Атлас
Войти  

Также по теме

Мэр вашему дому

Лазерная пушка для сбивания сосулек, стеклянные улицы и налог на шипованную резину, дирижабли для борьбы с пробками и пасеки во всех московских парках. Это только кажется, что мэр Москвы может все. БГ собрал нереализованные планы Лужкова-мэра и Лужкова-политика и попытался понять, что помешало их реализовать

  • 6409
Городские идеи Лужкова
Федеральные идеи Юрия Лужкова
Лужков-изобретатель

01. Лазерные пушки для сбивания сосулек

«В скором будущем сосульки и ледяной налет на московских домах будут сбивать лазерными установками. Сейчас в Москве ведутся разработки специальных лазерных и механических приборов для борьбы с сосульками», — это заявление Юрий Лужков сделал на заседании московского правительства 2 октября 2001 года. Примерно в 13.30 это сообщение появилось на ленте Интерфакса. «Гиперболоид Лужкова», с помощью которого планировалось очистить от сосулек московские крыши, должен был пройти испытания и поступить на вооружение столичных дворников в течение следующей зимней кампании, в декабре-январе 2002 года.

С помощью новейшей техники мэр собирался исключить несчастные случаи, связанные с падением сосулек, от которых «ежегодно гибнет от 4 до 7 человек». Лазерное оружие дворников, если бы оно оказалось эффективным, могло стать российским ноу-хау в области ЖКХ — в мире подобные разработки не велись.

На внедрение антисосулечного оружия было потрачено около полумиллиона долларов. В прессе несколько раз проскальзывали сообщения о демонстрации лазерной установки. В интервью «Комсомольской правде» (от 27.10.2003) тогдашний руководитель Департамента ЖКХ Николай Павлов рассказал об испытании лазера в Академии коммунального хозяйства. «Пока этой пушкой отпилишь одну сосульку, пройдет час», — с недовольством резюмировал чиновник. Видимо, конструкторам так и не удалось увеличить мощность лазерного луча: после этого заявления о лазерной пушке почти не вспоминали.

02. Пчелиные пасеки в столичных парках

«Вот вы все о белках, о птичках. А у нас в городе большое количество лесных массивов — и ни одной пчелки нет. В лесных массивах столицы они нужны не для сбора меда, а для опыления растений». Это заявление Юрий Лужков сделал 16 декабря 2003 года.

Мэр предложил организовать в столичных парках передвижные пасеки. Подробнее об идее Лужкова рассказал президент Российского союза пчеловодов Арнольд Бутов, часто консультирующий мэра по пчелиным вопросам.

В московских лесопарках предполагалось поселить 150—200 пчелиных семей. В среднем одна семья насчитывает до 50 тысяч пчел. Таким образом, только в Коломенском парке должно было расселиться более миллиона пчел.

В 2005 году в парке Кузьминки была открыта первая показательная пасека, которая через год превратилась в Музей меда. Перед входом установили памятник пчеле Кузе. Послушать лекции о пчеловодстве сюда стали водить школьников.

В других парках эксперимент не пошел. Большинство экологов сходятся во мнении, что содержание больших пчелиных семей в мегаполисе опасно для людей, те же шмели опыляют растения лучше.

03. Монорельс

«Разработанный в Москве проект значительно лучше западных аналогов. Во-первых, свое. Есть и преимущества: никому не мешает, бесшумен, симпатичен, экологичен», — заявил Юрий Лужков во время экспериментальной поездки на монорельсе 23 октября 2003 года.

По задумке городских властей монорельс должен был стать популярным видом общественного транспорта и разгрузить пробки.

Запустить первую монорельсовую дорогу собирались к декабрю. Потом решили начать движение в январе 2004-го. Но на зимних испытаниях поезд оказался непригодным к нашим условиям. Он упорно буксовал по обледенелому металлу. После решения этих проблем монорельс был пущен в экскурсионном режиме, два с лишним года спустя — в рабочем.

Проблемы проекта налицо: дорога может перевозить очень мало пассажиров — примерно по 200 человек в поезде. Интервалы большие — около 15 минут. Кроме того, ветка монорельса от метро «Тимирязевская» до «ВДНХ» очень неудачно расположена географически: от станции «ВДНХ» до монорельса около 300 метров.

Монорельс очень убыточен. В бюджете 2008 года на его содержание выделено 500 млн рублей. Всего же на постройку линии и разработку подвижного состава было израсходовано более 200 млн долларов из городского бюджета. Трамвай обошелся бы в десятки раз дешевле.

В итоге первая ветка монорельса так и осталась единственной. Другие две ветки (вокруг ВВЦ и по территории Москвы-Сити) пока существуют только в виде неясных планов.

04. Электромобили

1 апреля 2008 года на заседании правительства Москвы Юрий Лужков пообещал, что вскоре на дорогах Москвы появится несколько сотен грузовиков и автобусов на электротяге, в городе будут сооружены заправки с розетками для подзарядки аккумуляторов, а для покупателей электромобилей, возможно, введут налоговые льготы. Кроме того, мэр порекомендовал не закупать за рубежом дорогую технику, а собирать отечественные электромобили на базе «газелей» и «бычков».

При всей правильности и современности идеи эксперты не верят в скорую реализацию этих планов. Во-первых, электромобили по прежнему раза в два дороже обыкновенных. А во-вторых, их пока нельзя поставить на учет в ГИБДД.

Кстати говоря, Лужков вспоминает про электромобили не первый раз. В конце 1990-х столичная мэрия взялась разрабатывать целое семейство чистых электромобилей и автобусов. Тогда эксперимент заглох во многом из-за технических проблем. На одной зарядке электроавтобусы «Лужок» и «Корнет», изготовленные на орехово-зуевском предприятии «Комтранс», проезжали около 60 км, а чтобы полностью восстановить батареи, им требовалось 6 часов.

05. Патрулирование на дирижаблях

В 2002 году воздухоплавательный центр «Авгур» получил заказ от столичной мэрии на изготовление 5 воздухоплавательных аппаратов, с помощью которых инспекторы ГИБДД должны были наблюдать за столичными пробками. Два пилотируемых дирижабля Au-12 и три привязных аэростата «Барс» должны были передать в ГУВД к концу 2003 года. Строительство летательных аппаратов обошлось городу в 2,5 миллиона долларов.

Первый раз воздушный спецтранспорт общественность увидела только в августе 2004-го. Au-12 поднялся в воздух только на один метр. Взлететь выше дирижабль не смог. В небе над столицей он появлялся только однажды — в день празднования 860-летия города.

Идея полетов над Москвой сдулась во многом из-за бюрократических препон. Согласно федеральному законодательству, полеты над Москвой разрешены только воздушным судам МЧС, МВД, ФСБ и государственной авиакомпании «Россия», и то при наличии специального разрешения. Свои визы на разрешении ставят ФСО, ФСБ, Генштаб Минобороны и столичное правительство. Только собрав все эти бумаги, можно получить разрешение на разовый полет, указав в сопроводительных документах цель и маршрут.

Признал неудачу проекта и сам Юрий Лужков: «Я думал, что с воздуха сможем решить транспортные проблемы. Вам уже выдано все — вплоть до дирижаблей и вертолетов, а ситуация на дорогах не меняется» — так мэр обратился к столичным автоинспекторам на заседании московского правительства 11 июня 2006 года.

06. Отказ от хлорки

«Москва в относительно короткие сроки планирует перейти на озонирование питьевой воды при очистке вместо хлорирования». Об этом Юрий Лужков сообщил 13 февраля 2008 года на совещании в Госдуме, посвященном проблемам чистой воды. Переход был бы очень кстати: хлорирование ведет к крайне серьезным негативным последствиям, в том числе влияет на увеличение числа онкологических заболеваний. Однако сегодня озонирующая установка работает только на одной станции водоочистки. Оказалось, что полностью от хлорирования отказаться нельзя из-за изношенных водопроводных труб, которые способствуют развитию негативных бактериальных процессов. Проще говоря, попадая в ржавые трубы, чистая озонированная вода тут же становится опасной для питья. Чтобы озонирование стало доступно всем горожанам, надо поменять 70% водопроводных труб в Москве. Пока же в столице ежегодно меняют по 1,5% труб.

07. Подводные гаражи

«Хотим мы этого или нет, но в центре наши паркинги должны опуститься под землю. Причем не только под землю, но и под воду. Необходимо построить такой паркинг под этой протокой, которая идет в центре параллельно Москве-реке», — заявил Лужков 25 июля 2004 года на заседании столичного правительства.

В 2006 году мэрия разработала концепцию строительства нескольких подводных гаражей. Первая стоянка на 800 машиномест и 38 мест для автобусов должна была разместиться под Водоотводным каналом. Паркинг по замыслу проектировщиков должен был быть непосредственно связан как с подземным пространством под пешеходной зоной, так и с Якиманской набережной и Малой Якиманкой. Еще одну подводную автостоянку планировалось построить под каналом в районе Болотной площади.

Все эти планы так и остались на бумаге — скорее всего, из-за чрезмерной дороговизны проекта. Инвестор для этой стройки до сих пор не найден.

08. Стеклянная улица

Главное, что мешает москвичам и гостям столицы наслаждаться красотами города, — это плохая погода. Именно поэтому Юрий Лужков предложил остеклить несколько столичных улиц от Ленинского проспекта до района Москва-Сити. Гуляющие по задумке мэра должны будут подниматься на мосты через Москву-реку и дважды спускаться под землю (под Комсомольским и Кутузовским проспектами): длина маршрута — 4,5 километра. Детальный проект застекольного маршрута разработал архитектор Юрий Платонов. Однако найти инвесторов на реализацию этой идеи не удалось.

«Получается что-то вроде пути из варяг в греки. Вообще, когда я оцениваю такого рода вкусные предложения, всегда задаю себе вопрос: хватит ли сил их реализовать?» — сказал Юрий Лужков 11 декабря 2004 года на заседании Общественного архитектурно-градостроительного совета при мэре Москвы.

09. Возвращение Дзержинского на Лубянку

«Мое предложение не означает возврата к прошлому. Памятник Дзержинскому — это прекрасный монумент, который являлся доминантой Лубянской площади. Это одна из великих работ великого монументалиста Евгения Вучетича, скульптора, который был незаслуженно обижен». С такой инициативой Юрий Лужков выступил на заседании Общественного градостроительного совета при мэре Москвы 13 сентября 2002 года. Дзержинский, по мнению мэра, боролся с беспризорностью, восстанавливал железные дороги и поднимал народное хозяйство. Лужков тогда же заметил, что вернуть памятник ему по силам, так как документов о снятии памятника нет, а следовательно, городские власти могут на законных основаниях водрузить чекиста в центр площади. Против инициативы тут же выступило множество политиков. Григорий Явлинский заявил, что с личностью Дзержинского неразрывно связано создание системы концентрационных лагерей и уничтожение миллионов людей в период красного террора.

В январе 2003 года судьбу памятника решила Комиссия по монументальному искусству Мосгордумы: возвращение Феликса «будет символизировать террор». Лужков свою идею больше не вспоминал, зато организации, которым Железный Феликс особенно дорог, нашли способ почтить память чекиста: по просьбам милицейских ветеранов в 2005 году бюст Дзержинского без лишнего шума установили во внутреннем дворе здания ГУВД Москвы на Петровке, 38.

10. Подогрев Арбата

«Во всем мире существует технология выращивания травы зимой — подогреваемые футбольные поля сегодня есть и в Москве. Почему бы не сделать то же самое на Арбате?» Юрий Лужков задался этим вопросом 4 марта 2005 года на градсовете.

Существует два варианта реконструкции улицы. В первом на Арбате должны были появиться деревья и поднятые над общей пешеходной зоной тротуары вдоль домов. Второй вариант предусматривал переделку Арбата, как выразились архитекторы на совете, в «пунктирный бульвар»: вдоль оси улицы должны были быть высажены группки взрослых деревьев. Все пространство между деревьями покрыто гранитной плиткой, под которую намеривались уложить трубы с проточной теплой водой, — общая площадь работ должна была составить 25 тысяч квадратных метров. Проект пока остается на бумаге.

Впрочем, идея теплой мостовой в городе реализована. Пешеходная зона на границе Манежа и Александровского сада начала подогреваться 26 декабря 2005 года. На весь проект, включая внешние украшения, городской бюджет потратил 470 млн рублей. И только 15% этой суммы пошли на сам обогрев: по 6 тысяч рублей за один квадратный метр.

11. Пересадка чиновников мэрии на «москвичи»

Так мэр в 1997 году пришел на помощь переживавшему трудные времена заводу АЗЛК. «Я отказался от «волги», когда у машины на большой скорости в восьмой раз полетел задний мост», — сообщил Юрий Лужков после подписания контракта на модернизацию «москвичей» с французской фирмой «Рено». Вслед за вице-премьером Борисом Немцовым, грозившим тогда пересадить всех федеральных чиновников на «волги», Лужков решил приучить к столичному автопрому своих подчиненных. Мэр нахваливал выходившие с конвейера модификации «москвича» «Юрий Долгорукий», «Князь Владимир» и «Иван Калита».

Широкомасштабная кампания по поддержке «москвича» закончилась полным провалом в 2000 году. Юрий Лужков, совершавший еженедельный субботний объезд на «москвиче» марки «Князь Владимир», первым устал от поломок. Зимой 2000 года мэрия закупила большую партию Volvo S80 для членов правительства. Несколько месяцев спустя вслед за исполнительной властью на шведские автомобили пересели и депутаты Мосгордумы. Чуть позднее мэрия закупила 10 автомашин Ford Mondeo для чиновников среднего уровня, которые до этого также пользовались «москвичами». Сейчас столичные чиновники во главе с мэром передвигаются на «ауди». Завод АЗЛК спасти не удалось. В мае 2006 года все заводское имущество выкупила на аукционе управляющая компания «Метрополь», заплатив больше 5,5 млрд рублей. Сейчас рассматривается возможность постройки на месте завода офисных и жилых комплексов.

12. Налог на «шипы»

«Шипованная резина быстро приводит в негодность дороги. Там, где проезжают такие автомобили, образуется колея. В Австрии вообще запрещено использовать такие покрышки», — сказал Юрий Лужков 7 мая 2005 года. В итоге мэр предложил ввести налог на шипованную резину и отдал распоряжение Мосгордуме заняться разработкой соответствующего закона.

Инициатива натолкнулась на сопротивление автомобилистов и, что самое главное, не укладывалась ни в один федеральный закон. По этой причине она вскоре была забыта.

13. Регистрация иногородних в течение 3 дней

«Регистрацию в Москве иногородних лиц необходимо сделать более действенным инструментом. В последнее время авторитет и значение регистрации, которая носит заявительный характер, ослабевает», — посетовал Лужков 28 февраля 2001 года на телеканале «ТВ Центр».

Истории с регистрацией иногородних около 15 лет. В 1994 году мэр запретил чеченцам прописываться в Москве, хотя это противоречило закону. В 1996-м правозащитники даже выступали с просьбами о возбуждении против Лужкова уголовного дела в связи с его заявлением о необходимости «удалить из Москвы всю чеченскую диаспору», но их просьбу проигнорировали. В сентябре 1999 года после взрывов домов в Москве по инициативе мэра был введен особый режим, ужесточивший правила пребывания приезжих в городе. Согласно утвержденному «Временному порядку перемещения лиц, злостно нарушающих правила регистрационного учета», сотрудникам милиции предписывалось выявлять не прошедших регистрацию граждан России и СНГ, доставлять их в дежурные части ОВД, а затем выдворять к месту постоянного проживания. В 2000 году Московский городской суд, а затем и Верх суд признали это решение московских властей незаконным.

Впрочем, регистрация в столице существует до сих пор. Только теперь в Москве можно находиться без соответствующей бумажки до 90 дней.

 
Лужков-изобретатель

Федеральные идеи Юрия Лужкова







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter