Атлас
Войти  

Также по теме

«Мы хотим находить проблему, о ней писать и доводить ее решение до конца»

После наводнения в Крымске блогер и фотограф ИТАР‒ТАСС Митя Алешковский координировал работу добровольцев на Воробьевых горах — сбор гуманитарных грузов и отправку волонтеров. Теперь решил открыть новое общественное медиа на базе благотворительного фонда. В интервью БГ он рассказал, как будет работать проект и зачем ему понадобилось собрать 50 лучших журналистов

  • 8247
Алешковский
Фотография: Анна Артемьева/«Новая газета»


— Расскажи подробнее об идее благотворительного проекта. Как он будет выглядеть?

— Это такая смесь общественного медиа и благотворительного фонда. Мы хотим помогать тем людям и проектам, которые сами хотят помочь обществу. Основная рабочая сила — лучшие журналисты российских СМИ. Сейчас у нас есть около 40 человек, которые дали свое согласие. Функции главного редактора возьмет на себя Тоня Самсонова (Slon.ru, «Эхо Москвы». — БГ), я буду руководить благотворительной частью проекта, а Андрей Ходорченков, главный редактор сайта «Эха Москвы», возьмет на себя техническую сторону. Все решения будут приниматься редколлегией — начиная с названия, которое мы пока не выбрали. Запуск проекта планируем к 10 сентября.

У нас появится приемная, телефон горячей линии, сайт, страницы в соцсетях — чтобы люди присылали нам свои истории и просьбы о помощи. Технология такая: к нам приходит история, специальные люди забивают ее в базу, к которой каждый наш журналист будет иметь доступ. В этой базе он сможет выбрать для себя то, что ему кажется важным и интересным: дети-инвалиды в Краснодарском крае или ветераны войны на Камчатке. Наш фонд оплачивает командировку и ждет от него материала — текста, видеосюжета или фотографий. Работу журналист выполняет на волонтерских началах. Замысел в том, что этот материал опубликует не только наш сайт — он вряд ли сможет претендовать на звание серьезного СМИ, — но и издание, в котором работает журналист. А в публикации отмечается, что данный материал — часть благотворительного проекта, а герою материала можно помочь, — и ссылка на сайт. После этого начинается работа фонда: мы отправляем куратора, собираем деньги, силы, все необходимое и помогаем.


— Можешь привести конкретный пример?

— Пример, который я всегда привожу: мы с журналистом Аркадием Бабченко ездили сейчас к врачу в Тверскую область, который один обслуживает 300 деревень. За 10 лет государство один раз купило ему какой-то техники, причем не той, что ему была нужна. Этот врач делает очень важную для общества работу, но ждать помощи ему неоткуда — только от самого общества.

Вот такими историями мы будем заниматься. Писать про человека, которому нужна пересадка печени, или про нужды конкретного пенсионера с конкретной пенсией мы не будем. Нам важно помочь тем, кто сам готов помогать.

Случаи бывают разные. Из тех кейсов, которые мы уже обрабатываем, — в Ингушетии и Северной Осетии есть унитарные проекты по сближению враждующих частей общества. «Мемориал» строит там проект по обучению малому бизнесу и испытывает некие трудности. Их давят. Я не думаю, что сейчас нужно подробно об этом рассказывать, но эта история — типично наша. Мы хотим находить проблему, о ней писать и доводить ее решение до конца: своими силами или привлекая волонтеров — зависит от конкретного случая. Мы планируем активно сотрудничать с разными благотворительными фондами — забирать у них часть кейсов, отправлять наши на фактчекинг.


— Откуда вообще взялась эта идея?

— Эту идею придумали мы с Андреем Ходорченковым, причем независимо друг от друга, и решили запускать проект вместе. Как правило, журналисты, которые пишут на социальные темы, часто имеют в голове такое представление: моя задача — написать, привлечь внимание, а поможет кто-нибудь другой. Но многие уже задумываются о том, как могли бы помочь сами. А после Крымска мы увидели, что людей, которые хотят помогать, стало реально много. 


— А фонд уже создан? Как будет осуществляться управление?

— Да, фонд уже есть. Один из участников проекта и одновременно консультант — Анна Пучкова, выпускница ВШЭ и специалист по благотворительной деятельности. Мы пока не говорим, кто будет проводить аудит, но рассчитываем, что это будет очень крупная компания с мировым именем. Редакционной работой будет руководить редколлегия.


— А каков примерный спектр задач и методов? Вы скорее будете помогать на стройке или говорить с условным Кадыровым?

— Мы для себя поставили задачу так: нерешаемых проблем не бывает. Конечно, самое простое — собрать деньги, но мы надеемся, что будем действовать шире. Если нужно пойти договариваться с Кадыровым — я пойду договариваться с Кадыровым. К слову о Кадырове — наш проект совершенно аполитичен. Мы не имеем никакого отношения к политике и не хотим, чтобы политика имела какое-то отношение к нам.


— А если движение «Наши» захочет прислать своих добровольцев помочь в каком-то вашем начинании?

— Если движение «Наши» придет с намерением помочь, а не для извлечения политической выгоды, — я буду только рад. Если нам будет нужно 300 человек порубить лес, мы готовы пригласить депутатов Госдумы. Единственное, мы попросим их не работать в футболках с партийной символикой.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter