Атлас
Войти  

Также по теме

«В отличие от России в Германии нет законов, защищающих детей. Поэтому с подростками можно говорить о гомосексуальности, насилии, алкогольных проблемах родителей»

Немецкий писатель Мартин Шойбле, автор книги «Джихад: террористами не рождаются», представил на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction подростковую антиутопию «Сканеры» о будущем цифрового мира в 2035 году. Книга написана от имени Роберта Зоннтага (отсылка к главному герою антиутопии Рея Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» Гаю Монтэгу), родившегося в 2010 году и сканирующего для главной корпорации «Ультрасеть» книги под лозунгом «Все знания — каждому! Всегда и бесплатно!». В мире Роберта все носят цифровые очки, развлечения — преимущественно цифровые, романтические отношения возможны только при совпадении профайла на специальных сайтах знакомств, а еда представляет собой кашицу с ароматизаторами. БГ поговорил с Мартином Шойбле о будущем цифрового мира, онлайн-общении и терроризме

  • 4710
Мартин Шойбле

fuеnfbuесher.de

— Почему действие вашей книги разворачивается в 2035 году?

— Главный герой — Роберт Зоннтаг — родился в 2010 году, как и мой старший сын. Мне хотелось представить, как может выглядеть его будущее.


— В «Сканерах» очень много отсылок к антиутопии Рея Брэдбери «451 градус по Фаренгейту». Даже сюжет и главная мысль очень похожи. Почему вы решили написать эту книгу, ведь Брэдбери, кажется, уже все сказал?

— Эта история — не новое изложение Брэдбери. Это попытка рассказать юношеской аудитории о том, какие последствия может повлечь постоянное использование компьютера и интернета. Жанр антиутопии я выбрал потому, что это хорошая возможность критиковать также и нашу реальность. Для меня лично важно было подумать, как интернет, компьютеры, смартфоны и все, что есть в современном мире, будет развиваться в будущем.


— Почему вы считаете, что в будущем нас ждет тоталитарный режим, когда одна цифровая корпорация будет контролировать все информационное пространство?

— Большие концерны становятся все больше. Информационные концерны вроде Google становятся лидерами отрасли и начинают определять при помощи поисковой машины, что мы видим и чего не видим. Они знают нас лучше, чем мы их: они знают, что и как мы ищем, кто мы такие. Границы приватности стираются, человек и его жизнь становятся прозрачны. Все большую часть жизни люди проживают в интернете. Там же знакомятся и начинают дружить. У некоторых онлайн-коммуникация занимает больше времени, чем живое общение. Так что, возможно, в некоторой степени техника контролирует нас больше, чем мы ее.


— В вашей книге есть длинный диалог, основная мысль которого направлена против появления в Cети пиратских копий книг.

— Если все книги будут бесплатны, то люди, которые их пишут и издают, не будут зарабатывать. А если так, то книг не станет. Сейчас есть тенденция к увеличению количества электронных книг, особенно в США. Некоторые книги даже не печатаются, а сразу доступны онлайн. Проблема с электронными книгами в том, что их очень легко копировать.


— Российскому читателю вы стали известны после публикации книги «Джихад: террористами не рождаются», написанной для старшеклассников. В ней рассказывается о жизни двух мальчиков — палестинца Саида и немца Даниеля, ставших террористами. Как вы заинтересовались проблемой?

— Когда в Германии шел суд над Даниелем, мы узнали о том, сколько полицейских участвовало в операции, как происходило задержание, сколько было томов обвинения, какой срок он получил. Но никто не спрашивал о детстве и юности террориста, его жизни.

Меня всегда интересовало, как люди становятся радикалами. И мне стало любопытно, что подвигло Даниеля пойти на убийство людей. Простого ответа здесь нет. Понять это можно, только если начать с раннего детства. Вообще эта книга не про всех немцев, не про всех палестинцев, даже не про мусульман или джихадистов — только про Саида и Даниеля.


— Мне показалось, что вы сочувствуете своим героям.

— Я хотел беспристрастно описать историю двух людей. Для меня важно было показать их будни. И если в читателе просыпается жалость, то это дело читателя. Я уверен, что есть люди, которые прочтут книгу иначе. Меня в Германии критиковали как раз за то, что я не высказываю мнения по вопросу. К примеру, когда я описываю детство Саида и говорю, что он в 11 лет пошел работать, то многие пожалеют, что ребенку пришлось бросить школу, чтобы помогать семье, но будут и те, кто скажет: сам виноват.


— В конце книги есть сцена, когда немецкие школьники приходят на экскурсию в мечеть, которую посещал Даниель, и спрашивают, где находится помещение для боевой подготовки.

— Поступок Даниеля очень повредил многим мусульманам в Германии. Каждая религия, каждая идеология таит в себе опасность радикализации. И всегда есть люди, которые склонны к буквальному восприятию текстов и к радикализации. Так что для меня радикализм — это феномен, через который проходят все религии.


— Как вы считаете, нужно ли говорить с подростками о терроризме?

— В отличие от России в Германии нет законов, защищающих детей. Поэтому с подростками можно говорить о гомосексуальности, насилии, алкогольных проблемах родителей, насилии в семье, в том числе и сексуального характера. Это темы, с которыми подростки сталкиваются в обычной жизни, они видят это по телевизору, на улицах, в интернете, в компьютерных играх. Подростков нельзя оставлять наедине с этими сложными темами, нельзя их бросать. Нужно помочь им понять мир лучше. Подростки достаточно умны и все понимают, они сами ищут ответы на сложные вопросы. И кому надо, тот найдет. Мне кажется, обсуждение эффективнее, чем табу.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter