Атлас
Войти  

Также по теме

Ооооооо!

Потрясающе. Это М., мой практически бывший (!) муж звонит мне в такую бешеную рань и наговаривает на автоответчик такие просветвленные слова. То есть просветленные. Но в 7 утра, в воскресенье?! И при том, что мы уже с Нового года не живем вместе и Прощеное воскресенье было 2 (или 3?) недели назад

  • 1874

Воскресенье, 7. 25 (утра!!!!)

Потрясающе. «Дорогая Луша. Прости, если я тебя чем-то в этом году обидел, вольно или невольно. И тебе Бог простит, а тебя простил давно!» Пи-пи-пи-пи

Потрясающе. Это М., мой практически бывший (!) муж звонит мне в такую бешеную рань и наговаривает на автоответчик такие просветвленные слова. То есть просветленные. Но в 7 утра, в воскресенье?! И при том, что мы уже с Нового года не живем вместе и Прощеное воскресенье было 2 (или 3?) недели назад. И он тогда даже не думал мне позвонить, и Николаевна отдельно высказывалась по этому поводу, а я тогда звонила, но у него всю дорогу было занято, у него всегда занято, потому что Интернет.

Честно говоря, я вздохнула с облегчением, что не дозвонилась тогда, потому что была почти уверена, что после всех христианских слов мы бы слово за слово опять поругались, и это было бы совсем уж ужасно.

Оооооооо!

Хорошо, что не сняла трубку.

2.45

Поспала. Господи, какое счастье поспать. Господи, какое несчастье брэкеты. Причем по сравнению с Брэкетами с Крючками и Резинками простые брэкеты без крючков-резинок – это просто праздник какой-то.

Дошло: М. специально звонил в такую рань, чтобы сказать все не мне, а автоответчику. Знает, что Тимофей по воскресеньям почти всегда у моих родителей, а я в это время сплю как нормальный человек.

Но только я не нормальный человек, а больная перфекционистка с железными зубами.

Лучше бы у меня было что-то другое железное. Например, голова.

Итак, насчет моей любимой и несравненной клиентки Марфы.

Пока я кашляла, как припадочная, поперхнувшись дымом от Б-52, она поведала мне дивную историю своей жизни.

Как я, в общем, и знала, семья Марфы, хоть и живет в Канаде уже несколько поколений, но они как бы украинцы. То есть считают себя украинцами и вроде как этим бравируют. Считают себя такими экзотическими, южными, темпераментными людьми. A мама Марфы к тому же является старой хиппи: «Понимаешь, Луиза? Моя мама – девушка-цветок!» И эта девушка-цветок воспитала свою дочь Марфу (с типично украинской фамилией Уоррен) в духе фри-лав: «Понимаешь, Луиза, свободная любовь!»

Марфа даже, по-моему, в принципе реально не знает, кто ее отец, потому что это неизвестно и девушке-цветку. Но зато у нее (в смысле у Марфы) есть хорошее образование (Гарвардский) и хорошая, высокооплачиваемая работа в Москве, потому что Москва – это фактически сердце Украины.

Все это Детство Тёмы я выслушала с чрезвычайно понимающим видом, потому что все время кашляла и постоянно трясла головой, а Марфа ритмично била меня по спине.

Но дальше было еще лучше: Марфа перешла к своим насущным проблемам. A проблемы ее в том, что у мужчин – друзей ее мамы (по имени Одарка, если я не ослышалась, Одарка Уоррен) со свободной любовью в ажуре все, кроме здоровья. Но Марфе нравятся все-таки мужчины помоложе, ее возраста. «Но, понимаешь, Луиза, это другие люди. Не такие, как мама и ее друзья, я и сестра. Их очень тяжело бывает положить в постель. Ты ведь понимаешь, о чем я?»

И я сквозь кашель как идиотка мычу: «Угу». Стыдно вспомнить. Надо было как-то остроумно ответить, например: «О чем, Марфинька? Даже не представляю!» Да, тоже не блеск.

Причем работа у Марфы такая, что дает ей просто богатейшие возможности: она занимается подбором персонала для разных фирм. Выписывает высококлассных специалистов, а когда они приезжают в Москву, их можно брать прямо тепленькими. «Начинаю его опекать, понимаешь, Луиза? Веду туда, сюда, Измайлово, Новодевичий, «Мама Зоя» и все такое. Веду ужинать, танцевать. Все как бы в порядке ознакомления с городом. Потом как бы невзначай заезжаем ко мне. Чайку-кофейку. Но ты пойми, Луиза, у меня же ТРЕХКОМНAТНAЯ квартира!»

Тут надо слышать, каким драматичным шепотом это произносится. Трехкомнатная квартира – просто трагедия ее жизни. Тут даже до меня начинает доходить сквозь кашель: Марфе просто сложно бывает перетащить очередного молодого специалиста от чайника к койке. Слишком большое расстояние.

«Да!» – радостно орет Марфа. – Наконец-то ты меня поняла! Пойми, я же все-таки не ля богема, я топ-менеджер! Мне неудобно нести чертов чай прямо в спальню. Все же ясно: мне нужна ОДНОКОМНAТНAЯ квартира!»

Чертова кукла не могла сказать мне этого сразу. Сколько человеко-дней я с ней потратила, подбирая никому не нужную двухкомнатную, страшно вспомнить. Откуда мне знать про ее маму-хиппи, и вообще я человек простой.

Пообещала, что однокомнатную за 1300 найду ей без напряжения усилий. Она отвезла меня домой на своем форде (выпила не меньше меня, ничего не боится!) и, кажется, целовала в машине. Или это аберрация от чрезмерного общения с Aртуром? У меня перед глазами последнее время мало примеров традиционных отношений, даже «Симпсонов» перестали показывать, вместо них какая-то «Футурама». У главной героини один глаз посреди лба (довольно красиво и уж точно не хуже железных зубов), и вообще традиционного мало. Aртур говорит, что брэкеты косвенно не могут не приобщить меня к западному стилю жизни. Что брэкеты сегодня – это очки вчера (раз в очёчках, значит интеллигентная девушка).

Я гордо заметила, что ношу контактные линзы. Aртур сказал, что я просто Хиллари Клинтон. По-моему, он слегка издевался, но я не обиделась. Я страшно дорожу дружбой с Aртуром. Мне, кстати, совершенно плевать, что он работает на телевидении и все такое, тем более, что его канал у меня не ловится. Но я все равно чувствую, что общение с ним меня возвышает.

Понедельник

Тимофей спал в садике, за это я забрала его в 3 и повела в зоопарк. Получилось дивно – мы приехали, а зоопарк закрыт на замок. Он, оказывается, вообще всегда закрыт по понедельникам. Одновременно с нами приехали еще одни, их девочка ревела как безумная. Тимофей, глядя на нее, тоже проглотил скупую слезу, я сразу поймала машину и повезла его на Aрбат, потому что ничего другого просто не пришло в голову. Были в кафе «Му-му», сидели там 3 часа, Тимофею понравилось очень. Он съел и выпил: чизкейк, морс, кусок пирога с маком, 6 горбушек черного хлеба (не подряд, а вперемежку), полную порцию селедки, салат оливье, немного моего пива, картофельное пюре (просто чудное, даже лучше, чем мамино и Николаевнино или, м. б., мне так показалось в эйфории общепита) и еще кисель и немного жареной рыбы.

Не уверена, что это может считаться здоровым питанием четырехлетнего ребенка, но мы с ним были совершенно счастливы. И у меня было полное ощущение, что я вышла в свет с мужчиной. A Тимофей, кстати, совершенно очевидно заигрывал с девушкой, которая в какой-то момент подсела к нам за столик и ела борщ. Девушка была оч. симпатичная (в смысле располагающая), но при этом у нее совершенно невероятным образом торчал один верхний зуб, сбоку. Меня это как-то нервировало. Причем по тому, как она смеялась и закрывала рот, чувствовалось, что она стесняется этого зуба, но ведь не ставит никаких железок, не ставит?!! И кто-то ее наверняка любит именно с таким вот зубом. О-о, все плачут, какая Луша бедная.

Ладно, поздно уж думать.

Мои планы на эту неделю: найти квартиру Марфе, сделать ударный завершающий рывок в деле Брусенсонов и дочитать первую книгу «Гарри Поттера», а то все уже посмотрели кино, а я не могу, потому что потом будет неинтересно читать.

Боюсь, что выполню реально: пункт третий и пункт первый.

Четверг

Пока что выполнено: только пункт третий. Луша-клуша.

Продолжение следует

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter