Атлас
Войти  

Также по теме

Кроты и зайцы

  • 1320

Високосный год выдался у сотрудников милиции Московского метрополитена. Даже гаишников в этом году так не ругают, а об оборотнях в погонах из угрозыска почти забыли. А ведь подземным милиционерам, или, как их называют коллеги, «кротам», и без того нелегко. Работают в экстремальных условиях: в отсутствие солнечного света и свежего воздуха, в вечном шуме и в постоянном напряжении, связанном с необходимостью выявлять в толпе людей, склонных к терроризму.

«Проверками замучили, – сокрушается Николай, инспектор одного из отделов милиции метрополитена. – С начальством чехарда. В прокуратуру и беспеку (служба собственной безопасности. – А.Л.) затаскали. Корреспонденты покоя не дают. Психиатров прислали».

Еще весной студент Герман Галдецкий ополчился на «кротов» за то, что они якобы с девушками вольно обращаются. Студент, правда, скоро свое получил: кто-то выстрелил в него в упор. Но тут причастность подземных милиционеров не доказана. И вообще после случая с Галдецким руководство ГУВД Москвы нездоровый интерес журналистов к подземке осудило, потребовав очернительство органов прекратить.

Однако травля «кротов» продолжилась, особенно после того как 16 июня близ станции метро «Нахимовский проспект» был найден труп жителя Подмосковья. По версии следствия, его насмерть забил сотрудник 8-го отдела УВД на метрополитене сержант Сергей Басоргин. 25 июля возмущенные правозащитники и представители общественности провели рейд по проверке методов работы милиции на станциях «Киевская», «Комсомольская» и «Новослободская». Акцию пришлось предварительно согласовывать с властями, а потому застать милицию врасплох не удалось. Очевидцы утверждают, что в тот день стражи порядка учтиво раскланивались с кавказцами, помогали украинкам перетаскивать тяжелые сумки и заботливо поддерживали сходящих с эскалатора алкашей. Ни зверств, ни произвола, ни каких-либо недоразумений в тот день не отмечалось. Так что участники рейда даже умилились.

Но длилась идиллия недолго. Черным днем для «кротов» стало 31 июля. На дежурство по станции метро «Сокольники» вместе с двумя бойцами внутренних войск заступил сержант Борис Костров, сотрудник с пятилетним стажем. Около девяти часов вечера Костров пресек попытку двадцатилетнего таджика Рустама Байбекова пройти с другом через турникет по одному талону. Зайца задержали и препроводили в комнату милиции №13, где, судя по результату, в Байбекова, у которого не обнаружилось московской регистрации, был сделан выстрел из табельного оружия. Пуля попала в щеку, прошила челюсть и застряла в лопатке. Наряд патрульно-постовой службы обнаружил раненого на скамейке близ метро, куда, видимо, его поместили «кроты». В покушении на убийство обвиняется сержант Костров. Он находится в СИЗО «Матросская Тишина».

После нашумевшего случая с выстрелом в зайца руководство ГУВД Москвы перестало сетовать на очернительство и объявило о бескомпромиссной борьбе с безобразиями. Прежде всего зачистили начальство УВД метрополитена. Теперь идет комплексная проверка с тщательной внеочередной переаттестацией всего личного состава. Задействованы прокуратура, управление кадров и служба собственной безопасности. Мало того, к проверке привлечены лучшие специалисты центра психодиагностики ГУВД Москвы и МВД России, которые пытаются выяснить причины необычной жестокости «кротов».

Впрочем, причины начальству давно известны. Начальник ГУВД генерал-лейтенант Владимир Пронин распространил официальное заявление, в котором объяснил, что подземным милиционерам платят слишком мало, им не хватает света и воздуха, а пассажиров в метро, наоборот, в два раза больше, чем должно быть, и неудивительно, что желающих охранять общественный порядок под землей так мало. Некомплект, по словам генерал-лейтенанта, составляет 40%, и это притом что последние годы милиция активно привлекает кадры по лимиту из других регионов.

Иногородние ли идут работать в подземку или москвичи, одно ясно: кадры некачественные. По сведениям высокопоставленного сотрудника медицинского управления ГУВД, который попросил не называть его имени, уже 10 лет врачи и психологи нарушают собственные правила отбора кадров. Идя на поводу у кадровиков, врачи позволяют брать на работу людей с явными отклонениями. Под наблюдением психиатра находится около 500 милиционеров, имеющих право на ношение оружия. Кроме того, в самой милиции люди подвергаются естественному отбору. Самые способные идут в ведущие службы, где быстро становятся руководителями, а обозленные неудачники попадают в отстой, каким является милиция Московского метрополитена с ее тринадцатыми комнатами.

А ведь многие сотрудники милиции свои психические недуги скрывают, хотя со временем они только прогрессируют. Был случай, когда дежурным по отделению милиции, которому по роду службы доверены ключи от оружейной комнаты, долгое время работал майор, страдающий, во-первых, эпилепсией, а во-вторых, хроническим алкоголизмом. Однажды с майором на глазах у изумленных граждан, доставленных в милицию за совершение мелких правонарушений, произошел приступ – как раз когда он распахнул дверь в оружейку. Можно представить, как могли бы этим воспользоваться настоящие преступники.

Врачи, которые московских милиционеров лечат и хорошо своих пациентов знают, на входе в поликлинику ГУВД повесили объявление: «С оружием, в том числе с резиновыми палками, вход запрещен».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter