Атлас
Войти  

Также по теме

Месть мандарина

  • 1223

Евгений Борисович Кублицкий – не просто модный врач-косметолог, которых в нынешней Москве расплодилось больше, чем участковых терапевтов. Он один из лучших в городе хирургов, и к нему для омоложения лица стараются попасть все отечественные знаменитости. А еще Евгений Борисович известен как литератор. Он автор нескольких романов, член Союза писателей и редактор одного из литературных журналов, а однажды одна весьма известная критикесса даже сравнила его с Набоковым: «Русская литература, от Набокова до Кублицкого, сделала полный круг...» Словом, преуспел Евгений Борисович в жизни, вот только четыре года назад жизнь эта стала превращаться в кошмар.

Впрочем, вначале все выглядело довольно забавно. Повадилась ему на работу звонить девушка. Повздыхает томно, да и повесит трубку. Что ж, на то у человека и слава, чтобы девушки по нему вздыхали. Даже приятно, но недели две, не больше. Воздыхательница, однако, была упорная.

– Ты кто? – спросил ее как-то Евгений Борисович.

– Я – Зоя, – хихикнула незнакомка и повесила трубку.

Потом, правда, осмелела и стала просить отвести ее погулять в лес. А на расспросы отвечала, что она «мандариновая долька без кожуры с просвечивающей ароматной мякотью».

Вскоре незнакомка узнала и номер мобильного телефона Евгения Борисовича. Проказница Зоя звонила в час ночи и кашляла в трубку, а прокашлявшись, уверяла литератора, что «это был вовсе не кашель, а смех усталой проститутки». Номер телефона таинственной незнакомки не определялся.

Так с небольшими перерывами продолжалось до марта 2003 года, а потом вдруг, позвонив в три часа ночи, Зоя принялась кричать, что Евгений Борисович без ее ведома посмел показать часть ее тела по Центральному телевидению.

– Часть тела? – переспросил инженер человеческих душ и тел.

– Нос! – вскрикнула девица.

И тут на Кублицкого снизошло прозрение. Открылась истина. Евгений Борисович понял, что терроризирует его никакая не «Зоя», а одна из его бывших пациенток – Марина Леонидовна Коваль, 20 лет, которой в 1999 году была сделана пластика носа. Операция прошла удачно. Марина с мамой были довольны, а видеоролик с чудесно воссозданным органом обоняния хирург пару раз прокрутил по ОРТ в виде рекламы.

Теперь, когда шутница была идентифицирована, хирург решил сам ей позвонить и ненавязчиво выяснить – нет ли каких претензий или неожиданных последствий той операции. А заодно и попросить впредь больше не шалить.

– Нос, с которым вы меня оставили, меня вполне устраивает, – фыркнула в ответ Марина. – Но вот мой образ, который вы создали в своем романе «Дрессировка арлекинов», никуда не годится. А потому право звонить вам или не звонить я оставляю за собой!

Напрасно Кублицкий пытался объяснить гражданке Коваль, что свой роман он написал еще в 1991 году, когда Марина еще в куклы играла и ходила под стол пешком. Слушать всего этого девушка не захотела, увеличив между тем количество телефонных звонков в ночное время примерно вдвое.

Тогда Евгений Борисович решил поговорить с матерью Марины – Надеждой Михайловной. Но и тут должного понимания не нашел. Мама почему-то тоже была уверена, что под именем Зои (довольно взрослой женщины, соблазняющей в лесу главного героя романа) литератор Кублицкий описал именно ее дочь. В итоге Надежда Михайловна наговорила писателю обидных дерзостей, пообещав напоследок подать в суд.

Потрясенный таким оборотом дела, писатель-косметолог решил действовать первым и отнес в Чертановский районный суд заявление с подробным описанием своих мучений. В заявлении Кублицкий просил помочь ему избавиться от домогательств гражданки М.Л.Коваль, а ее саму поместить на излечение в психиатрическую больницу.

Однако поскольку в заявлении не была соблюдена процессуальная форма, суд эти претензии отклонил. Убедительных оснований для обследования и помещения в психиатрическую больницу гражданки М.Л.Коваль или ее мамы тоже не нашлось, ведь раньше на учете у психиатра они не состояли. Все последующие обращения гражданина Кублицкого (а он написал еще два заявления) также оставлялись без рассмотрения. Впрочем, сам факт обращения в суд Евгению Борисовичу даром не прошел – интенсивность телефонных атак возросла до ста звонков в сутки. Номера домашнего и мобильного телефонов доктору пришлось сменить, но и это не помогло – всего месяц спустя они непостижимым образом вновь стали известны телефонной хулиганке.

В январе 2004 года Евгений Борисович, использовав связи, попал на прием в Генеральную прокуратуру, где его выслушали, а заявление приняли. Месяц спустя означенное заявление оказалось в городской прокуратуре, откуда перекочевало в Северо-Восточный округ. В апреле Кублицкого вызвали повесткой, чтобы получить подробные объяснения и предупредить об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. После чего заявление было направлено в отделение милиции по месту жительства семейства Коваль, где расследованием обстоятельств занялся участковый уполномоченный капитан Шелест.

Для установления факта телефонного хулиганства участковый потребовал от заявителя подробную распечатку всех разговоров и магнитофонную запись поступавших по телефону угроз, чего Евгений Борисович, понятное дело, предоставить не мог. Пришлось Кублицкому нанимать частного детектива, чтобы тот помог милиции задокументировать необходимые факты. Теперь, если факт оскорбительного приставания со стороны гражданки М.Л.Коваль будет доказан, последнюю могут привлечь к ответственности за мелкое хулиганство и подвергнуть административному аресту на 15 суток. Сам же Евгений Борисович, возможно, получит покой. А возможно, и нет.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter