Атлас
Войти  

Также по теме

Оранжевый уровень


  • 1192

В Америке объявлен так называемый оранжевый уровень опасности. Это предпоследний уровень, последний - красный. Оранжевый - как бы еще не военное положение, но уже фактически комендантский час. Национальная гвардия в изобилии появилась на улицах Нью-Йорка. В кондоминиумах, многоквартирных недорогих домах, среди жителей и служителей проводится работа - следует сообщать обо всяких случаях вселения и проживания гипотетического противника. Как обычно, занимательны бытовые военные приготовления - экстремальные покупки простого доброго американца, готовящегося вступить в битву за справедливость и мир во всем мире. Консервы, батарейки, скотч (клейкая лента), вода и спиртные напитки. Ну нет у людей опыта. Батарейки вместо спичек, кукуруза и тунец вместо сала. А что же соль? Про соль ничего не знают. Единственная полезная покупка - виски.

По случаю оранжевого уровня опасности мы решили не говорить с американцами о войне с Ираком и о том, как меняется современный мир. Мы попросили порассуждать об этом наших соотечественников, давно живущих за границей, но не утративших еще способности воспринимать события по-русски. Мы хотели с их помощью понять, что произошло с Америкой и Европой за последние годы, какими идеями живет сейчас человечество, где именно оно ищет ресурсы для своего развития, что собирается во имя этого убить, а что - произвести на свет Божий. Вот что из этого получилось.

Ингер Влади, 35 лет, бизнесмен, 10 лет в Штатах (до приезда в Америку господина Влади звали менее причудливо):

- Я сидел в американской тюрьме. Один раз даже провел неделю в Центральном полицейском управлении Нью-Йорка. Это известный всему миру небоскреб, пафосная штучка, там некоторые камеры расположены не в подвальных помещениях, что нам привычнее (подвалы Лубянки, застенки Бутырки), а на верхних этажах. Ощущение на русский вкус инфернальное. Томится в неволе орел молодой. В Америке очень трудно за десять лет стать "своим" - не верьте профессорам, уверяющим, что чувствуют себя в берклийском кампусе как в новосибирском Академгородке, но тюрьма, пожалуй, наиболее способствует ассимиляции. Ты смотришь на страну с изнанки. Видишь, как она на самом деле устроена. Разумеется, девяносто пять процентов американских заключенных - негры и пуэрториканцы. Которые, на мой взгляд, представляют ничуть не меньшую опасность для цивилизации, нежели арабы. Но какая разница в отношении! Негры и латиносы - социально близкие уголовные элементы, а арабы и прочие мусульмане - это 58-я статья. Это политические - что бы они ни сделали.

На моих глазах страна прошла за десять лет путь от толерантности до ксенофобии - впрочем, в американском обществе так много скрытого и подавленного, что скорее всего ксенофобия всегда была задним планом подчеркнутой, вынесенной на авансцену политкорректности. Как анонимный алкоголик, Америка боялась дать себе волю даже в малости, ибо знала, что потом не остановится.

Берклийская профессура - по определению левая - не делает атмосферы в обществе. Атмосферу создают высшие властные круги и низшие. Американская глубинка была для меня большим потрясением, чем русская провинция. Удивительные люди, которые даже Си-эн-эн не смотрят - смотрят местные телеканалы. Церковь по воскресеньям, задавленные пороки - две трети взрослого белого населения Америки посещает психоаналитика. Они все толстые - и грешат на изобилие, хотя это явная психосоматика. Искаженная система удовольствий.

Думая об изменениях в американском обществе, я вычленяю важнейшие реперные точки. Первая для меня - конец 1999-2000 гг. Крах великой американской финансовой утопии. С возникновением интернета и расцветом высоких технологий сопряжен расцвет не среднего класса, а прослойки очень молодых людей, которые вдруг начали зарабатывать очень большие деньги. Это была новая философия: деньги, которые берутся не из воздуха, а из головы. Интернет, IT-технологии, изощренная игра на финансовых рынках - казалась, наступил золотой век, который каждого умного сделает богатым. Молодые люди, которые по возрасту являлись студенчеством, сохраняя сообразные возрасту левацкие настроения, покупали себе дорогие дома, становились столпами общества. И это не яппи, этой прослойки русская мысль не приметила. Но всему хорошему приходит конец.

Вторая реперная точка - безусловно, 11 сентября. Угасание мечты и содрогание основы. Это общество, где каждый боится за себя (не дотянуть до модели успеха), но никто не привык бояться за государство, за "всех". Общество, пропитанное страхами и не умеющее бояться одновременно. Это структура детского страха. Дети очень жестоки.

Ольга Владимировна Матвеева, 36 лет, инженер-биохимик, North-Western University, Чикаго:

- После сентября мир у них полностью разрушился. Запугать, может, их и не запугали, но американцы вдруг поняли, что кроме СШA есть еще другие страны. Несколько месяцев они от шока отойти не могли, вывесили флаги. Особенно иностранцы усердствовали - только что эмигрировавшие индусы, пакистанцы, корейцы... Отправляли детишек на улицы с маленькими флажками на курточках - боялись, наверное, что будут какие-то репрессии. Но к чести американцев надо сказать, что у них обошлось без того, чтобы раскладывать на капотах людей без чикагской прописки.

A потом, когда от шока отошли, начали задумываться. Они вдруг поняли, что географическая изолированность не есть гарантия безопасности. Начали читать! Я встречаю много людей, которые весьма интеллектуально развиты: они стали фильтровать информацию. Раньше мы вели бесконечный спор с нашими студентами. "СШA - самая демократичная страна в мире, где пресса публикует всю правду", - говорили они. Я отвечала: "Не может такого быть!" "Нет, у нас всегда всю правду публикуют. Мы смотрим новости и должны этим новостям стопроцентно верить!" Теперь уже не верят. Они стали немного более "кухонные", что ли. Такое ощущение, что просыпаются от тех иллюзий, которые им вдалбливались десятки лет. Как нам в свое время. Политическая активность в этом болоте появилась! Вот что раньше они говорили по поводу Сербии: "Мы знаем, что делать, ваши конфликты решим в пять минут, излупим плетками, и вы залюбите нас, как миленькие". A сейчас наш лабораторный шкаф обклеен бумажками: "Нет войне в Ираке!" Такие же бумажки по всем поездам. Демонстрации проходят в Сан-Франциско, Нью-Йорке, Чикаго... Знакомишься с кем-нибудь в баре, а он тебя приглашает на политическую сходку. Социалистов много стало. Кажется, до них дошло то, что всем давно было известно: очень легко прикрываться национальной идеей, а на самом деле причина любой войны - деньги, нефть и прочее. Может быть, они наконец поняли, что американский путь - не совсем правильный и не венец эволюции.

На самом деле Aмерика в панике, на нервах вся. В последние две недели, когда они пытаются бряцать оружием, объявили готовность "оранжевую". По телевидению и в прессе американцам сказали: купите противогазы, купите защитные костюмы, купите липкую ленту, заклейте окно, чтобы защититься от грязной бомбы. A они же послушные люди -звонят в магазин, спрашивают, сколько нужно липкой ленты купить, чтобы защититься от ядерной атаки.

Я стараюсь о будущем не думать, но иногда все равно довольно боязно. Например, когда читаешь об угрозе со стороны Северной Кореи, которая по списку следующая. Или когда прошла информация, что будет атака самых незащищенных объектов типа университетов... Мне стало не по себе. И многим стало не по себе. Некоторые собираются переезжать в Новую Зеландию, а я вот думаю что, может, лучше из большого города куда-нибудь в Небраску переселиться.

A еще здесь стали стрелять сигареты на улице, как в Москве. Не знаю почему, но мне нравится.

Николай Дмитриевич Дараселия, 31 год, PhD in molecular biology, директор отдела программных разработок в компании InforMax, Вашингтон:

- Я не верю, что можно найти какие-то доказательства того, что американский народ резко поумнел. Народ вообще поумнеть не может. Как показывает история, люди меняются, только если 20 миллионов посадишь в лагеря - вот эффективный способ. A сейчас просто с экрана телевизора американцы услышали новые понятия. Возможно, Буш не так крепко держит за горло средства массовой информации, как его предшественники и как это вообще принято в Aмерике. И здесь, я думаю, очень здорово поработали демократы.

Года полтора назад у Буша был очень высокий рейтинг. Отчасти из-за катастрофы 11 сентября. Нация в такие моменты сплачивается даже вокруг полного кретина. Но сейчас, на третий год правления, популярность президента падает - это факт скорее радостный, чем печальный. Когда Буш два месяца назад предложил срезать налоги, все прыгали от радости: "Как здорово, мы будем меньше платить!" A недели две назад пошли разговоры типа: "А чего это мы налоги срезаем? У нас страна в жопе, а мы ее еще дальше туда загоняем". Или вот: три месяца назад 75 процентов народа было за войну, сейчас - 43, и с каждым днем это число падает. Во время выборов Буш подкупил близостью к народу, широкой крестьянской улыбкой, развязностью языка. Теперь это выходит ему боком. В публичных речах он позволяет себе примерно то же, что позволяет себе выпивший Жириновский. Именно на такие мелочи демократы и обращают внимание. Они показывают, что ничего из обещанного сделано не было. Обещали голову бен Ладена - нет головы, обещали покончить с мировым террором, вместо этого объявляют "орандж алерт" по всей Aмерике (это еще не комендантский час, но близко к тому: для прохода во все госорганизации нужно иметь по четыре документа, на улицах в четыре раза больше полиции, в аэропорт вообще лучше не соваться). И теперь популярность войны с Ираком падает с каждым днем. Демонстрантов было полтора-два миллиона человек! Два миллиона человек, протестующих в Aмерике против чего-либо, исключая женщин против абортов - политическая акция, какой не было со времен Вьетнама. Но, опять же, они войны не хотят потому, что кто-то им сказал: "Воевать плохо!" Я считаю, что народ опять программируют. Против войны, против Буша. Здесь эта технология освоена.

Эта страна построена на мифах. Миф о долларе, миф о высоких технологиях, миф о безопасности. Я могу рассказать о том, как нашу компанию разграбили, набирая людей и повышая зарплаты без всякого соответствия с производством нового продукта и ростом числа заказчиков. Выпускали дутые акции - и все. Это при том, что мы-то программы производили, а ведь были компании, которые вообще набирали деньги под несуществующий продукт. Теперь они лопнули, люди перестали покупать новые компьютеры, программное обеспечение, акции, а покупают недвижимость. В результате на сток-маркете кризис, а дома стоят в два раза больше, чем раньше.

Миф о безопасности еще интереснее. Вот история со снайпером: человек совершенно безнаказанно ездил по трем штатам и стрелял из снайперской винтовки в кого хотел. После трех недель поисков всеми полицейскими силами выяснилось, что они искали не того человека, не ту машину и не то ружье. Очевидно, что если бы снайпер был чуть поумнее, то он до сих пор бы так и стрелял. Нашли его только потому, что он оказался полным кретином с IQ около 80 - это IQ черного восьмиклассника. Он спал под плакатом "Спать запрещено". И проходящий мимо человек стуканул: кто-то спит со снайперской винтовкой под плакатом "Не спать со снайперской винтовкой". И после этого мне пытаются рассказать, что можно контролировать порядок в стране.

Максим Леонидович Рохлин, 27 лет, аудитор. Живет в Aмерике с 1996 года. Сан-Франциско, Калифорния:

- Изменилась ли Aмерика? Думаю, что нет. Слишком чувствительным, тонким, безкорневым должно быть общество, чтобы меняться или надламываться со всяким ударом обстоятельств. Можно сказать, что жизнь здесь еще недавно была легче. Еще 5-7 лет назад Силиконовая долина производила на свет в среднем 60 миллионеров в час (!) Подобной производительности мир не знал. Счастье - призрачное, поверхностное и неприкрыто-изменчивое, откликалось на первый зов. Рождался start-up, в него верили, все в него вкладывали. Он достигал зрелости и выходил, что называется, в public - распродавался на фондовой бирже. Новые акции приобретали ошеломительную стоимость, обеспеченную лишь самой беспечной надеждой, что еще долго-долго, бесконечно высоко эти акции будут расти. Беспримерный рост благосостояния очень интересно сказывался даже на деловой этике. В офис можно было привести домашнюю тварь - зверушек, птичек, или детей, становящихся сразу сынами и дочерями полка. В офисе можно было принять джакузи, заботливо уложив мобильный телефон или лэп-топ на полотенце. В офис можно было просто не ходить, работать из дома. Людей не хватало, зарплаты росли. Я описываю Силиконовую долину и свой опыт. В опыт общенациональный попадает и президент Клинтон, грешащий в Овальном кабинете Белого дома (опять же, в офисе). Страна с напряжением за этим следила и прощала.

Настали другие времена - тяжелые, для многих горькие. Теряются работы, превращаются в пыль сбережения. 11 сентября пришла трагедия. Aмериканец - патриот. Это правда. В этом он духовно возвышается над самим собой, по-видимому, приобретает крылья. Последующие за 11 сентября дни были днями помощи, жертвенности и любви. Это - тоже правда. Я очень боюсь обобщать, потому что встречаю в свой жизни сплошь и рядом исключения. Aмерика не изменилась. Сегодняшние проблемы будут решаться так же, как и всегда, неизменным упованием на собственные силы. Только так строится великий Вавилон. Нужно помнить, чем все это кончается... A Aмерика, разящая Ирак, вынуждена будет потом, в поколениях, охранять себя от терроризма и мести, все более и более урезая Свободу - красавицу цивилизации, набухая контролем, бюрократией и усилением полицейского режима в стране.

В этом есть какое-то удивительное противоречие, мне всегда было как-то неспокойно за Aмерику, шатко и тревожно в самой сильной, самой богатой державе.

Владимир Пирожков, 34 года, родился в Тольятти, закончил Свердловский архитектурный институт, потом уехал в Швейцарию, в настоящий момент занимает должность старшего дизайнера европейской студии "Тойота" и проживает на скромной вилле в Ницце:

- Основное отличие Европы от России сформулировано давно и не мной: на западе - деньги, на востоке - душа. Западным людям не хватает настоящих душевных отношений и, несмотря на свою жадность, они готовы за это платить деньги. А на востоке, наоборот, готовы за деньги продать душу. Такое положение вещей всегда было и, судя по всему, всегда будет.

Русских в Европе опасаются. Мы, благодаря качественному образованию, умны, и европейцев это пугает. Эрудированных и думающих здесь боятся, поскольку умный - это всегда проблема для властей. Такие люди по каждому поводу имеют свое мнение, бывает, даже выходят на улицы с неприятными плакатами. Кому это может понравиться? По этой причине нынешняя цель европейской системы образования состоит в том, чтобы выпускать неумных людей, я бы даже сказал, мутантов, которые умели бы только отличить красную кнопку от синей. Говорят, что еще не так давно европейское образование было намного качественней. В той же Франции это сегодня настоящая проблема для русских, добившихся здесь успеха и желающих хорошего образования для своих детей. В Европе есть еще одна неприятная тенденция. Компания "Тойота" сейчас проводит серьезные исследования на предмет того, как будет выглядеть здешнее общество лет через двадцать-двадцать пять. Необходимо знать, кому придется продавать автомобили через пару десятилетий. Выясняется, что к этому времени в Европе, можно сказать, вымрет весь средний класс. Общество сильно поляризуется: останется небольшое число очень богатых людей, проживающих не в Париже или в Берлине, а в собственных городах-сателлитах за высоким забором, который обеспечит им определенную безопасность. Остальные граждане будут представлять собой серую массу бедняков.

Эта тенденция прежде всего вызвана эмиграцией в Европу мусульман. Уже сейчас во Франции каждый десятый житель - мусульманин. Приезжие с Востока, как правило, безработные, они живут на пособие, при этом, чем больше у них детей, тем больше денег им платит государство. По этой причине в мусульманских семьях в среднем бывает по пятеро детей, ну, а вы сами понимаете, что где пять, там и шесть, а где шесть - там и двенадцать. Нужно еще иметь в виду, что у мусульман разрешено многоженство. При этом для белого европейца со средним доходом иметь ребенка довольно дорогое удовольствие, государство не помогает, поэтому рождаемость низкая. По статистике на среднестатистическую европейскую семью сейчас приходится полтора ребенка - и это с учетом многодетных мусульман. Таким образом получается, что коренные жители попросту вымирают.

Если вы не верите в такие перспективы, то зря. Напряжение в обществе растет, система уже дает сбой. Недавно вышел я из дома и собрался поехать на работу, смотрю - а у моей машины сняли все четыре колеса и она стоит на домкратах. Но в полицию я не пошел, поскольку, когда у меня в последний раз выбили стекло и украли магнитолу, мне там прямым текстом сказали, что другим людям тоже нужно есть, и никаких действий по поимке воров они предпринимать не будут. У одного моего состоятельного друга тут недавно в четвертый раз обокрали квартиру, вынесли все, что можно было унести. Поскольку с этим поделать ничего нельзя, я решил завести большую собаку и пару ружей, если что, сразу буду стрелять по коленным чашечкам. Практически все население Франции поддерживает позицию президента Ширака против войны в Ираке. Следует заметить, что Ширак не был особо популярным у населения. Сейчас же его считают смелым человеком, посмевшим идти наперекор самой Америке, и популярность его растет.

Брахман Радха Дамодар Дас (Сергей Васильевич Зуев), 47 лет, руководитель Вайшнавского университета, председатель исполкома Центра обществ сознания Кришны в России:

- История всегда повторяется, она развивается циклически, и в этом непрерывном движении существуют глобальные закономерности. Веды - слово означает "знание" - самое древнее учение на Земле. Там описаны все закономерности: как было, как будет. Веды говорят о том, что материальная Вселенная, в которой мы живем, была сотворена 155 триллионов лет назад. И, как каждый объект в этом мире, она рождается, растет, увядает и умирает. Если взять за пример жизнь человеческого тела, которое рассчитано на сто лет, то нашей Вселенной сейчас идет 51-й год.

Земля тоже непрерывно циклически движется. Можно сравнить это с сутками -был рассвет, утро, середина дня, соответственно - золотой, серебряный, бронзовый века планеты. Эпоха, в которую живем мы, приходится на сумерки, она называется "Кали-юга" и будет длиться 432 тысячи лет, пять тысяч уже прошло.

К концу нашей эпохи люди деградируют до крайнего состояния: они будут очень маленького роста, едва доживать до тридцати лет и станут поедать друг друга. A потом воды покроют землю - конец каждой эпохи сопровождается потопом. И наступит ночь. Период, когда все засыпает. A после ночь сменится рассветом. И начнется новый Золотой век. Каждая эпоха имеет свои глобальные характеристики. В Золотой период наша планета была населена существами с очень развитым сознанием. Следуя теории Дарвина, мы привыкли думать, что тогда жили обезьяны, которые эволюционировали в людей. На самом деле наоборот, по духовному развитию сейчас мы гораздо ближе к обезьянам. Современные люди вообще не знают и мало задумываются о древнем существования планеты. Они живут сегодняшним моментом, упиваются совершенством своего времени. У них нет памяти.

В каждую эпоху на земле воплощаются души, по своим качествам соответствующие именно этому периоду. Наш век "Кали-юга" - это век ссор, разногласий, лицемерия, материальных привязанностей. В эту эпоху рождаются люди, наделенные сознанием, устроенным так, что оно во всем находит противоречия. Они легко ссорятся, сталкиваются, из-за любой мелочи может начаться война. Современный человек уверен, что он не сможет выжить, если не будет убивать. И ежеминутно совершает насилие, добиваясь удовлетворения собственных потребностей за счет массового убийства других живых существ: животных, людей, природы.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter