Атлас
Войти  

Также по теме

Наталья Рагозина

  • 1856

Фотографии: Ксения Колесникова

В детстве меня никто не обижал, и мне не нужно было драться во дворе — достаточно было обидчика оттолкнуть. Силы были, убегать не приходилось. С первого по одиннадцатый класс я стояла первой в шеренге, и одноклассники бы десять раз подумали, прежде чем ко мне полезть.

Когда я начала заниматься кикбоксингом, родители сказали: «Ты что, с ума сошла?!» Я ведь никогда не дралась, не зарубалась с девчонками в классе. У родителей в голове не укладывалось, как их дочку, тонкую, красивую, маленькую, будут бить по голове. Я ведь всегда ходила как модель и выглядела соответственно и вообще собиралась стать стюардессой. А потом поняла, что не могу посвятить себя небу, а могу — боксу. Мама до сих пор бои смотреть не может. Глянет одним глазком и сразу плачет.

Да, у меня был серьезный разрыв с бывшим мужем. Да, он попытался меня обидеть. До встречи с ним я десять лет занималась легкой атлетикой и разбиралась в кикбоксинге. Но, когда он поднял на меня руку, мне и в голову не пришло с ним драться. Я просто собрала вещи и ушла.

У меня есть сын. Я его, Ванюшку своего, очень люблю. Вот и все, что у меня осталось от бывшего мужа. Я его любила, а любовь, оказывается, проходит. Муж никогда — кроме одного-единственного раза — меня не обижал. Одного-единственного раза достаточно было, для того чтобы расстаться навсегда. Но я не хочу вспоминать прошлое. Мне неприятно.

В Нижнем Тагиле я была первой девочкой, пришедшей на тренировки по боксу. Мой тренер сразу поставил меня спарринговать с мальчиком. Нам сказали работать влегкую, драться как на улице, а я даже не знала толком, как боксерские перчатки надевать. Мальчик был поопытнее моего и одним ударом он меня достал. Я страшно обиделась и решила отомстить — специально стояла с этим мальчиком в парах на тренировках, отрабатывала удары и в итоге его побила.

Я не мазохист. Я не люблю, когда меня бьют. Я знаю, что надо тренироваться. Во мне есть осторожность — дураки ведь только не боятся. Но если я выхожу на ринг — я уже ничего не боюсь.

Между профессиональным и любительским боксом лежит громадная пропасть. Профессионалы бьют гораздо больней и гораздо сильней. Но я терплю эту боль. И одновременно забочусь о том, чтобы остаться красивой — без синяков, травм, ушибов. По лицу мне пока попадали вскользь. Синяков ни разу не было.

Я всегда помню о том, что я женщина. Выхожу на бой в элегантной, красивой ­женской форме. Мне шьют специальные костюмы на заказ, но не стоит думать, что я выхожу на ринг наряды показывать. Просто мне нравится быть боевой и женственной одновременно. Может, это абсурд, но на ринге хочется быть красивой.

После рождения Ванюшки я ушла в декретный отпуск. Поправилась на двадцать килограммов и не строила планов на будущее. А мне позвонил главный тренер женской сборной и сказал: «Наташка, на чемпионат мира поедешь?» «Конечно, — говорю, — поеду!» А сама девяносто килограмм весила. Ради спорта перестала кормить ребенка грудью, похудела на двадцать килограммов и уже на отборочных соревнованиях поколотила всех своих соперниц.

Я всегда хотела сразиться с дочкой ­Мохаммеда Али, боксершей Лейлой Али. Но она отказывается. У меня сильная ­мотивация — с ней подраться. Зачем она от меня бегает? Ведь теперь все награды у меня. Я абсолютная чемпионка мира среди профессионалов по семи категориям и занесена в Книгу рекордов Гиннесса. Победила в семнадцати боях на профессиональном ринге.

Если мужчина слишком заботится о соб­ственной внешности, то это болезнь. Мужчина должен быть страшненьким снаружи и прекрасным внутри. Того, кто постоянно смотрится в зеркало, я мужчиной не считаю. Хотя и меня довольно часто называли больной женщиной только на том основании, что я занимаюсь боксом.

Мой молодой человек, Федор, расширил мой круг общения. До него моя жизнь проходила по маршруту «зал — дом — зал». Он сказал мне: «Наташ, еще есть парки. Есть кинотеатры, кафе». Все мои предыдущие мужчины были боксерами и говорили исключительно про бои и удары. И все. А Федор заботится обо мне. Ради Феди я пошла на курсы телеведущих: мне захотелось правильно ­произ­носить слова и красиво общаться. А раньше про меня многие говорили, что я тупая. Да, раньше мне было не до образования. Зато к 33 годам я стала сильнейшей боксершей.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter