Атлас
Войти  

Также по теме

Максим Дударев: как я покупал ЮКОС


  • 4973
PhotoXPress.ru_858045_red.jpg
Аукцион по продаже активов ЮКОСа

Еще одна удивительная история в жанре «от тюрьмы и от сумы». 20 октября суд будет рассматривать прошение об УДО Максима Дударева – бывшего помощника Бориса Грызлова, успешного 30-летнего члена «Единой России», который теперь сидит в исправительной колонии № 2 Тульской области за мошенничество в особо крупном размере. История про мошенничество довольно мутная, но дело не в ней, а в том, что Дударев в 2004 году участвовал в аукционе по продаже части ЮКОСа никому не известной компании «Байкалфинансгруп». И теперь, поняв, что вытаскивать из тюрьмы его никто не собирается, Дударев хочет торгануть информацией, сдав бенефициаров аукциона, то есть тех, кого в свое время не сдал даже Путин. По этому поводу он дал интервью радио «Свобода», и это, безусловно, яркий документ эпохи.

«— Когда вы поняли, что хотите рассказать об аукционе по продаже активов «Юганскнефтегаза»?

— Это накипело давно. В последнее время сама система ополчилась на меня. Как бывший чиновник я ожидал поддержки от системы, на которую работал. Но происходит обратное. Мне кажется, что от меня пытаются избавиться физически или пытаются сделать так, чтобы я свел счеты с жизнью. В колонии я работал, получал поощрения, проходил все социальные лифты, предусмотренные ФСИН. В законном порядке подал ходатайство об УДО. А меня лишили возможности работать, влепили выговор, пытаются посадить в ШИЗО, местный отдел оперативной работы натравливает на меня блатных. Тысяч на 800 рублей я сделал ремонт в колонии. Один раз задержал очередной перевод денег на ремонт, и меня закрыли в ШИЗО на 31 день. Я пытаюсь освободиться, хожу в библиотеку, делаю ремонты, работаю на благо колонии – действую как бывший чиновник. Я готов и хочу работать. Но в связи с тем, что работать мне не дают, моя характеристика может быть отрицательной.


<...>

– Вы участвовали в аукционе по продаже активов ЮКОСа в декабре 2004 года?

– Да. Это была чистой воды фикция.

– Почему? Что вас насторожило?

– Насторожил приказной характер этого аукциона. Думаю, если я назову фамилию крупного вице-премьера, который тогда им не был, моя жизнь превратится в полный кошмар… 

<...>

– Кто был бенефициаром?

– Не хотел бы на эту тему говорить. Я просто боюсь за свою жизнь. Я прошу публичности. Я просто хочу выйти. Я просидел большую часть срока. Обращаться к этому государству уже бессмысленно, и я обращаюсь к СМИ…

– Вы пожалели, что участвовали в аукционе?

– Конечно, да. Но в этой стране непонятно, о чем жалеть. Я уже пожалел о том, что работал госслужащим. Когда долго сидишь, понимаешь: лучше бы я был бизнесменом в какой-нибудь стране третьего мира, чем работал на это государство.»




 




 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter