Атлас
Войти  

Также по теме

Куда приводят марши

В этом году в Москве запланирован десятый «Русский марш». Его организаторы без воодушевления и энтузиазма готовятся к юбилею своего главного мероприятия. В 2014 году прошел самый малочисленный «Русский марш» за всю историю шествия, прогнозы на этот год ещё более пессимистичные. Год назад в провластном шествии 4 ноября участвовало порядка 75 тысяч человек – день народного единства Кремль постепенно возвращает себе. Как официальный государственный праздник превратился в день нациста и почему ультраправые постепенно теряют свое влияние в этот день, разбирался БГ.

  • 27804
Русский марш в Люблине / Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Русский марш в Люблине / Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Правый, потом русский

День народного единства, посвященный событиям Смутного времени, появился в 2005 году. Смыслом введения выходного дня 4 ноября была отмена выходного 7 ноября. Учрежденный в честь Октябрьской революции 1917 года праздник сделали обычным рабочим днем, но, как выяснил БГ, активисты коммунистических организаций ностальгии по этому поводу не испытывают.

«Народ, как свидетельствуют опросы, кладет с прибором на это народное единство. Для миллионов людей, в основном старшего возраста, но и для части молодежи настоящим праздником остается 7 ноября», — считает Алексей Сахнин, близкий соратник Сергея Удальцова и активист «Левого фронта», вынужденный эмигрировать в Швецию из-за преследований в России. По мнению редактора Openleft.ru Ильи Будрайтскиса, отмена выходного 7 ноября сделала левые демонстрации даже «чуть лучше» — они теперь привлекают только тех, кто желает отметить очередную годовщину Октябрьской революции, а не заявить о себе на массовом мероприятии в выходной день.

Хотя новый праздник был утвержден ещё в конце 2004, к ноябрю 2005 власти не подготовились и по-настоящему массового мероприятия не провели. Лояльный властям Евразийский союз молодежи заявил «Правый марш», к которому присоединились гораздо более многочисленные и радикальные ультраправые группы. В итоге многотысячное шествие затмило все провластные мероприятия. На следующий день шествие стало называться «Русским маршем», а евразийцы потеряли контроль над ним.

«Русский марш» символизировал выход в публичную политику на тот момент новых групп — ныне запрещенного Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) и проектов бывших наци-скинхедов, пытавшихся действовать за пределами своей субкультуры (ныне запрещенное Национал-Социалистическое Общество, «Русский образ» и другие). В середине нулевых массовые демонстрации — если речь не шла о сгоне бюджетников или студентов — в Москве были в диковинку, поэтому многотысячные ежегодные яркие акции с ксенофобскими лозунгами и агрессивной молодежью приковывали к себе внимание СМИ.

«Русские марши» были настоящими «праздниками непослушания». Там, где маршировали ультраправые, можно было видеть автобусы с ОМОНом, грузовики с солдатами внутренних войск и обязательный вертолет, парящий в небе над шествием. А когда акцию согласовывали на набережных Москвы, по холодную мутной речной воде рассекали полицейские катера.


4 ноября до и после «Русских маршей» нередко происходили избиения людей неславянской внешности

Полицейские на «Русских маршах» терпели почти всё, опасаясь беспорядков, которые могли бы устроить участники шествия и практически не обращали внимания на агрессивное поведение крупных мужчин в нарядах казаков, язычников, бритоголовых в мундирах, похожих на эсэовские и футбольных хулиганов в дорогой спортивной одежде. Поэтому группа нацистов, пьющая из горла водку в трех метрах от полицейских, была вполне обыденной картиной для 4 ноября. На маршах появлялись самые радикальные флаги — вплоть до знамен НСДАП со свастикой, а кричалка «Аллах ****** [гомосексуал — БГ], Москва — не Кавказ» была не самой экстремистской.

Уголовное дело за лозунги на «Русском марше» завели только в нынешнем году по итогу марша 2014 года — мероприятие значительно потеряло в численности, и теперь его уже не так боятся власти.

4 ноября до и после «Русских маршей» нередко происходили избиения людей неславянской внешности, диаспоры выпускали обращения к своим землякам с призывом воздержаться от прогулок по Москве в этот день, полиция работала в усиленном режиме.

Русский марш в Люблине / Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Русский марш в Люблине / Фото: Агентство городских новостей «Москва»

От петард до спойлеров

«Предварительно были закуплены мощные петарды, поскольку в десяток человек прыгать на правых было бесполезно», — вспоминает Матвей атаку на первый марш в 2005 году. Вместе с группой друзей 10 лет назад он ушел из Авангарда Красной Молодежи Сергея Удальцова и присоединился к антифашистам. Несколько шрамов, погашенная судимость и прочий экстремальный жизненный опыт вроде попадания под обстрел из травматического пистолета, переделанного в боевой — такова цена политического выбора Матвея.

«Не знаю, в каком именно месте маршрута марша это было, был какой-то переулок, находящийся на возвышении от места шествия, — продолжает он.

После того, как антифа закидали неонацистов пиротехникой, в погоню за активистами бросились ОМОНовцы. Из-за непродуманности плана отхода основная часть активистов попала в тупик.

«Ну дальше что - сначала избили дубинками, потом провели с руками за голову до милицейского ПАЗика, попутно избивая, потом избивали в автобусе. Ну а потом в автобус посадили еще и задержанных за что-то наци. Всех отвезли в отделение, там уже рассортировали. Несовершеннолетних отдали родителям, остальных допрашивали, били, угрожали, затем отвезли в другое отделение, где продержали сутки в камере. Потом вывезли на суд, в итоге мелкое хулиганство со штрафом. В освобождении тогда большую роль сыграл член президиума ЦК КПРФ Борис Кашин», — описал Матвей для БГ единственную за десять лет открытую попытку помешать «Русскому маршу» в Москве.


«избили дубинками, потом провели с руками за голову до милицейского ПАЗика, попутно избивая»

В 2006 в Санкт-Петербурге антифашистам удалось сорвать «Русский марш», спровоцировав столкновения с неонацистами. В Москве же антифа предпочитали нападать на участников марша 4 ноября на улицах, во дворах, в метро и электричках до и после него. Самым резонансным таким инцидентом стало нападение антифа на концерт ультраправых музыкальных групп в клубе «Ниагара» в 2006 году. Тогда при невыясненных обстоятельствах травмы головы получила студентка МГУ Полина Сидорова. После этого депутат Госдумы Виктор Алкснис отправил в правоохранительные органы запрос с требованием ликвидировать антифа как «организованную экстремистскую группу».

О внутренней кухне «Русского марша» дают представления и уголовные дела, связанные с Боевой организацией русских националистов. Из них стало известно, что наци достаточно серьезно воспринимали угрозы атак со стороны оппонентов и продумывали меры безопасности для основных фигур шествий. Антифашиста Ивана «Костолома» Хуторского расстреляли в собственном подъезде в 2009 году не в последнюю очередь из-за того, что его считали организатором нападений на «Русские марши».

Из тех же уголовных дел известно, что ныне получивший пожизненное экс-лидер «Русского образа» Илья Горячев получал поддержку от властей во многом затем, чтобы взять под контроль «Русские марши». Власти хотели видеть их организатором лояльного Кремлю ультраправого политика. Тактика запретов «Русских маршей» пока себя не оправдала. В 2008 году запрет на шествие ныне запрещенной ДПНИ спровоцировал столкновения ОМОНа с неонацистами на Арбате.

Русский марш в Люблине / Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Русский марш в Люблине / Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Угасание

Когда в 2011–2012 годах в Москве начались массовые протесты, националисты оказались на их обочине. Крупнейшие «белоленточные» митинги собирали в несколько раз больше участников, чем самые удачные «Русские марши». Выяснилось, что митинговать могут не только экстравагантные радикалы в модной милитари-одежде, но и обычные горожане.

Кроме того, тему мигрантов эксплуатируют уже практически все политические группы в России, и неонаци попросту теряются в большом количестве желающих окончательно решить вопрос с мигрантами. Политические репрессии, нарастающие от месяца к месяцу, также нанесли серьезный урон националистам. Летом 2014 года во время боевых действий на Донбассе националисты, недавно вместе маршировавшие, записывались добровольцами и в «народные республики», и в украинские батальоны. Тем, кто недавно друг друга убивал, митинговать вместе также непросто.

В этом году в Москве будет три «Русских марша» — на Октябрьском поле митингуют сторонники полковника Владимира Квачкова, остатки партии «Великая Россия» и други. Присоединиться к более крупному «Русскому маршу» в Люблино им мешает убежденность, что он находится под контролем либералов.

На марше в Люблино будет как колонна сторонников ДНР и ЛНР, так и колонна «За Киевскую Русь». Но такой плюрализм устраивает не всех. Известный правый публицист Константин Крылов заявил БГ, что его Национал-Демократическая Партия вообще не будет 4 ноября в Москве митинговать, дабы не иметь ничего общего с «заукраинцами».


«Раньше марши националистов нас интересовали, теперь вряд ли будем освещать»,

Брат ныне находящегося в тюрьме одного из лидеров националистов Александра Поткина, использующий псевдоним Владимир Басманов — политэмигрант, но один из координаторов «Русских маршей» по всей России. Басманов заявил БГ, что надеется, что на «Русский марш» в Москве придет «не меньше, чем на последнюю акцию Навального».

Недалеко от метро «Цветной бульвар» пройдет акция «Русский марш за русский мир» — организаторы марша в Люблино считают, что это спойлерское мероприятие Кремля. Один из организаторов шествия «за Русский мир»- Александр Босых. Босых получил известность во время процесса над Pussy Riot, когда ударил одну из их сторонниц девушек. Он входил в руководство партии «Родина», неоднократно участвовал в мероприятиях Общественной палаты, посвященных межнациональным проблемам. Босых не скрывал свой богатый бритоголовый бэкграунд.

Босых рассказал БГ, что ушел с руководящих постов в «Родине», а государственная межнациональная политика сейчас, по его мнению, изменилась в худшую сторону — из-за сложной внешнеполитической обстановки.

Босых говорит, что «Русский марш за русский мир» делают люди, ранее известные участием в «Русских пробежках». Организаторы акции считают, что «Русский марш» должен быть не протестным, а позитивным и созидательным мероприятием. Однако в этот раз вряд ли ультраправые смогут удостоиться внимания журналистов.

«Раньше марши националистов нас интересовали, теперь вряд ли будем освещать», — говорит Николя Милетич, директор бюро России и стран СНГ агентства «Франс пресс».

«Не хочу. Надоело мне все это. Надоели дрязги, расколы, конфликты. Я даже уже запутался в том, кто и какой «Русский марш» проводит», — отвечает БГ известный ультраправый политик и политэмигрант Даниил Константинов на просьбу дать комментарий о «Русском марше» в этом году.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter