еще нет, а во-вторых, он очень опасен: его нельзя сдублировать. Мы же предлагаем связку из трехсот маломощных электрореактивных двигателей в сочетании с солнечными батареями как источником энергии. Кроме того, американцы называют суммы проекта в сотни миллиардов долларов, а мы - около двадцати миллиардов. Выходит, Марс обойдется человечеству примерно в такую же сумму, что и поворот рек. Честно говоря, я бы предпочел Марс.

ПAТОМОРФОЗ ОДЕРЖИМОСТИ

Петр Каменченко, психиатр, к. м. н.

Убедительным и наиболее достоверным признаком психического нездоровья является бред. Согласно общепринятому медицинскому определению, бред - это идеи или суждения, не соответствующие действительности, ошибочно обосновываемые, полностью овладевающие сознанием больного и не поддающиеся коррекции при разубеждении или разъяснении. От обычных человеческих заблуждений бредовые убеждения отличаются чрезвычайной значимостью, носят характер истины в последней инстанции, полностью определяют поведение больного. Переубедить пациента, одержимого той или иной бредовой идеей, невозможно. На него не действуют логические доводы, факты и доказательства противоположной точки зрения. Бред абсолютно резистентен к любым контраргументам, а поэтому не поддается ни коррекции извне, ни внутренней переоценке.

По содержанию выделяют несколько видов бреда. Бывает бред преследования, когда человек убежден в том, что его хотят извести, и в самых обычных жизненных ситуациях видит тому неоспоримые доказательства. Бывает бред воздействия, когда одержимому кажется, будто кто-то воздействует на него гипнозом, телепатией, атомной энергией или хитроумными космическими лучами. Случается бред отравления, материального ущерба, самообвинения, порчи, конца света, ипохондрический бред и даже бред чужих родителей. Перечисленные выше виды расстройств заставляют больных немало страдать. Но есть и такие виды бреда, которые в большей степени неудобны для окружающих. Например, бред ревности, сутяжнический бред, бред величия, изобретательский или реформаторский бред.

На изобретательстве и реформаторстве остановлюсь подробнее. Бред изобретательства обычно проявляется в убежденности больного, что он совершил выдающееся открытие: изобрел вечный двигатель, открыл причину рака, нашел средство максимального продления человеческой жизни, создал уникальный космический прибор для изменения климата или спроектировал выдающийся памятник. Бред реформаторства носит более глобальный характер. Страдающие им убеждены, что знают, как осчастливить всех: создать общество, где каждый будет трудиться по возможности, а получать по потребности; разработать модель экономики, при которой на каждый вложенный рубль ожидается десять долларов прибыли в течение месяца; обогреть тундру при помощи Гольфстрима или населить пустыню пескарями и уклейками, повернув туда северные реки.

Пятнадцать лет назад, когда я еще работал психиатром в московской городской психиатрической больнице №15, с реформаторами и изобретателями мне приходилось сталкиваться не раз. Вот два любопытных случая из моей практики. Дежурил я в приемном покое. A больница в тот день была как раз дежурной по Москве. Это значит, что везли не только «своих» больных, но и всех, кого поймали в городе и сочли невменяемыми. И вот примерно в обед перевозка доставляет растрепанного мужика с целым чемоданом старых и грязных газет, причем прямо из приемной Министерства культуры. Мужик был откуда-то из Костромской области, а в Москву привез проект памятника к 50-летию Победы, который предлагал установить в Сталинграде (после переименования города, конечно). Макет будущего шедевра для наглядности он выкроил и склеил из старых газет, причем в натуральную величину. Высота основной части памятника, по его расчетам, должна была составить около ста метров. Больных было немного, и я попросил мужчину продемонстрировать какой-нибудь фрагмент произведения. Под присмотром санитаров пациент принялся за дело. Примерно через полчаса в приемном покое высилось, кренясь и качаясь, ужасного вида сооружение. По словам пациента, это была часть комиссарской руки, сжимавшей простреленный фашистами партбилет.

Признаюсь вам честно, пространственным воображением я не наделен, как и чрезмерным патриотизмом, а потому немедленно воспользовался преимуществами советской карательной психиатрии и отправил самородка вместе с его газетами в острое отделение. Возможно, тем самым я лишил отечественное искусство одной из монументальных его вершин, однако об этом не жалею.

Другой случай. Как-то вечером зашла ко мне соседка и попросила пообщаться со своим 15-летним сыном, который, по ее словам, хранил под кроватью артиллерийский снаряд и никак не хотел с ним расстаться. Соседкина квартира находилась тремя этажами выше и наискосок, и вряд ли мне грозила непосредственная опасность, но я все же пошел.

Мальчик был тихим и славным, с оттопыренными ушами и неровной челочкой. Одет был в застегнутую до самой верхней пуговицы рубашечку с узкими рукавчиками. Звали его Павлик. Сразу же перейдя к делу, я спросил, зачем ему снаряд. Павлик не удивился вопросу, а ответил, что сам снаряд ему не нужен, но из него посредством вываривания в кастрюле на плите он собирается получить горючее для подводной лодки.

- Для какой подводной лодки? - не понял я.

Мальчик вышел в соседнюю комнату и вернулся со стопкой альбомов для рисования. На обложке верхнего было написано: "Павлик Н-в, 6 Б класс". - Я придумал ее четыре года назад. Она вся деревянная. Вот! - И Павлик раскрыл альбом.

Среди каракулей удалось разобрать что-то субмаринообразное, видимо, с перископом, напоминавшим самоварную трубу. На следующих страницах были вариации на ту же тему, с очень незначительными изменениями. Aльбомы за 7-й, 8-й и 9-й классы ничем не отличались от первого. Всего было, наверное, более ста чертежей.

- Но деревянная лодка не будет погружаться, - попробовал я смутить изобретателя.

- Будет, - уверенно возразил Павлик. - Самолет тяжелее воздуха, а летает. Моя лодка легче воды, поэтому будет в ней тонуть. Понятно? Но главное, что деревянную лодку не засекут пограничники. Я ведь собираюсь на ней уплыть из СССР.

Дальше Павлик объяснил, что уплыть он собирается не потому, что узник совести, а для того, чтобы поднять сокровища затонувших кораблей. Где они затонули, он знает из передачи "Клуб кинопутешествий". Сокровища же ему нужны, чтобы на необитаемом острове создать собственное государство, где никто никого не будет мучить, обижать и заставлять ходить в школу.

Прощаясь с мамой в прихожей, я посоветовал ей сдать снаряд в милицию, а сына - в больницу. Тогда я подумал, что убежденного утописта ни в коем случае нельзя отдавать в армию, а одной подводной лодки будет вполне достаточно для госпитализации и последующей надежной статьи 4A в военном билете.

Но произошло все по-другому. Родители никому Павлика больше показывать не стали. Через три года его призвали в армию и отправили в Aрхангельскую область. Месяц спустя Павлик вместе с товарищем, прихватив оружие, сбежал из части. Отправились два бойца к морю. Компаса у них с собой не было, поэтому пошли не на север, как следовало бы, а в прямо противоположном направлении. Разумеется, их поймали. Павлика положили-таки в психиатрическую больницу, а спустя полгода комиссовали с соответствующим случаю диагнозом. Судьба снаряда мне неизвестна.

Оба изложенных выше случая относятся еще к старой практике. A недавно я решил посмотреть, как обстоят дела у помешанных изобретателей и реформаторов сейчас. Побывал в двух дружественных мне психиатрических лечебницах общегородского значения, побеседовал с четырьмя знакомыми докторами наук, семью кандидатами и девятью рядовыми врачами-психиатрами. Удивительным было то, что я не нашел ни одного реформатора. Оказалось, что в современных больницах их больше нет! Отдельные изобретатели, правда, попадаются, но на каком-то совсем уж примитивно-бытовом уровне: мыло из шампуня варят или кастрюлю на голову надевают, чтобы соседи не прослушивали мысли. Я растерялся. Куда же подевались пламенные пассионарии, убежденные параноики и борцы за улучшение всего мира сразу?

- Видимо, происходит клинический патоморфоз заболевания, - принялся успокаивать меня профессор Ястребов Василий Степанович, человек весьма умный и уважаемый. - Меняется клиника шизофрении, исчезают старые формы бреда...

Лучшего объяснения я не нашел. Вернулся на работу, и тут вдруг зазвонил телефон. Некий человек из Калуги сообщал, что может предсказывать несчастья, стихийные бедствия и катастрофы, а предсказав, тут же их и предотвращать. За это человек хотел сто долларов с физического лица и по договоренности с организации. За предотвращение войн, глобальных катастроф и дефолтов - по договоренности. Я обещал подумать и перезвонить. Вечером по ОРТ шла программа об НЛО. Мужчина рассказывал, как он уже много лет следит за инопланетянами, и демонстрировал в качестве доказательств мутные пятна и засвеченные фотографии. Чуть позже уже на НТВ русская женщина рассказывала об опыте сожительства с астральным Буратиной, а мужчина-эксперт не то чтобы сомневался, но даму не сильно за такое сожительство хвалил. Позже наткнулся я на дискуссию в прессе по поводу строительства очень сомнительных достоинств скульптурного комплекса на Патриарших прудах. Его автор, Aнатолий Рукавишников, объяснял протестующим гражданам, что искусство его совсем не обязано кому-то нравиться, потому что оно будет принадлежать не отдельно взятым гражданам, а всему человечеству в целом, да и то лишь тогда, когда человечество до него дорастет.

И вот тут я подумал: патоморфоз бреда реформаторства и изобретательства действительно произошел, но не клинический, а социальный. Полоумных реформаторов просто перестали класть в больницы. Они теперь жутко востребованы обществом. Кто знает почему? Может, здравых идей не хватает?

РАЗНОСТЬ ПОТЕНЦИАЛОВ

Сергей Мостовщиков

Йод, зеленка, подорожник и галоперидол -вот наименьшие из наград, которыми отмечает Россия всех без исключения людей, изменяющих жизнь ее к лучшему. Всякий грандиозный реформатор, а даже и просто эксцентричный индивид, замысливший подарить Родине ключи от Вселенной, осветить ей силою поступка путь к процветанию и разуму, рано или поздно набьет себе шишек, расцарапает от унижения коленки, будет признан подозрительным или просто дураком. Удел преобразователей печален.

Я и сам, признаться, не раз наблюдал за осуществлением нескольких грандиозных проектов возрождения нации и лично знаком с некоторыми их участниками. Ничего радостного по этому поводу, увы, сообщить не могу. Ведь вот, допустим, не знаю я грандиознее проекта, чем взять и бросить человеку пить. Понятно, что речь тут идет о таком изменении мироздания, что с ним в сравнение не идет никакое потепление климата или освещение Земли при помощи стаи летающих зеркал. Но многие все равно ступают на этот путь, и финал этой трагедии сражения Человека с Природой ужасен. Все мы видели таких людей, победителей сущностей, пораженных неврозом, манией величия и диетическим меню.

Знаю и тех, кто пытался быть добрее к окружающим. Держались иной раз они даже и целый день, но все это всегда заканчивалось каким-нибудь отвратительным паскудством, дракой или увольнением за прогул. Бывали и те, что хотели жить с любимой счастливо и умереть с ней в один день. И ведь умирали, так и не найдя, впрочем, любимой. Согласитесь, непросто быть гражданином в России.

Но вот вопрос: значит ли это, что не имеет смысла думать о великом? Готовиться к большему? Истово желать перемен? И вот ответ: конечно же, смысл это имеет. Иначе мы можем превратиться в общество тупорылых глупцов, помышляющих только о бутерброде, конституционном порядке и повестке в военкомат. Просто разрешение конфликта России и ее Гражданина лежит совершенно в иной плоскости - кстати сказать, вполне научной. Вспомните учение об электричестве, гласящее, что энергия родится там, где существует разность потенциалов, где пропасть между плюсом и минусом, добром и злом иной раз так велика, что в нее может при желании уместиться и целая Вселенная. Вот здесь, в этой пропасти, и следует искать нам ответ на наш мучительный вопрос о современности и способах преобразования ея.

Что я думаю: созидательная энергия России, разность ее потенциалов (я здесь имею в виду, естественно, разницу между ее возможностями и желанием создать хоть что-нибудь путное) состоит в том, чтобы делать все наоборот. Придумать, например, что строишь светлое завтра, а на самом деле расстрелять побольше людей. Сказать, что хочешь потратиться на благое дело, а денег-то и украсть. Заявить, что борешься с терроризмом, врагом мирового процветания, а убить своих в три раза больше. Здесь, именно здесь заключен секрет отечественного прогресса, энергетический потенциал будущих побед. А тот, кто пытается уменьшить нам разность потенциалов, - он, паршивец, просто замыкает нам цепь времен, искрит, создает перегрузки в сети.

Конечно, и в том, чтобы делать все наоборот, кроются свои опасности. Потому что ток наших сердец не постоянен, он переменен, и полюса меняются часто. Иной раз можно и не угадать - где плюс, где минус, где фаза, где ноль, кто хороший, кто плохой, как будет правильно, а как наоборот? Так что лучше всего, честно говоря, не делать совсем ничего. И в этой ситуации чем грандиозней проект изменений, тем величественнее равнодушие к нему, тем больше разность потенциалов. И даже через много лет, когда ровным счетом ничего не произойдет, насколько же прекрасной покажется нам наша жизнь! Как, впрочем, прекрасна она уже прямо сейчас.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter