Атлас
Войти  

Также по теме революция

Митинг на Болотной: что это было

Парфенов, Сапрыкин, Паперный и другие — о том, как понимать произошедшее и чего ожидать дальше

  • 14963

talk

Фотография: nyoin/flickr

Начали появляться первые тексты, в которых самые разные люди пытаются осмыслить произошедшее. Все печатные и непечатные «ого» и «мы проснулись в другой стране» невозможно даже перечислить, сейчас важнее всего те реплики, в которых озвучивается хоть какая-то программа и соображения о том, что делать дальше.

Программа Бориса Акунина, озвученная им на митинге, а после кратко суммированная в ЖЖ:

«Крикнул вот что (не дословно, только общий смысл): 
— Весь этот пар уйдет в свисток, если московские протестующие не создадут координационный центр; в него должны войти люди, с самого начала возглавившие это движение. Пусть зафиксируют требования москвичей и выберут из своего числа «переговорщиков». 
— Первым требованием должны стать перевыборы в Москве и во всех регионах, которые поддержат движение. 
— Вторым: отзыв нынешних депутатов Мосгордумы, которые непонятно где и чем занимаются; выборы нового состава.
— Восстановление выборности московского мэра».

Программный текст Юрия Сапрыкина «Обновить страницу» на «Ленте» — пожалуй, самый цитируемый сейчас.

«Есть одна неприятная для внесистемных политиков новость. Люди, собравшиеся на митинг, пришли не к вам. Вы их увидели впервые, вы не знаете, кто они такие и что у них на уме, вам не о чем с ними разговаривать и, кажется, нечего им предложить. Вы получили невероятный исторический шанс — и потратили последние дни перед митингом на выяснение отношений, обзывая друг друга агентами ФСБ и сурковскими провокаторами и выясняя, кто у кого митинг украл. 

<...>
Честные выборы — это возможность выбрать человека, который представляет (в обоих смыслах слова) твои интересы — но пока что поднятый в Питере лозунг «Вы нас даже не представляете» относится буквально ко всем политическим лидерам, по обе стороны условных циковских баррикад. По-хорошему, в отставку надо отправлять не только Чурова, а весь список нынешних политических хедлайнеров. Даже в самых прожженных системных партиях есть политики, которые могли бы найти общий язык с людьми на Болотной и которых точно так же тошнит от выбора между Путиным и Зюгановым — но судя по тому, что даже в день митинга «Справедливая Россия», не моргнув глазом, выдвигает кандидатом в президенты Миронова, внутри собственных партий у этих политиков нет перспектив. Нужно взять и смести со стола крапленую колоду, которая раскладывалась в разных комбинациях (и с неизменным результатом) все нулевые. Перезагрузить систему. Нажать на кнопку «Refresh».

Александр Баунов у себя в Facebook примерно про это же:

«Давайте начнем с самого простого и осуществимого: давайте отправим в отставку лидеров оппозиции — Лимонова, Касьянова, Немцова, Явлинского, и кто там еще обычно, и запретим им выступать организаторами митингов, раздавать интервью Би-би-си (тупым журналистам, которые не могут найти других собеседников и 20 лет ходят к Явлинскому — позор), и контактировать от нашего имени с мировым сообществом. Пусть организаторами будут Парфенов, Акунин и Ксения Собчак».

Роман Волобуев о «жизни после Болотной» для «Афиши» (этот его манифест уже цитирует The New York Times — к вопросу о мировом сообществе): 

«Будет сложно. Кому-то придется менять профессию. Кому-то наоборот — заняться наконец уже своим непосредственным делом. Строить партии, не заверяя их предварительно у Суркова. Рассказывать новости. Подавать судебные иски — по тысяче в день. Выходить с плакатами и стоять в толпе — знаю, дурацкое занятие, но надо.
И еще что-нибудь.
Это сложнее и хлопотней чем кричать «сожжем Кремль» (и вообще-то Кремль — памятник итальянской архитектуры, в перспективе там можно сделать отличный каток).
Это будет иногда весело, иногда страшно, и очень трудно, и довольно часто противно. И Новый год будет с Путиным — что тоже противно, поскольку с кем год встретишь, с тем его проведешь.
Но фокус в том, что Путину придется провести его с нами».

Сергей Кузнецов в своем блоге — о том, кто на самом деле вышел на Болотную:

«Есть известная тема — противопоставление «протеста» и «дела». Типа, чем протестовать лучше хорошо делать свое дело. Так вот, слово «протест» в описании просходящего кажется мне неудачным. Люди, для которых протест является важным мотивом, все эти годы выходили на Триумфальную и в другие места. А сегодня основые действующие лица как раз люди, которые предыдущие годы не протестовали, а занимались делом. Кто-то «занимался делом» последние пять лет, а кто-то — все пятнадцать или двадцать. Дела у всех тоже были разные — у кого-то бизнес, у кого-то книжки писать, у кого-то издавать журналы и так далее.
 Но в декабре 2011 года как-то окончательно стало понятно, что чтобы спокойно заниматься делом нужно что-то поменять в существующей системе — и стало ясно в том числе тем, кто все двутысячные пытался увидеть Москву как «нормальный европейский город». И поэтому сегодняшний митинг не митинг протеста (и точно также — не митинг хипстеров или поколения фейсбука или что там еще говорили). Это — митинг делателей, тех, кто занимался делом все эти годы.
Поэтому на трибуне естественным образом появились Акунин и Парфенов, а не только какие-нибудь Немцов и Рыжков. Мне, впрочем, не хватало Сапрыкина и, скажем, Эсманова. Но это, надо надеятся, не последний митинг»

Андрей Лошак у себя в Facebook:

«Ключевое слово во всей этой истории с протестом — честность. Честные выборы, честное тв, честные чиновники. Люди дико устали от лохотронов и наперсточников. Родилась новая потребность: уважение и как следствие — свобода. Нам уже тесновато в стойле. Нам мало кредитов и загрантуров. Мы — в отличие от деградирующих институтов власти - развиваемся. У нас — в отличие от них, никогда не уходящих в отставку, — есть понятие о достоинстве. Мы больше не лохи, которых можно дешево разводить. Разводить нас теперь надо задорого и с респектом. И эта эволюция гражданского самосознания вызывает у меня восторг. Значит, у «этой страны» все-таки есть будущее. Возможно, что-то такое они сегодня тоже поняли. Но есть как грится нюансы. К моему огромному сожалению, прийти к устраивающей все стороны полуправде не получится. Они зашли слишком далеко (точнее, мы позволили им зайти). Вся нынешняя вертикаль построена на лжи. Они врут всегда везде и во всем. Ложь в фундаменте этой власти, ее органическая составляющая (куда они денут Гунвор? Магницкого? Проказы Кадырова? Такую мелочь, как авария на Ленинском? Ну или взрывы домов например?) Мы что, типа, забудем, простим и заживем дальше весело и дружно? Так не бывает. Это неисправимая и несмываемая ложь. Она не лечится временем. Удаляется только хирургическим путем, увы».

Владимир Паперный на «Снобе»

«Традиционное разделение на западников и славянофилов сохраняет смысл и сегодня. Люди, для которых важны такие понятия как гражданское общество, честные выборы, гласность, свобода слова и т. п. (а к ним я отношу и себя) — вне всякого сомнения западники. Эти люди хотели бы видеть будущее России в сближении с Европой, а не с Азией. Парадокс состоит в том, что демократические выборы привели бы к власти людей, не разделяющих эти ценности. Выход, как мне кажется, состоит в следующем. Прежде всего мы должны честно сказать, что мы защищаем интересны не всего населения России, а всего лишь интересы своей группы — творцов, интеллектуалов, западников. Несмотря на скромные размеры этой группы, в современном мире, где главной ценностью становятся идеи и информация, наличие такой группы — необходимое условие экономического и культурного процветания. В этом смысле сохранение и свободное развитие этой группы совпадают с национальными интересами России. Наша проблема сегодня в том, что группа не имеет полноценного представительства в органах законодательной и исполнительной власти. Группа должна иметь свою партию, не партию «рассерженных горожан», как ее назвал Владислав Сурков, а что-вроде партии Свободы или свободного духа, партия людей способных творить и самостоятельно думать. Если бы все профессиональные оппозиционеры отказались бы на время от личных амбиций и объединились с профессиональными интеллектуалами, то такая партия стала бы реальной силой. Эта партия НИКОГДА бы не завоевала большинства (на любых выборах в любой стране), но она могла бы оказывать влияние на общество через свободные СМИ (свобода слова должна быть одним из главных требований) и через представительство в Думе (свободные СМИ обеспечили бы нужные 3 или даже 7 процентов)».

Валерий Дымшиц — о том, что дальше будет долго и скучно:

«В некотором смысле, стоит радоваться тому, что власть до того поглупела, что разучилась маневрировать, и собственным мелким хамством достала так много народу сразу. Играй она аккуратней, так еще долго могла бы телепаться относительно бесконфликтно. Но уж теперь, когда дело пошло на принцип, стоит сказать самим себе, что дело не в Путине (формула «Путин — абсолютное зло» по модулю равна формуле «Путину — спаситель отечества»), а в том, что такой фигуры в принципе быть не должно. Мои американские друзья, всё больше университетские коллеги, прямо тряслись от злости, когда слышали имя президента Буша, но у них и мысли не возникало, что Буш — навсегда. Между прочим, у Буша такой мысли не возникало тоже. Именно поэтому смешно и противно читать, что «Путину нет альтернативы» или что он «перевоспитается». Я, между прочим, против Путина ничего не имею. Путин-Шмутин, какая разница. Пусть проиграет выборы, починит ЕР или сколотит себе новую партию (он же так «популярен») и идет с ней на выборы, а мы посмотрим. Может быть (нельзя ни от чего зарекаться), кто-нибудь за него и проголосует по доброй воле. 

Поскольку строительство институтов — это не результат, а процесс, то история эта будет тянуться долго, а промежуточные результаты будут весьма кисло-сладкими. Быстро все бывает только в африканских странах, где состарившихся полковников свергают молодые майоры. Но мы уже давно не Африка. Так что предстоят наблюдения на выборах, сутяжничество в судах и стояние на митингах. Ясно, что в нашем климате от митингов насморк появится раньше демократии. Но ничего лучшего я предложить не могу».

Ирина Меглинская у себя в Facebook:

«Продолжают не верить в новую действительность
если вам как то удалось изъебнуться
и насрать на голову креативному классу
то будьте уверены и остальные миллионы подтянутся
уж не сомневайтесь
что -нибудь остроумнее барабанов придумаем
информационную войну вы проиграли сограждане!!!!».

Владимир Захаров у себя в Facebook — про будущее интернета:

«Раз телек и инициируемая им спираль молчания не работает до такой степени, что люди толпой на улицы выходят, то получается, что мы очень близки к тому, что в интернете скоро будет некое совсем не тихое «большинство», по отношению к тем, кто смотрит сознательно только телевизор. По крайней мере даже «власти» живут уже в интернет-реальности: обсуждают ролики с ютуба и другую информацию, которая есть в реальности, есть в интернете, а в телевизионных сми нет. В общем вся эта движуха с выборами, чтобы с ней дальше не происходило это колоссальная реклама интернета (в том числе непосредственно по телеку), причем именно как СМИ, а не просто места где «одноклассники» и порнофильмы можно скачать. Политота рано или поздно уляжется, а тетенька читавшая все эти дни какой-нибудь сайт ухамосквы уже не сможет включить даже канал «Культура» без отвращения».

Ну и для равновесия — недоверчивые, разочарованные и грустные реплики: в диапазоне от «это не значит вообще ничего» и «митингом все и кончится» до «все изменится — но вам это не понравится».

Захар Прилепин у себя в ЖЖ:

«Дорогие друзья. Вчера был замечательный день, конечно. Хорошо постояли и хорошо выпили потом. Все друг друга любят и уважают. Беспокоит только одно: нам ничего не дадут ведь. Они нам сказали свою любимую фразу «Мы вас услышали». Такой вот мощный итог. А так - радостно, конечно. Восторг просто».

Елена Рачева на Openspace («Болотная: начало или финита?»): 

«Накопленная за неделю злость вылилась в протест на Болотной. Мы действительно увидели исторический момент. Повторится ли он на митинге 24 декабря? Вряд ли. Вчера на сайте «Единой России» появился комментарий шеф-редактора Кремль.орг Павла Данилина про «модный всплеск недовольства» «сытой молодежи с айпадами и айфонами». «Скоро Новый год, люди увлекутся обычными для этой поры заботами, а о модных митингах все забудут», — написал он. Как ни противно, боюсь, он окажется прав». 

Дмитрий Быков написал стихи про говно (не про Болотную, но и про нее тоже):

«Иной юнец, позыв почуя рвотный, мне возразит: какая, право, грязь! Какие лица были на Болотной, какая там Россия собралась, какое поколенье молодое стояло мирно вдоль Москвы-реки... Да, собралась. Но сколько было воя: раскачивают лодку, хомяки! Продажные! Им платят из Америк! Все сговорились! Им разрешено! Говно ведь сроду ни во что не верит, как только в то, что все кругом говно. Воистину, режим употребил нас. Иные признаются без затей: дороже всякой истины стабильность, всех принципов важней судьба детей... Все тот же дух, зловонный и бесплотный, проник в слова, в природу языка — я говорю уже не о Болотной, страна у нас покуда велика. Приличий нет. Дискуссии съезжают в мушиный зуд — какой тут к черту бунт? Сейчас, когда кого-нибудь сажают, — кричат: «Пускай еще и отъе...ут!». Никто не допускает бескорыстья, никто не отвечает за слова, у каждого давно оглядка крысья, — не обижайтесь, правда такова».

Дмитрию Ольшанскому у себя в Facebook очень грустно (чтобы была понятней его грусть — он верит в максиму Гершензона из «Вех» 1909 года: «Мы должны благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной». А также в то, что после неизбежной победы интеллигенции ей первой станет очень плохо, как уже бывало не раз):

«1. Русская интеллигенция получила себе чудесный праздник. Такой, что даже меня трогало и волновало это море на площади. Хоть я и не с вами, но я действительно рад, что вам всем там было так хорошо. 
2. А национал-большевики сели в лужу.
3. И еще больше сели в лужу эсеры. 
4. У Путина же есть сто тысяч вариантов, как всех порадовать. Снять Чурова, снять с «ЕР» несколько процентов, начать менять избирательные законы, назначить Никелевого Чорта премьером, демонстративно поругать «ЕР», да все что угодно.
5. Но, учитывая некоторую, скажем так, неадекватность начальства в последнее время, ничего этого может и не быть. 
6. И тогда, конечно, движуха продолжится.
7. Хотя политического смысла — не путать с радостью и гражданским возмущением — в ней немного. Кандидата в президенты нет, партии, которой бы кто-нибудь верил, — нет, и никакого сценария, что именно нужно делать — нет тоже. 
8. Но главное все равно не это, а то, что само время поменялось, и та реальность, которая началась 4 октября 1993, укрепилась в 1996, окончательно оформилась в 1999, окаменела в 2003 и впала в маразм в 2007 — уходит. 
9. Поэтому власть в перспективе обречена. Она теперь противоречит духу времени. А когда это так, то и партии, и кандидаты, и конкретные сценарии и проч. и проч. — сами образуются буквально из ничего. 
10. И я вас всех, любимые вы мои, милые, интеллигентные люди, поздравляю с тем, что вы в каком-то смысле уже победили. И завидую тому, как вам сейчас хорошо. 
11. Другое дело, что мне — печально.
12. Но меня сейчас все равно никто не услышит, да и не надо. 
13. Потому что счастье важнее, чем правда. 
14. Оно, в общем-то, правда и есть.
15. А с чувством счастья я спорить не буду».

Александр Тимофеевский — там же, в комментариях:

«Какое такое счастье, о чем вы говорите? Это счастье лягушки-путешественницы, прокричавшей: «Я лечу!». Едва дымясь, она сверкнула на вековой громаде льдов. Зима железная дохнула, и не осталось и следов.

Елене Гонсалес. Да, да. Прокричала «Я лечу!» и рухнула на Болотную площадь. Участники акции комментируют это ровно так же: «В чем смысл митинга? В том, чтобы заявить власти, что мы существуем». Лягушка-путешественница выступила с аналогичным заявлением.

Гатову. В том-то и дело, что никакой альтернативы нет. Тухлое, безнадежное положение. Ничего, кроме дурацкого митинга, придумать невозможно. Но это не повод для сомоупоения. Кидать в воздух чепчик не надо. И говорить о том, что произошел великий перелом, или даже о том, что лед тронулся, тоже не надо. Все в полном порядке со льдом — стоит на месте».

И у себя в Facebook:

«Власть омерзительна, она — коллективный депутат Исаев. Общественность это на двенадцатый год заметила и прокричала на всю Болотную площадь. Бессмертный Гоголь: с одной стороны Сквозник-Дмухановский, с другой — Бобчинский и Добчинский. То, что Бобчинских и Добчинских отныне пятьдесят, шестьдесят (или сколько там?) тысяч, вряд ли может служить сильным утешением». 

Ну и под конец — реплика юзера trilbyhat в ЖЖ:

«В общем, из отчетов и фотографий я понял, что этот митинг был такой прекрасный День Города под лозунгом «Свобода, равенство, упячка». Наверное, о таком всегда мечтал Лужков, но у него так и не получилось. Или вот еще как раз на днях в Лионе был Праздник Огней, тоже похоже. Потому что, разумеется, никто же не думает, что все эти люди, и я в том числе, хотят еще раз устроить выборы, прости Господи, в думу, или старого Чурова отправить на нары. Они просто рады, что их так много пришло.

На самом деле общественности конечно не хватает таких праздников — помните, еще в начале 2000-х были — когда в саду Эрмитаж все веселятся в белом или красном, а по Москве-реке отплывает Корабль Дураков с клоунами, такое единение мидлкласса на уровне эмоций и взаимных подмигиваний. Потом их Сурков запретил, потому что ненавидит интеллигенцию, которая никогда не давала ему ключ от «Апшу» и перемигивалась у него за спиной еще с института, и вообще не могла запомнить фамилию, но теперь, я думаю, он именно в этом направлении и должен думать со своими экспертами, чтобы направить течение всего нашего дерьма в мирное русло».


 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter