Атлас
Войти  

Также по теме Диаспоры в Москве

Михаил Хубутия: «Каждый гастарбайтер должен быть под четким строгим учетом»

За месяц, предшествовавший выборам мэра, национальный вопрос заметно обострился. Главы и представители четырех московских общин рассказали БГ о том, кто, по их мнению, создает напряженность и провоцирует агрессию, как они контролируют молодежь, зачем нужно искать общий язык с националистами и что диаспоры в действительности думают друг о друге

  • 5937
Михаил Хубутия

Михаил Хубутия

глава Союза грузин России

— Грузинская диаспора одна из самых старых, но не самая многочисленная. Сколько сейчас примерно грузин в Москве?

— По официальным данным, в России до миллиона грузин, по неофициальным — около полутора миллионов. Из них в Москве живет около 400 тысяч человек. Грузинский народ быстрее всех ассимилируется. Например, те, кто в свое время уехал в Турцию, стали мусульманами, хотя считают себя грузинами. Приехавшие в Россию до грузино-абхазской войны считают себя одновременно грузинами и русскими — большую роль играет православие, характером они очень похожи на русских. Совершенно иначе себя чувствуют здесь вынужденные переселенцы, которые бежали от войны из Абхазии. Они потеряли дома, и их туда не пускают, не пускают на могилы родных.


— Грузинская диаспора в Москве сплоченная?

— Такой мощной диаспоры, как у армян, азербайджанцев или северокавказцев, у нас нет — мы разрозненные. Молодежь наша объединяется только в культурных и спортивных сферах. Но агрессии тоже никакой нет. Я по благословению Патриарха Московского и всея Руси очень часто выезжаю в разные вузы, в том числе в МГУ и МГИМО, вижу агрессию выходцев с Северного Кавказа и то, как себя ведут грузины, — это абсолютно разное поведение. Северный Кавказ держится отдельно, как и все мусульмане, в общем, — это создает большую проблему для будущей России. Именно поэтому сейчас я строю первую гуманитарную школу для одаренных детей разных национальностей из неимущих семей. А еще я как член Президентского совета по национальным отношениям предложил Владимиру Владимировичу программу: в каждом субъекте должна появиться главная мама — это будет жена губернатора или жена какого-нибудь олигарха, но главное — общественный деятель, которая будет курировать воспитание и образование детей. Главной российской мамой я предлагаю сделать вице-спикера Госдумы Людмилу Швецову. В той же программе мы собираемся устроить обмен между школами разных регионов России в летние месяцы, чтобы с детства прививать толерантность и любовь к большой родине, а не к малой, в особенности ввиду последних событий, того же города Пугачева. Пусть чеченец в мечеть ходит, но в России живет как русский человек, воспитывается так же, пусть «борщом» не называет русского мальчика. Нужно брать пример с евреев: я более русского человека, чем Кобзон, не знаю.


— Кто виноват в росте националистических настроений?

— Это нужно нашим заокеанским врагам, которые добились развала СССР и стараются дальше разделить Россию.

Во время предвыборных дебатов все кандидаты педалировали тему мигрантов, которая у нас тесно связана с национальной. Это ведь не случайно происходит?

Сразу скажу: в Собянине я увидел человека, каким был Лужков где-то с 1995 года: неповторимым созидателем. А если говорить конкретно, то проблема миграции очень серьезная. Возьмем Объединенные Арабские Эмираты — это очень богатая страна, ни одного местного рабочего вы не увидите, в основном все приезжие, и их миллионы — весь обслуживающий персонал из Пакистана, Индии и т.д. Для них созданы специальные городки-общежития, их на автобусах привозят к месту работы и так же увозят обратно. У них есть годовые контракты: год закончился — и государство смотрит, продлить контракт или нет. Но эти люди ведут себя тише воды ниже травы и прекрасно понимают, что они в гостях на заработках, что они гастарбайтеры.


— Вы считаете, что в России должно быть так же?

— Так не будет, пока контроля нет. Я не шовинист, но вы же видите, что в ЖКХ сейчас одна Средняя Азия. Я не против, но, когда они снимают какую-то квартиру и живут в ней по 20–30 человек, заходят по очереди душ принять, играют в азартные игры, это мешает соседям. Потом начинается употребление спиртных напитков, драки. Я считаю, что каждый гастарбайтер должен быть под четким строгим учетом: у каждого должен быть свой номер, и в любую секунду правоохранительные органы должны знать, где его в случае чего найти — или дома, или на работе, или в пути.

Если люди живут нелегально в нечеловеческих условиях, по 20 человек в одной квартире, очевидно, кто-то им эту квартиру сдает. И полиция на это тоже закрывает глаза.

Полиции на всех не хватит. Нужно контролировать границу и их жилье, как в Дубае. С самого начала до конца нужно расписать все правила игры для гастарбайтеров. Без этого будет хуже и хуже, их будет становиться все больше и больше. А вы на секунду представьте, что вот таким же валом пойдут китайцы — это уже будет невозможно остановить.


— Чем занимаются в основном московские грузины?

— Некоторые воруют. Но, кстати, по последним данным, почти все грузинские воры в законе отсюда уехали в европейские страны. Как вам сказать, чем занимаются грузины? Много врачей, научных сотрудников, бизнесменов, художников.


— Есть ли в Москве грузины, которые живут тут нелегально?

— Да, например, те, кто приехал после войны. Некоторые умудряются каким-то образом пересекать границы. Отчасти я даже приветствую визовый режим: для Грузии так лучше. А то все бы переехали в Россию — кто бы там тогда остался?

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter