Атлас
Войти  

Также по теме

Моряки

  • 1383

Фотография: Александр Решетилов

Крупнее

Слева направо:

Гусман Рахимов, 40 лет, капитан яхты:

«Для меня это хобби, приносящее деньги. У меня есть свой небольшой яхт-клуб. А здесь я просто отдыхаю с друзьями. Год назад прошел от Антигуа до Гибралтара»

Руслан Костюк, 35 лет, баковый на яхте:

«Случалось, у нас люди за борт выпадали — веревка «отдалась», но мы успели сделать быстрый маневр, стремительно раскрутились и человека подобрали. Пять минут у нас вся операция заняла»

Родион Юрин, 35 лет, актер Театра им. Ермоловой, матрос на стакселе:

«Я рву конкурентов в клочья, а вообще-то, ­преимущественно играю в театре и кино. Я смельчак, моряк с детства, у меня дедуш­ка военным моряком был, а папа — торго­вым. Мужчины в моей семье к женщинам на борту относятся шикарно. Чем больше их, тем лучше»

Иван Шмаков, 35 лет, шкотовый яхты:

«Есть одна самая важная яхтенная примета: если чайки летают низко — это к ветру. И еще — перед отправлением всегда нужно ­сказать: «Попутного ветра!»

Денис Шаповалов, 30 лет, рулевой яхты:

«Есть легендарный шкипер, на которого я равняюсь. Это Питер Блейк, он, к сожалению, погиб уже. Еще для меня пример для подражания — Рассел Кутц, он на Кубке Америки гонялся. Помню, два раза у нас мачта чуть не поломалась — но люди быстро сориентировались, вывернули яхту, мачта погнулась, но не поломалась в итоге»

Леонид Быков, капитан эскадры:

«Вопрос про свою работу считаю некоррект­ным — это не работа, а целая жизнь. Приметы яхтенные у нас такие: если на дворе кризис, значит, зарплату выдают нерегулярно. Если честно, мы все делаем только для того, чтобы на борту побывала женщина. Цель — женщина, инструментарий — яхты. Я не равняюсь ни на кого — хватает того, что наша страна семьдесят лет на Матроса Железняка равнялась»

Илья Мири, капитан, член команды эскадры:

«Яхты — это болезнь на всю жизнь. Это красочный и любимый всеми нами мир, который не ум­рет никогда. Экстремальных ситуаций на борту быть не должно, потому что экстремальные ситуации нужны только тем людям, которым адреналина не хватает. А шторм… Ну какой на водохранилище может быть шторм?! Блуждаем иногда в тумане, но это обычное дело»

Петр Сварник, 27 лет, технический ­руководитель яхтенной мастерской Леонида Быкова, юнга:

«С владельцами яхт работать и тяжело, и легко одновременно — работа творческая и сложная. Самая страшная примета на нашей яхте — когда черная кошка пустым ведром зеркало разобьет! А верить в приметы — плохая примета»

Николай Карпухин, 20 лет, матрос:

«Когда для яхт не сезон, мы готовимся к сезону. Это люди на земле считают, что кататься можно только весной и летом»

Владимир Липатов, 35 лет, матрос:

«Для меня это способ самореализации. Способ, периодически переходящий в спазм. Весь год мы планируем спуск на воду. Главное — поддерживать хорошие отношения с владельцами яхт. Я лично готов с работать и с мужчи­нами, и с женщинами, лишь бы человек хороший был»

Петр Климентовский, 20 лет, матрос яхты:

«Нашему делу учат в Русском яхтенном центре или, например, в школе «Олимпийские резервы». Затем выбираете район плавания и в зависимости от него получаете права. Хотя, конечно, лучшей школы, чем море, не найти. У нас много профсоюзов — при каждом клубе свой. Есть профсоюз объединенный — водно-моторных видов спорта»
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter