Атлас
Войти  

Также по теме

Курсы: сомелье

Сейчас мне кажется, что передо мной открыли новый мир, полный невероятных переживаний и запахов, который так же легко не заметить, как дверь в какой-нибудь особо закрытый клуб.

  • 6506


Иллюстрация: Тимофей Яржомбек/KunstGroup Pictures

Уже полчаса я сижу уткнувшись носом в бокал и пытаюсь поймать аромат чуть подсохших весенних листьев и благородного дыма на втором плане запахов белого совиньона из Франции. Я уже смог различить цедру лимона и нотки карамели, но подсохшая листва никак мне не дается. Становится не по себе от того, что окружающие меня люди понимающе кивают. Им можно, они профи. Мне ничего не остается делать, как кивать вместе с ними, хотя по взгляду преподавателя я ясно понимаю, какого он мнения о моих дегустаторских способностях. Я закрываю глаза, я пытаюсь очистить свою память от сотен сигарет, бутылок с кока-колой и еды из ближайшего фаст-фуда. Я закрываю глаза. Я чувствую главное: «покалывающее/резкое/кусающееся/кислотное/минеральное/легкое», и вдруг откуда-то из самой глубины моего сознания всплывает даже не запах, а воспоминание о запахе, о даче, о лете, о кустах сирени, о девочке, с которой мы собирали черную смородину. Вот он, этот запах тертых листьев смородины, именно его я так настойчиво пытался различить в вине. «Это нормально, — говорит Мишель Гарнеро, дегустатор, который ведет сегодняшнее занятие на курсах сомелье. — Человек всегда ассоциирует запахи с воспоминаниями или предметами. К примеру, когда мы говорим „сладкий“, что мы подразумеваем? Сахар и соль не имеют запаха, мы думаем о каком-то продукте, в котором почувствовали сладость, и с ним и ассоциируем этот запах». Со временем это должно пройти, и дегустатор, настоящий дегустатор, может научиться вызывать в памяти запах и вкус любого продукта.

Курсы дегустаторов проходят в здании компании Simple, занимающейся поставками вин. В комнате около двадцати человек, всем около тридцати лет, кто-то одет в строгие костюмы, кто-то в менее строгие, но все равно сразу понятно, что люди сюда пришли не для праздных бесед о высоком. На столе стоят шесть бутылок с вином, которое сегодня предстоит продегустировать. Три с белым, три с красным. В первом случае все они — совиньон одного года урожая, одной широты, но разных стран производства. Во втором — три абсолютно разных красных, среди которых предлагается угадать одно очень хорошее. Первое вино: преподаватель просит описать его платье (внешний вид и характеристики). «Желтое, с легким оттенком зеленого, блестящее, праздничное, жирное (признак консистенции, он определяется при взгляде на просвет через бокал, на фоне белого листа бумаги), хороший баланс кислотности и алкоголя, красивые ножки». Ножки — это следы, остающиеся от вина, стекающего по стенкам бокала; считается, что они должны быть тонкими и длинными. Во вкусе чувствуется кислотность, аромат груши, немного грейпфрута и где-то на заднем плане — не-знаю-как-это-называется-во-Франции — черемуха. «Вглядитесь еще, — говорит преподаватель, — в цвете еще есть оттенок серого и немного соломы, а после того как бокал будет осушен, в нем вы почувствуете легкий запах жасмина.

Сейчас мне кажется, что передо мной открыли новый мир, полный невероятных переживаний и запахов, который так же легко не заметить, как дверь в какой-нибудь особо закрытый клуб. Все, что говорит Мишель Гарнеро, я чувствую и сам, но только после того, как он обращает на что-то мое внимание. Смена вин. Если в предыдущем случае мы обсуждали каждое вино в отдельности, то сейчас надо попробовать все три подряд и потом вынести свой вердикт.

Слева от меня сидит девушка, всем своим видом показывающая, что она профессионал и понимает толк в настоящих напитках. В перерывах она ведет непринужденную беседу с преподавателем, в моменты дегустации громко восхищается вином. Второе вино она называет прекрасным, долго не хочет отпускать из рук бокал и восторгается его качествами. Вино Saint Joseph, Syrah 2003 года. Мне тоже кажется, что вино превосходное, у него долгое послевкусие, не очень резкий аромат, насыщенный цвет, все то, что, как мне казалось, и характеризует прекрасное вино. Выносим решение. Лучшее вино, по мнению Мишеля Гарнеро, третье — Cahors 2000 года из Сheateu Trignedina Malbec, — то, что понравилось мне меньше всего. «Это вино очень опасно, если дать его попробовать человеку, ничего не смыслящему в вине, он никогда больше не будет пить этот напиток. Второе же вино рекомендуется именно таким людям, простое, но благородное». Девушка явно приходит в замешательство. Дегустация заканчивается. Я выхожу на улицу с ощущением того, что мне только что заново подарили способность воспринимать запахи. Ради такого не жалко и бросить курить, пить кофе и есть шоколад, который для настоящего сомелье является запрещенным продуктом. Мне кажется, это лучше, чем йога и дыхательные упражнения. Курсы сомелье учат главному — вниманию к мелочам и умению понимать глубину. После двух месяцев можно научиться не только выбирать и заказывать правильные вина. Можно научиться говорить простым человеческим языком о том, что казалось невыразимым. А это многого стоит.

ГДЕ НАУЧАТ РАЗБИРАТЬСЯ В ВИНЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНО-КОНСУЛЬТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР «ЭНОТРИЯ»

Курс: 4 месяца, занятия пн-пт в дневное время — €1100. Интенсивный курс: 2 месяца, занятия пн-пт в дневное время — €650. Курс: 2 месяца (22 занятия), 2 раза в неделю в вечернее время — $450.

4-я Магистральная, 11, офис 6, 7, 799 51 24

ШКОЛА СОМЕЛЬЕ ПРИ «ГАЛЕРЕЕ ВИН»

Курс: 2,5 месяца, занятия в дневное время — €500.

Кутузовский просп., 1/7 (курсы проходят в здании гостиницы «Националь»), 771 34 71

ШКОЛА «ЛЕ СОМЕЛЬЕ»

Курс: 4 месяца, 40 занятий в утреннее и вечернее время — 33 000 р. Интенсивный курс: 1 месяц, пн-пт — 30 000 р. Интенсивный курс для непрофессионалов из 10 дегустаций: в вечернее время, занятия пн-пт или 2 раза в неделю — 25 000 р. Курс для начинающих: 3 дня, занятия в вечернее время — 3000 р.

Смоленская, 5, 505 67 09

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter