Атлас
Войти  

Также по теме

Общество по интересам

  • 1397

иллюстрация: Маша Краснова-Шабаева

В России все прогнило — от начала до конца. В судах — взяточники, дороги ни к черту, армия — школа инвалидов или бандитов, в тюрьмах пытки, в милиции — убийцы, ученые уезжают из страны, скорая помощь не умеет быть скорой, городская архитектура работает на уничтожение города, нелояльные бизнесмены умирают без суда в тюрьмах.

И так далее, и так далее, и так далее.

По выражению одного из авторов этого номера, «в нынешней системе — все провальное, потому что все делается неизвестно для чего».

Начальство все об этом знает, но ниче­го не делает, потому что не умеет и потому что боится, что будет еще хуже. Государственные институты работают как производители инновационной маку­латуры. Модернизация — это когда телеканалы боятся, что их закроют, если они скажут чего-нибудь про человека на букву С, П или Х, оппозиционеры ждут, когда обстоятельства их частной жиз­ни снимут на скрытую камеру, мелкие предприниматели знают, что могут в любой момент сесть, а мой сосед по даче Платон Викторович не сомнева­ется, что опоздает на работу, потому что простоит в пробке из-за безымянного упыря с мигалкой.

Разговоры об этом давно уже стали хорошим тоном. Градус ненависти накапливается, выхода у нее нет. Все всё понимают: «Ты хочешь поговорить об этом».

Говорить об этом, составлять реестры всего самого отвратительного в протухшем государстве можно до бесконечности. Удовольствие это сродни расковыриванию застарелой болячки.

Но ненависть — не самое конструктивное чувство. По крайней мере на один номер мы решили не рассказывать про то, как менты бьют таджиков. Поговорим о том, как все это изменить.

Мы выбрали 10 областей, которые принято ежедневно ругать — от ситуации в милиции до отношений бизнеса и власти, — и попросили профессионалов предложить реальные способы выхода из тупика.

Этот номер о том, что нужно научиться обсуждать возможности выхода, — как именно преобразовать общество взаимного унижения и ведомство страха.

Здесь не предлагаются финальные решения. Более того, многие из этих рецептов могут быть спорными или прямо противоречить друг другу.

Чтобы в Москве появились нормальные бары и уличные кафе, надо законодательно запретить глухие первые этажи на центральных улицах. Чтобы не было очередей, нужно сделать круглосуточной работу налоговой инспекции. Чтобы не повторилась история с юристом Магнитским, умершим в СИЗО, нужно вывести медицину из подчинения начальника тюрьмы. Нужно ввести английский язык на вступительных экзаменах в медицинские институты. Нужно дать возможность оплачивать автомобильные штрафы через интернет. При строительстве дорог оплату производить по окончанию работ, а не сразу выделяя подрядчику заоблачные суммы.

И так далее, и так далее, и так далее.

У общества должна появиться созидательная мечта и амбиция ее реализовать — тогда все то, что сейчас вызывает отвращение, может измениться.

В тот момент, когда нам самим станет до всего этого дело — интересно будет совать нос во все эти пока не слишком понятные системы, все придет в движение. Общество посетителей тюрем и судов, соседи, обсуждающие, как построить детскую площадку подальше от проезжей части, люди, придумывающие, как исправить переход на Никитском бульваре, который устроен так, что там ежемесячно кого-то сбивают. Более чем два десятка экспертов, предлагающих те или иные решения в этом номере, говорят о необходимости участия неравнодушных людей в преображении окружающего ландшафта. И еще — о том, что не надо бояться.

Ты не хочешь поговорить об этом, это уже неинтересно. Ты хочешь с этим что-то сделать. Или как в финальной фразе не очень смешного анекдота: «Ты счастлив?» — «Я? Конечно. А что делать!»
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter