Атлас
Войти  

Также по теме

Московская школа кино

В Москве будут учить снимать кино по голливудским стандартам. БГ поговорил с организаторами и спросил у экспертов, что они думают об этом

  • 5991
московская школа кино
Фотография: Московская школа кино

В октябре этого года на территории Artplay открывается Московская школа кино. Школа позиционирует себя как первое учебное заведение, обучающее киноискусству по западным образцам. У ее основателей, Екатерины Черкес-Заде и Александра Аврамова, уже есть подобный опыт — Британская высшая школа дизайна и центр Scream School.

Для начала осенью откроются два факультета: продюсирования и сценарного мастерства. В следующем году планируется начать занятия на остальных отделениях — режиссерском, операторском, художественной постановки, монтажа и кинопроката. По словам руководства МШК, эта программа еще не была реализована ни в одном московском вузе. Начиная с июля, все желающие смогут записаться на собеседование (которое одновременно является и экзаменом), куда будет необходимо принести все сделанное в области кино или искусства. Главный конек проекта — ориентация на западные образовательные программы, в основном американскую и британскую. Член попечительского совета МШК, продюсер Сергей Сельянов, объясняет это так: «На нашем рынке представлены две кинематографии — американская и российская. Хочешь не хочешь, надо соответствовать. Западные технологии гораздо более эффективные, у них правильный процент практики, в отличие от нашего высшего образования».

Новая киношкола обещает будущим студентам, что образовательные программы будут эффективны, информационные и технологические ресурсы качественны (доступ к новейшим компьютерным программам, большая библиотека), а преподаватели — в высшей степени профессиональны. Кроме того, школа обещает быть включенной в реальные процессы киноиндустрии, адаптировать западные программы и технологии к отечественным реалиям.



Екатерина Черке-Заде

Екатерина Черкес-Заде
директор Московской школы кино

____

«Я бы не хотела противопоставлять нас другим вузам — и во ВГИКе, и в ГИТИСе было сделано много хорошего. Но проблема в том, что они учат студентов по программам, составленным сорок лет назад, которые во многом не отвечают потребностям современной индустрии. Недавно я оказалась на сессиях, посвященных образованию в кино, и там было три частных проекта, но ни один представитель из государственных вузов не пришел. Это значит, что они вообще не интересуются стратегиями развития кино? Каждое поколение строит свой новый мир. Поэтому как относится к новым проектам старая школа — важно, но это не главное. Они уже очень многое сделали, сняли свое кино, которое нашло своего зрителя. И потом, любой профессионал, который видит изменения в своей области, должен принимать их.

Мы обучаем только два года, потому что пятилетнее образование вообще не имеет смысла. Туда будет включена физкультура и философия, а нам это не нужно. Кроме того, лицензия на высшее образование в России выдается на пять лет, а это значит, что я должна буду утвердить на этот срок программу и не смогу ее менять! Поэтому мы работаем в режиме дополнительного образования, чтобы в любой момент включать какие-то новые предметы. И это наше основное отличие от киношкол старого формата. В большинстве вузов учат определенным технологиям, таким образом обрезая студентам крылья, даже не дав им пощупать какие-то другие способы.

Очень важно сократить период адаптации человека, который заканчивает вуз. Он выходит и не понимает, что ему дальше делать, к кому обращаться, как продать свой проект. Поэтому мы включаем все эти вопросы в систему обучения. Я всегда говорю студентам: если вы в индустрии работать не хотите, не приходите сюда, потому что у нас все нацелено только на эту задачу. Другая проблема — творчество воспринимается нынешними выпускниками как приоритет над результатом работы. Я уверена: не все то кино, которое снято дрожащей камерой, является по-настоящему талантливым артхаусом. Поэтому мы бы хотели изменить саму психологию, подходы к работе. Человек должен вовремя быть на своем рабочем месте, все время думать о своей репутации, независимо от того, держит ли он крошечную камеру или руководит целой командой. Гениев в любом университете — не больше 5%. Остальные должны быть профессионалами. А у нас пока есть жуткий диссонанс между «я творю в стол» и «я зарабатываю деньги». Надо это менять».


Евгений Гиндилис

Евгений Гиндилис
продюсер

____

«Наше кинообразование — это одна большая проблема. Уровень выпускников тех вузов, в которых есть профили кино (а таких сегодня два — ВГИК и питерский Институт кино и телевидения), достаточно низкий. Поэтому радикальная смена системы образования просто необходима, и это очевидно для всех, кто работает в кино в последние годы. Их выпускникам не хватает, с одной стороны, практических навыков и знаний, которые могут нарабатываться только в случае, если программа образования будет адаптироваться к тем потребностям, которые есть в индустрии. Нашему классическому образованию по-прежнему не хватает понимания современного контекста. Мы существуем так, как если бы до сих пор жили в СССР и были изолированы от кинорынка других стран мира.

Думаю, это связано с тем, что нет кадров, которые могли бы эти новые тенденции в образовании приводить в жизнь. И это одна из самых серьезных проблем. Поэтому партнерские программы с уже существующими киношколами или программами образования, которые доказали свою эффективность, — это очень правильный путь. Московская школа кино, насколько я знаю, выстраивает партнерские отношения с Британской школой дизайна, и это позволит им заранее встать на прочное основание. У них уже существует программа, на которой выстраивается параллельный курс, который учитывает все наработки и переносит их в другую сферу. Мне кажется, это очень своевременная инициатива.

Уже есть достаточно удачные проекты, например Марины Разбежкиной, которые успели дать очень позитивный импульс для развития кинообразования. В конце концов, Валерия Гай Германика — «продукт» такого рода школы. Благодаря этим инициативам появились новые имена в кино. Основная их проблема — удерживать постоянный штат преподавателей. Если МШК удастся собрать людей, которые соответствуют заявленным задачам, — это будет успешный проект. Но если люди, которые ведут работу со студентами, будут случайными, то это ничем не закончится. И таких примеров уже много.



pavel_kostomarov.png

Павел Костомаров
режиссер и оператор

____

«Проблема с нашим образованием кажется мне надуманной. Я вижу вокруг себя талантливых профессионалов, которые умеют работать. Когда я сам учился во ВГИКе, меня раздражали многие вещи, но сегодня я смотрю на это по-другому. Важно только то, хочет ли сам человек чему-то научиться , а способы он может найти и здесь. Если ему нужно овладеть западными технологиями, сегодня нет проблемы с тем, чтобы поехать учиться за границу. Хотя я думаю, что и здесь есть такие возможности».



Светлана Резвушкина.png

Светлана Резвушкина
режиссер, продюсер, генеральный директор студии «Лавр»
____

«Ко мне приходит много выпускников и студентов профильных киновузов. И в первую очередь я сталкиваюсь с отсутствием профессионализма. Эти молодые люди мечтают делать что-то свое, необычное — некий артхаус, который стал уже ругательным словом. Они стремятся к творчеству, которое понимают гораздо лучше, чем саму профессию. Наша работа такова, что у человека навыки должны быть «в руках». И если ты не снимаешь каждый день, то профессионализма быть и не может. Поэтому первое, что необходимо, — это практика, а это основная беда наших профильных вузов, средств на практические работы у них очень мало. Поэтому, когда молодые люди приходят к нам, у них оказываются неплохие теоретические знания, но никакого опыта. Я встречала студентов, которые вообще ничего не знали, хотя должны были проходить и монтаж, и прочее. Читать лекции можно сколько угодно, но они мало дают сами по себе. Пока сложно сказать, как будет построена программа в Московской школе кино, но, если они не будут учитывать этот момент, все окажется бессмысленным.

Другая проблема — реализовать себя в нашем кино невероятно трудно. И проблема не просто в отсутствии кадров, а в том, что для них недостаточно работы. У нас очень «узкая» площадка большого кино, поэтому лично у меня нет никакой уверенности, что все выпускники смогут быстро найти свое место. Я согласна с той позицией, что все хотят быть гениями, а грамотных специалистов мало. Но для того, чтобы воспитывать настоящих профессионалов, нужно их тренировать. Честно говоря, я с трудом представляю, как можно за два года с нуля научить профессии. И найдутся ли потом люди, которые рискнут взять в киногруппу человека с таким образованием? То, что новая киношкола может быть интересной и нужной, — безусловно, но насколько она будет эффективной, покажет только время. Я посмотрела набор преподавателей, и часть из них действительно профессионалы, а часть — люди совсем новые. Пока у меня есть доля сомнений и скепсиса, потому что им еще предстоит доказать на практике все свои заявления. Будет очень обидно, если этот проект станет очередным щеконадувательством».


 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter