Атлас
Войти  

Также по теме

Не будите Спящую красавицу

  • 2338

Наполеон Хилл
«Как поднять себе зарплату»

«Один из самых важных принципов успеха — привычка делать больше того, за что вам платят»

Ни один вменяемый человек не в силах пройти мимо обложки с надписью «Как поднять себе зарплату», а тем более если автора зовут Наполеон. Фамилия, правда, несколько подкачала и напоминает о знаменитом английском комике, однако ко всему написанному Наполеоном Хиллом стоит относиться с максимальной серьезностью: книга содержит семнадцать принципов успеха, которые Наполеону по секрету нашептал сталелитейный магнат Эндрю Карнеги, навострившийся разводить людей почище своего однофамильца Дейла. Краеугольным камнем успеха в этой концепции считается способность при любых обстоятельствах сохранять позитивный настрой.

О том, как поднять себе зарплату, я размышляю довольно часто, но скорее философически, чем практически. Но вот только с помощью Наполеона мне удалось осознать, что трагедия моей жизни не в том, что у меня маленькая зарплата. (Хотя, между нами говоря, видывали мы зарплаты и побольше.) Настоящая беда в том, что я веду себя неправильно, поэтому люди меня недолюбливают. Это блистательное в своей простоте объяснение моих неуспехов открывается мне на первых же страницах пособия «Как поднять себе зарплату». «У человека, — вещает Наполеон Хилл, — который общается со своими коллегами в духе дружелюбия и сотрудничества, намного больше шансов узнать от них что-то полезное для себя, чем у человека воинственного, раздражительного, невежливого и пренебрегающего правилами поведения. Старая пословица утверждает, что на мед поймаешь мух больше, чем на соль». Мухи в качестве мерила эффективности несколько смущают, но надо же с чего-то начинать работу над ошибками, которые я делаю ежесекундно, не отдавая себе в этом отчета. Даже дежурное, ничего не значащее «здрасте», входя в свой отдел культуры, я произношу совершенно не так, как надо, — и в результате оно с головой выдает мою непоколебимую убежденность, что в наш отдел набрали идиотов. Первая попытка сказать медовым голосом «Здравствуйте, дорогие друзья!» вызывает в сослуживцах настороженность, кажется, они не понимают, в чем подвох. Чтобы усыпить их бдительность, я иду к своему рабочему месту, где за время моего отсутствия накопились восьмимартовские подарки, распаковываю коробку конфет, выкладываю на стол, объявляю бодро: «Кушайте конфетки!» Обращение «идиоты» по привычке вертится, конечно, на языке, но, сделав над собой усилие, я произношу его только мысленно — уже прогресс, и самые доверчивые из мух, то есть сотрудников, даже начинают лопать мои конфеты. Легко же их одурачить, оказывается. Только секретарша начальника подозрительно спрашивает: «Что это вы такая веселая?» — и протягивает мне справку из отдела кадров, которую я просила сделать для американского посольства.

При виде моей новой зарплаты сохранять позитивный настрой становится несколько затруднительно, и сияющая на моем лице кретинская улыбка несколько меркнет: из справки отчетливо следует, что за девять лет службы мой оклад вырос на сто долларов. Я успокаиваю себя, что многим достойнейшим людям и того не удалось, и вообще, это не так уж и мало — даже больше десятки в год, — однако ощущение вкравшейся в жизненный план ошибки не покидает меня.

Как выясняется, это одна из 75 финансовых ошибок, описанных Лоис П.Франкел в книжке о том, почему хорошие девочки не становятся богатыми: «Размышляя о зарплате, привилегиях, поощрениях или угловом кабинете, подумайте, чего вы хотите, чего заслуживаете и что получают другие. Если вам на ум приходит слово «жадность», немедленно исключите его из своего лексикона». Лоис П.Франкел, на минуточку, доктор философии, и мышление у нее четкое и структурированное. На обложке нет фотографии, но и без нее чувствуется, что автор — изрядная сука, чего и всем остальным желает. Вкратце месседж ее книжек про «хороших девочек» можно сформулировать стихотворением: «Люби себя, чихай на всех, и в жизни ждет тебя успех!»

Поразмышляв немного об угловом кабинете, я снова открываю диалог двух гуру — Наполеона с Карнеги. Карнеги ностальгирует: «Рассмотрим пример Чарли Шваба, которому я выплатил за год в качестве премиальных целый миллион долларов». Я-то за всю жизнь раза три получала премию по 50 у.е. От навернувшихся слез зависти строки, объясняющие секрет неотразимого обаяния пронырливого Чарли Шваба, расплываются у меня перед глазами: «Большого образования или каких-то особых талантов он не имел, но у него было одно очень полезное для успеха качество. Он очень хорошо относился к самому себе и ко всем людям, с которыми вступал в контакт!» К самому себе — это понятно. Это мне более или менее по силам, а вот со всеми людьми как быть, ума не приложу. Я же ненавижу их не за то, что они идиоты — это еще можно понять и простить, — а как раз за то, что с ними приходится вступать в контакт.

Вечером, подводя итоги первого дня новой жизни, я получаю от старика Хилла новые инструкции: «Один мой знакомый, который умел выбирать слова, как никто другой из известных мне людей, полчаса в день посвящает чтению словаря!» Я хватаю первый подвернувшийся под руку словарь — “Longman. Dictionary of American English “: “Salary — money that you receive every month as payment from the organization you work for. She earns a good salary”. Кроме того, я узнаю из словаря нюансы употребления выражений “ugh”, “uh”, “uh huh”, “uh oh” и “uh uh” — оказывается, все они предназначены для совершенно разных ситуаций, в которых я употребляю одно и то же междометие «бля», проявляя тем самым прискорбное отсутствие гибкости. А без нее ни о каком успехе и речи быть не может. «Гибко мыслящий человек, — сообщает Наполеон Хилл, — должен быть подобен хамелеону, маленькому пресмыкающемуся, которое умеет менять свой цвет, адаптируясь к окружающей среде. Без этой способности личность едва ли может стать привлекательной, поскольку постоянно меняющиеся условия жизни требуют умения приспосабливаться». Словосочетание «маленькое пресмыкающееся» вызывает острое желание немедленно раздавить его. Зато через несколько страниц в качестве неотъемлемой черты привлекательной личности предлагается, наоборот, искренность (на практике то и дело вступающая в противоречие с гибкостью), а также готовность все время делать больше, чем от тебя требуется. Неутомимый Чарли Шваб, опять же, по мемуарам Карнеги, «бросался на работу так, как голодный человек бросается на пищу».

В принципе, я тоже трудоголик, но какой-то бессмысленный: я могу потратить часов пять на заметку, которую можно написать за полчаса, да зачастую она именно так и выглядит. По всему выходит, что четыре с половиной часа я просто ковыряю в носу, хотя мне при этом искренне кажется, что я старательно обдумываю мысли и сочиняю максимально точные формулировки — вместо того чтобы использовать первые пришедшие в голову, то есть, в соответствии с наполеоновской концепцией, делаю больше, чем от меня требуется, только никто об этом не подозревает.

Н.Е.Вершинина
«Удача улыбается львицам, или Как добиться успеха в карьере и любви»

«Еще одно необходимое качество, которым должна обладать женщина, мечтающая сделать карьеру, — опрятность»

Чтобы отвлечься от этих тупиковых рассуждений, беру куда более разухабистую, чем педантичный Наполеон, книжку Н.Е.Вершининой «Удача улыбается львицам, или Как добиться успеха в карьере и любви». Первая ее половина посвящена тому, как выйти замуж, вторая — как устроиться на работу. Пленяет продуманность всех мельчайших деталей оптимального женского поведения, включая советы, какие кольца и браслеты следует носить, чтобы твои толстые узловатые пальцы казались тонкими и музыкальными. Книга про львиц содержит кроме практических советов полезные теоретические сведения — например, что же такое мужчина и как его опознать, если он возникнет на твоем жизненном пути. «По сравнению с женским, лицо мужчины менее выразительно. Чаще всего на нем можно прочитать нейтральное отношение к происходящему: скуку, безразличие, равнодушие или презрение и уж совсем редко — заинтересованность и другие положительные эмоции».

В меткости этого описания я убеждаюсь на следующий же день, придя в квартиру к режиссеру, который ненавидит давать интервью. Я-то еще больше ненавижу их брать, но мне надо продать в глянцевый журнал множество тысяч знаков. И поэтому я сижу у него в квартире и вспоминаю секретные приемы, почерпнутые из книжки Джона Грэя «Марс и Венера на работе»: «Когда возникает необходимость поболтать ради установления психологического контакта, женщина может начать с такой фразы — «Давай-ка на минутку оторвемся от работы», после чего перейти к личным вопросам. Ведь когда собеседник раскроется, с ним можно поделиться гораздо большим». Я думаю, если при словах «Давайте-ка оторвемся на минутку» достать из ридикюля бутылку водки, собеседник раскроется донельзя.

У Джона Грэя много книжек про Марс и Венеру, в которых автор довольно толково объясняет мужикам, почему бабы дуры, но с их существованием придется временно мириться, а бабам — почему мужики козлы, но и с них при соответствующих навыках можно состричь клок полезной шерсти или надоить молока. Ценность этого учебника по межполовому взаимодействию, в котором никакого взаимопонимания быть не может по определению, а царит сплошная манипуляция и надувательство, заключается в том, что все мыслимые ситуации женско-мужского общения проиллюстрированы конкретными речевыми конструкциями — теми, которые надо употреблять, и теми, которые категорически противопоказаны. Мужчине, главное, оказывается, не задавать риторических вопросов: «Как вы могли?» — потому что в этот момент мужчина слышит: «Вы ничего не умеете». А если спросить: «О чем вы думали?» — то мужчина слышит: «Вы дурак». Так что лучше сказать: «По-моему, это чепуха». Ну в общем-то, я уже много лет практикую эти принципы, когда мне приходится брать интервью, а также интуитивно использую золотое правило: не исходите из того, что мужчине интересно ваше мнение. Мне, строго говоря, мнение мужчины тоже не особо интересно, творчество его говорит само за себя, однако вот Н.Е.Вершинина предлагает невинную хитрость: «Для того чтобы заставить мужчину думать, что вам интересно то, о чем он говорит, нужно научиться задавать вопросы. Они должны быть таковыми, чтобы в ответ вы могли услышать не только емкое и краткое «да», «нет» или «не знаю». Мне мужчина попался многословный — в его ассортименте еще есть фраза «Я об этом никогда не думал». Чтобы он не обольщался, что он один такой упрямый, я реагирую на эту фразу тоже однообразно: «Да знаю я, что вы никогда ни о чем не думаете!» — и задаю следующий вопрос с примерно таким же результатом. Через сорок минут препирательств (хотя для данного режиссера двадцать — уже критическая отметка, после которой он обычно начинает тихо закипать) я вспоминаю завет Н.Е.Вершининой: «Ничто так не способно утомить, как затянувшаяся беседа, в течение которой нередко оппоненты забывают о цели и теме разговора» — и выключаю диктофон. «А вам точно хватит?» — участливо спрашивает режиссер, обрадованный концом пытки, и, провожая нас с фотографом в прихожей, интересуется: «Ну вы сейчас куда?» Я исключительно невербальными средствами даю понять, что, в общем-то, никуда не тороплюсь. «Может, в кафе зайдем, — предлагает разошедшийся режиссер, — вдруг там мне какая-то мысль придет, а то я чувствую, интервью какое-то кургузое получилось». В кафе за углом мы в полном молчании выпиваем водки с чувством аутического счастья, оттого что мне не надо придумывать вопросы, а ему — ответы.

Кэри Дж.Бруссар, Анита Белл
«От Золушки к успешной бизнес-леди. 10 уроков из волшебных сказок, которые изменят вашу жизнь»

«Хорошо загоревший после отпуска главный дизайнер побелел от зависти. Он срочно вызвал к себе менеджера отдела кадров и потребовал уволить Белоснежку. После этого он принялся распускать слух, что у нее были очень серьезные проблемы с наркотиками»

Когда меня уволят с основной работы за эксперименты над людьми, я обязательно напишу русский аналог книжки «От Золушки к успешной бизнес-леди», в которой Кэри Дж.Бруссар и Анита Белл иллюстрируют случающиеся в бизнесе психологические коллизии на примерах десяти популярных сказок: «Золушка», «Белоснежка», «Красная Шапочка», «Ганс и Гретель», «Гадкий утенок», «Дюймовочка», «Спящая красавица», «Красные башмачки», «Рапунцель», «Красавица и Чудовище». Написавшие эту книжку девушки проявляют не только недюжинные познания в офисной психологии, но и некое подобие литературного таланта, позволяющее им заканчивать каждую главу соответствующей сказкой, переложенной на современный лад: «Однажды давным-давно молодая женщина работала младшим дизайнером в большой компании по производству одежды, сотрудники которой постоянно сплетничали и интриговали».

Предположим, что я Золушка. А раз уж ты по сути своей Золушка, тебе не обойтись без доброй феи: в интерпретации Кэри и Аниты фея называется наставником и подразумевает кого-то, кто покровительствовал бы бедной крошке и замечал ее неоценимые заслуги перед корпорацией. Сама собой фея никому не является, ее надо выследить и охмурить в хорошем смысле этого слова — втереться, короче, в доверие. Приводятся конкретные способы: «Сотрудники, которые уходят с рабочего места в 17.00, вряд ли вызовут одобрение вышестоящего руководства. (Интересно, а те, которые в 17.00 только приходят, они какие эмоции вызывают?) А вот если вы после пяти столкнетесь в лифте с СЕО (этой аббревиатурой, расшифровка которой не по силам моему изнуренному мыслями об успехе мозгу, почему-то называется руководитель компании), главой маркетингового или операционного отделов, у вас появится шанс затеять небольшую беседу, чтобы получить полезный совет и в итоге продвинуться вперед». Значит, добрые феи водятся в лифте? А я-то, дуреха, за те два года, что у нас пустили лифт, не заглянула в него ни разу — никогда не хватает терпения его дождаться. Совершив пробную поездку, я обнаруживаю, что на четвертом этаже двери лифта расположены крайне удобно — они открываются как раз возле кабинета генерального директора, и, если долго ошиваться у лифта, аккурат на гендиректора можно нарваться. Правда, я с ним не знакома, и вообще, технология общения не продумана. Вот, допустим, удалось мне заманить гендиректора в лифт и мы с ним там едем. На то, чтобы «затеять небольшую беседу» с руководством, у меня есть секунд, скажем, 15-20, и они стремительно истекают. Удобно ли мне первой обратиться к директору за полезным советом и, например, каким? Или я должна дожидаться, пока он заметит меня и поинтересуется: «Так-так, а что же столь ценный сотрудник делает в нашем лифте в столь неурочный час?» Между тем гендиректор ведь может и не догадываться, что те, кто ездит в лифте после 17.00, самые незаменимые.

Поскольку феи у меня нет, то Золушка из меня фиговая, Дюймовочка — это как-то совсем унизительно, Гадкий утенок — претенциозно. Буду-ка я лучше безобидной Спящей красавицей. «Спящую красавицу можно назвать одной из самых бездеятельных сказочных героинь», — с оттенком осуждения пишут Кэри и Анита и предлагают решительные меры, как растолкать засоню: «Отрепетируйте ваш разговор с начальником о повышении зарплаты». Ну, репетициями я занимаюсь последние полгода, пора, наверное, уже устроить прогон. Для начала следует продумать в деталях сценический костюм: «Всегда одевайтесь в соответствии с вашим уровнем или уровнем чуть выше среднего, — рекомендует сказка про Белоснежку. — Когда человек одевается в соответствии с уровнем выше своего собственного, это может расцениваться как готовность выполнять более широкий круг обязанностей». Стиснув зубы, захожу в бутик на Тверской, где покупаю дорогую и чистую белую рубашку. Переодевшись прямо в магазине, приезжаю в редакцию и напяливаю зачем-то галстук, наверное, внутренний импульс вынуждает меня перед решительным объяснением с завотделом культуры максимально замаскироваться под мужика. Или ну его на хрен, этот галстук? Но ведь на нем цветочки! А ткани с растительным рисунком, по опыту Н.Е.Вершининой, «несут в себе сексуальный оттенок», между тем как «ткани в мелкий горошек, полоску или с остроконечными фигурками вызывают у большинства мужчин раздражение».

Убедившись, что на мне нет ничего остроконечного, напоследок открываю книжку про Марс и Венеру, а именно главу с шекспировским по драматизму названием «Просить или не просить»: «Риску обидеть начальника или клиента женщина предпочтет быть покладистой и не заикаться о своем желании получить больше. В результате женщины менее охотно обращаются с подобными предложениями и нередко проигрывают материально». Я действительно предпочитаю не заикаться. Впрочем, заиканием горю не поможешь, надо говорить быстро, решительно и безапелляционно: «Прося мужчину о помощи или о надбавке, не перечисляйте все обоснования своей просьбы. Чем больше вы станете демонстрировать убежденность, что вам нужно его уговорить, тем хуже будете выглядеть в его глазах. Краткость просьбы говорит о вашей уверенности в себе». В последний момент я обнаруживаю, что была на волосок от непоправимой ошибки — «говорить «не могли бы вы» вместо «пожалуйста, сделайте». «Не могли бы вы» — это всего лишь вопрос, выяснение сведений. А вот «пожалуйста, сделайте» — собственно просьба».

Застигнув завотделом культуры в одиночестве, начинаю выкручивать ему руки: «А что, так сказать, прибавки к жалованью-то не предвидится ли часом?» Разведав, что предвидится в лучшем случае к лету, решительно заявляю: «Сделайте мне, пожалуйста, к лету, — тут следует искомая сумма, и в конце неожиданно для себя добавляю: — Хотя бы». Откуда взялось это «хотя бы»? Наверняка оно было лишним. Впрочем, тут же все очень тонко, может, наоборот, «хотя бы» демонстрирует мою уверенность, что я-то лично в глубине души ценю себя и выше, но великодушно называю минимальную сумму, чтобы не подрывать бюджет издательского дома. «Я буду очень стараться», — вежливо обещает начальник. Вот так подстава: что ж мне теперь, до самого лета притворяться Крошечкой-хаврошечкой? «Ничего, скоро пойдут ягоды и коренья», — обессиленно думаю я и бросаюсь за утешением к Джону Грэю. «Женщинам нужно учиться, выслушав отказ, обращаться к мужчине снова так, будто это происходит впервые». Может, попробовать еще раз в понедельник, как будто в пятницу ничего не было? «Это хороее упражнение при подготовке к обращению за прибавкой к зарплате или более существенной поддержкой. При отсутствии такой практики женщине может быть нелегко, услышав «нет», не впасть в отчаяние».

Я поднимаю глаза и смотрю на украшающую мое рабочее место вырезку из журнала «Крокодил» — «Шоколадке «Аленка» — 41 год». На ней изображена опухшая старая алкоголичка с отвисшим двойным подбородком и мешками под глазами. Через пять лет и я стану такой же, но это не повод отчаиваться.

Джеффри Дж.Фокс
«Как стать генеральным директором. Правила восхождения к вершинам власти в любой организации»

«Не сплетничайте. Не разрешайте другим сообщать вам «конфиденциальную» информацию. Не расспрашивайте ни о ком и не отвечайте на вопросы о ком-либо»

Посмотрим, что делают в подобных печальных ситуациях львицы: «Вам начинает казаться, что вы вот-вот сойдете с ума от работы? Отвлекитесь, выполните расслабляющее упражнение — напрягите мышцы живота, втяните его в себя. Напряжение этих мышц отгонит страх и придаст вам сил». У меня напряжение этих мышц вызывает чувство голода. «Хочешь кого-нибудь съесть?» — это начальник зовет меня, видимо, на ланч. Я быстро ищу глазами в книжке Джеффри Фокса «Как стать генеральным директором», как следует поступать в таких ситуациях, и, увидев строчку «заказывайте еду в номер», на всякий случай отказываюсь. Черт, имелась в виду командировка. Книга мистера Фокса очень тонкая, удобная и лаконичная — прочитав в начале список глав, в принципе, читатель уже получает в руки полный комплект альпинистского снаряжения, позволяющего вскарабкаться к вершинам власти в любой организации. Если, конечно, у вас хватит силы воли соблюдать все нравственные императивы, которые Фокс формулирует своим жестким рубленым стилем.

Я-то, по своему легкомыслию, прокололась сразу в нескольких пунктах: «Каждую пятницу идите с кем-нибудь из нужных вам людей на ланч — просто поболтать» (а на дворе как раз пятница) и «Всегда говорите «да» своему руководителю. Даже если он попросит вас полить растения в вестибюле, сделайте это». Ну ничего, если он позовет меня в следующий раз, я уж не растеряюсь: «Да, я хочу кого-нибудь съесть, да и полить растения в вестибюле давно руки чешутся!» Что тут у нас еще Фокс рекомендует? «Приходите на работу на 45 минут…» Так, а я уже час тут сижу. А-а-а, «…на 45 минут раньше и уходите на 15 минут позже».

Чтобы все это осмыслить, я спускаюсь в столовку. Тьфу ты, блин, опять про лифт забыла. В столовке очередь, и я поднимаюсь на лифте в буфет. В буфете жрать нечего, и я, голодная и злая, снова на всякий случай лезу в лифт — там темно, пусто и страшно. Вернувшись несолоно хлебавши на рабочее место, я сталкиваюсь с редактором приложения «Уикенд» — наше с ним общение состоит преимущественно из того, что он добивается от меня каких-то печатных знаков, а я подробно и аргументированно объясняю ему, почему я не могу выполнить его желание в настоящий момент, но непременно сделаю это в следующий раз. Эта коллизия наглядно описана в сказке «Красные башмачки»: «Если вам кажется, что вы слишком часто отказываетесь от выполнения рабочих заданий, задумайтесь о скрытых причинах такого положения дел». Гипотетических причин предлагается три. «А. В вашей компании или вашем отделе не хватает сотрудников». Да по мне, так, пожалуй, сотрудников в нашем отделе даже перебор. «Б. Вам наскучила ваша работа. Есть вероятность, что вы говорите «нет», потому что вам смертельно надоела ваша работа». Это уже ближе к истине, но пункт B лучше всех: «Вы — чудо-женщина. Может быть, вы заработали себе настолько фантастическую репутацию, что люди думают, будто вы можете справиться абсолютно со всем. В таком случае у вас подходящий момент, чтобы просить о повышении зарплаты или продвижении по карьерной лестнице. Не думайте, что руководство по собственной инициативе наградит вас за дополнительный труд. Скорее всего, вам самим придется просить о том, чего вы заслуживаете».

Опять придется просить? Ведь уже только что вроде бы просила. Отбоярившись от «Уикенда», я отправляю его редактора в магазин за алкоголем, который немного скрашивает наши серые будни. «Не стоит выпивать с коллегами», — грозит пальцем Джеффри Фокс. Опа! Это еще почему? «Никогда не выпивайте с вашей командой после работы. Это пустая трата времени и денег». В этом с ним трудно не согласиться — после работы можно найти компанию и поприятнее, но в разгар-то рабочего дня за собутыльников сойдут и сослуживцы. «Не пейте за обедом. А лучше вообще не обедайте. Сыграйте в сквош или вовсе не прерывайте работу», — продолжает поучать Фокс.

Я уже было решила перебороть себя и вместо обеда действительно отправиться в спортивный зал, но затем случайно открыла последнюю страницу последней бизнес-сказки Аниты Белл. Не удержалась и прочитала. Сказка называлось «Индустрия красоты и Чудовище». И в ней описывалась битва за сохранение своего рабочего места сорокапятилетней женщины по имени Бель. Заканчивалась сказка, а вместе с ней и книга, максимально оптимистично: «Бель была назначена главой специального подразделения по разработке этой концепции. Ей существенно подняли зарплату. Теперь она может откладывать деньги не только на учебу дочери в колледже, но и на свое пенсионное обеспечение».

На этой строке я закрыла книгу и целиком переключилась на алкоголь, как раз к этому моменту принесенный редактором «Уикенда».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter