Атлас
Войти  

Также по теме

Люди в будках

  • 2502

Фотографии: Ксения Колесникова

Славик, оператор аттракционов, ВВЦ, луна-парк

«Это не будка, а операторская! Мне не тесно, хотя неудобно — по правилам безопасности сидеть нельзя. А стулья стоят на случай, если кому-то от катания плохо станет. Я не только аттракцион запускаю, но еще и музыку ставлю. У меня тут много дисков — сборники музыкальные, «Дискотека «Авария». Зимой работаю на катке неподалеку».

Людмила Фролова, сотрудник киоска Мосгорсправки, выход из м. «ВДНХ»

«Очень тесно здесь. Мне тяжело было привыкать. У нас много техники, и надо с ней разбираться — ксерокс, терминал оплаты, банкомат. Конечно, банкомат обслуживают сотрудники банка, но мы его обязаны содержать в чистоте. В таком маленьком киоске трудно что-то обустроить, я только крючки для одежды повесила, шторки, иконы принесла. Но зато работа с людьми, а я без этого не могу. Если есть свободное время, я просматриваю справочники, карту района, маршруты транспорта, ближайшие ­гости­ницы, чтобы, если клиенты спрашивают, быстрее им отвечать, не копаться».

Лидия Николаева, билетный кассир, киоск по продаже билетов на наземный транспорт, м. «Измайловская»

«Я здесь 4 года работаю, до этого тоже в кабинке сидела — в метро, дежурной по станции. 13 лет там отработала. Я бы нигде больше не хотела работать. Мы с моей сменщицей решили эту будку украсить, чтобы все смотрели и радовались. Вот наклеили фотообои, искусственные цветы развесили, а шторки сделали из ленты от магнитофонных кассет. Многие, когда подходят покупать билет, прямо ахают: «Как у вас красиво!» И сама я тоже всегда стараюсь хорошо вы­глядеть, чтобы пассажиров не пугать. Мужчины иногда пытаются знакомиться, но я им отвечаю, что замужем. Некоторые не отчаиваются, на следующий день снова приходят».

Елена Попова, сотрудница частного охранного предприятия, стоянка у жилого дома, Мясницкая улица

«У меня есть все что нужно: лежанка, радио, телевизор внизу стоит, чайник, зеркало. А фотографии Райкина сменщик повесил — он его поклонник. Иконки тоже его. Все спрашивают, не страшно ли мне. А я люблю экстремальные ощущения, чувство опасности. Хулиганов не боюсь — как-то пришли пьяные ребята, начали буянить, я с ними поговорила, разложила все по полочкам, объяснила, что не надо так себя вести, и они ушли».

Наталья Плескач, кассир, туалет возле м. «Чистые пруды»

«Я приехала из Краснодара, там была старшей медсестрой в больнице. Платили мало, а у меня двое сыновей, и с мужем я в разводе. Пришлось уехать в Москву. На родине почти никто не знает, кем я работаю, только сыновья. Но они меня не стыдятся, понимают, что я для них стараюсь. Тут не тесно, но бывает очень холодно. Когда я первый раз на рабочее место пришла, здесь было ужасно. Я выбросила все, повесила шторки для ванной, кашпо, статуэтки принесла. Мы иногда с напарницами розы себе покупаем, а иногда дарят. Недавно один мужчина букет подарил, сказал, что я на его девушку похожа. Когда посетителей нет, я или читаю, или стихи пишу. Они, конечно, про любовь, многие бывшему мужу посвящены».

Валентина Морозова, кассир, театральная касса Московской дирекции театрально-концертных касс, около дома №6 по Тверской

«Я в жизни никогда не сидела на окладе — всегда искала работу, где результат зависит только от меня. Рабочий день в 10 начинается, но я прихожу часа на 2 раньше. Нужно развесить афиши, посмотреть репертуар на ближайшие дни, чтобы быстро на вопросы клиентов отвечать. Люди мне не надоедают. Если клиентов нет, я беру микрофон и делаю объявления по громкой связи. Некоторые кассиры этого стесняются, а зря. Часто театры приглашают нас на свои премьеры. Мне здесь не тесно, и вообще к комфорту нет претензий. Главное — содержать свое рабочее место в чистоте. После смены убираюсь. Иногда пишу стихи о своей работе».

Галина Малашенко, дежурная по эскалатору, монорельсовая ­транспортная система, станция «Улица Сергея Эйзенштейна»

«Совсем не тесно, во-первых, будка прозрачная, во-вторых, я всегда могу выйти. Тут все есть — вентилятор, часы. Правда, от себя ничего принести нельзя — ни календарь, ни фотографии, ни радио. И читать нельзя. Это отвлекает, а мы должны наблюдать за порядком. Хотя некоторые радио в сумку прячут и слушают. Зато у нас на станции цветов много, красиво. Я раньше в Интуристе работала, знаю немецкий язык. Тут у нас туристов много, иногда что-то спрашивают, я всегда отвечаю. Это под землей дежурные по эскалатору спра­вок не дают, а мы даем. Многие пытаются без билета пройти, но я никого не пускаю. Сначала говорят, что денег нет, а потом идут и билет покупают. Так что я им не верю. У кого сейчас нет денег на билет?»

Абдулгани, сапожник, киоск «Чистка и ремонт обуви», угол Тверской и Камергерского переулка

«Я здесь 4 года, приехал из Узбекистана. Там я сам делал обувь на заказ. У нас здесь в основном материалы для ремонта, из личных вещей — коврик, чтобы сидеть удобно было. Я его из Узбекистана привез. Когда работы нет, читаю газету «Твой день» — очень интересная!»
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter