Атлас
Войти  

Также по теме

От мандата слышу

В преддверии выборов в Госдуму БГ поговорил с молодыми активистами основных политических партий о том, что они делают в политике и зачем им это нужно

  • 6501
Марина Острейкина

Марина Острейкина, руководитель штаба «Молодой гвардии «Единой России» района Ростокино СВАО г. Москвы:
«История вступления в партию банальна: раздавала листовки на выборах — работа для студента, почему бы нет? Тем более на выборах всегда платят хорошо. Через какое-то время позвонили ребята из «МГ», предложили вступить в движение. Я согласилась, потому что время было такое — кроме учебы никакой серьезной деятельностью не занималась. Сейчас я курирую проект «Доступная среда» — помощь инвалидам и работаю в штабе.

До вступления в «МГ» я мало задумывалась о политике, сейчас есть понимание, как это происходит, почему какие-то бюллетени не засчитывают и т.п. Я не один год работаю на избирательных участках и знаю: результаты выборов подделать практически нереально — если вбросы бюллетеней происходят, это сразу видно. Или все должно быть сделано сверхкачественно, чтобы никто ничего не заметил.

Амбиции у молодого политика изначально должны быть большими. Глупо говорить: «Я хочу стать министром», но необходимо всегда ясно представлять задачи — сначала я работаю в администрации области, потом меня возьмут в администрацию города и т.д. Нужно быть дерзким. Как Артем Туров — минуя муниципальные выборы, стал сразу депутатом смоленской облдумы. Я сама из Смоленска и в Москве не так давно, есть там у нас замечательный Дмитрий Медведев, депутат муниципального собрания, — на него возлагают большие надежды.

Мы в движении используем административный ресурс, но очень редко — лишь тогда, когда не можем что-то сделать сами. Ну, это какие-нибудь автобусы или письма в администрацию. К нашему мнению прислушиваются — вот и весь наш административный ресурс.

Я была приятно удивлена решением Путина баллотироваться на пост президента. Вообще-то поддерживаю и того, и другого, но мне симпатичнее Владимир Владимирович. С Кудриным, я считаю, поступили несправедливо — у него огромный опыт управления, которым он мог бы поделиться. Зачем его увольнять? Возможно, это борьба за авторитет, желание Медведева показать, кто главный.

Ни для кого не секрет, что рейтинг «Единой России» падает. Сейчас над этим усиленно работают, пытаются использовать новые технологии — Народный фронт создали для привлечения сторонников. Во Франции тоже был Народный фронт, помните? Я думаю, здесь есть какая-то аналогия. А вот «МГ» среди молодежных организаций чувствует себя прекрасно: серьезных противников у нас нет. Правда, в Смоленске мы конкурируем с «Нашими» и «Россией молодой».


Глеб Ситников

Глеб Ситников, активист «Молодежного Яблока» партии «Яблоко»:
«Полтора года назад я даже не знал, сколько партий у нас в стране, но случился переломный момент — решил заняться политикой. Взгляды у меня скорее левые, но я активный ЛГБТ-деятель, а «Яблоко» — единственная партия, которая нас поддерживает. Да, я не гей, я — трансгендер.

В семье все были резко против моего вступления в «Яблоко», но я не обращаю внимания на упреки остальных.

Чем может заняться молодой политик? Кто-то выходит на улицу, кто-то бегает с флагом — каждый мнит себя президентом. Если у человека есть стремление, его мало что останавливает. Специфика работы молодого оппозиционера — постоянные задержания. Задержания нужны в первую очередь прессе — это пиар-ход. В СМИ такое отношение: если никого не задержали, то акция не удалась. Иногда бывают действительно несправедливые случаи: уволакивают ни за что. Еще я посещаю всякие семинары, образовательные программы — не только на улицах горланю.

С «кротами» я не встречался. Говорят, года два назад в кругах оппозиции вскрыли какую-то широкую агентурную сеть Кремля, был большой скандал. А сейчас все тихо пока. С фээсбэшниками и фэсэошниками мы часто встречаемся. Недавно ездили с соратниками на «дачу Путина» в Геленджике — там были большие стычки. Пикетировали конференцию «Единой России» — тоже были избиты хорошо организованной группой. Полиция ее даже не преследовала — мы решили, что они из какого-то прокремлевского движения.

Все так надеялись на Медведева, что он возьмет власть в свои руки. Но это были, конечно, иллюзии — приход Путина предсказуем».


Александр Шипилов

Александр Шипилов, член РКСМ («Российский коммунистический союз молодежи»), кандидат в члены Московского городского комитета:
«Мое знакомство с левыми идеями началось с карт: лет в пять я сравнил карту СССР и РФ и понял, сколько же мы потеряли. Хорошо помню, как в три года смотрел по телевизору штурм «Останкино» и Белого дома. Позже узнал о НБП, об Авангарде красной молодежи (сейчас — «Левый фронт». — БГ). Для меня в этом было что-то героическое: национал-большевизм, Эдуард Лимонов. Сейчас я понимаю, что смешивать левые и правые идеи — кошмар и сумбур. Но тогда их деятельность меня пугала, я решил присоединиться к парламентским левым силам.

Я сотрудничал со многими организациями, с СКМ («Союз коммунистической молодежи»). Меня не устроила их сильная зависимость от КПРФ, финансовая и идеологическая, поэтому туда не вступил — хотел иметь какую-то свободу действий. Вся система левых молодежных организаций за последнее время, откровенно говоря, развалилась. Мы в РКСМ стараемся дистанцироваться от чересчур популистских учреждений. Проблема в другом: почти каждый день возникает какая-то новая шарашкина контора из пяти человек — ну выйдут они на площадь, помашут флагом, а дальше-то что?

Не называйте меня политиком, я скорее общественный деятель. Лет пять назад был какой-то юношеский максимализм, чувствовал себя таким крутым, когда ходил на демонстрации. Теперь понимаю, что намного важнее просто помогать людям. Но 1 и 9 мая, 7 ноября, 29 октября (день рождения комсомола) — практически святые дни для меня.

В семье к моей идеологической направленности нормально отнеслись, у знакомых — вызвала или недоумение, или шок, но это не мешает мне общаться с людьми совершенно противоположных политических взглядов.

У народа политика так прочно ассоциируется с грязным делом, что даже мои друзья не хотят идти на выборы. Наш менталитет основан на стереотипах: люди верят в байки про расстрелы, голодомор. Фашисты пришли к власти. Кто виноват? Конечно, коммунисты. Началась ВОВ — виноваты коммунисты. Доходит до смешного: недавно Жириновский на каком-то митинге так сильно истерил, что заплакал ребенок. И он обвинил в этом коммунистов!

Раньше я питал иллюзии: никто ничего не понимает — я приду и растолкую, что к чему. Глупо, конечно. Сейчас занимаюсь волонтерской деятельностью, учусь в музыкальном институте имени Ипполитова-Иванова — на хоровом отделении.
Нужна ли сейчас революция? Вы знаете, народ в смятении, но что будет после смены режима? Видите, с Ливией неважные дела творятся.

Кудрин, Собянин… У нас к ним много вопросов накопилось. А поменять всегда можно, главное — что изменится от этого? Поменяли Иванова на Сердюкова — а ракеты все падают и падают».


Кирилл Котов

Кирилл Котов, активист «Правой России» — молодежного крыла партии «Правое дело»:
«Когда стало известно, что Прохоров возглавит партию, через знакомых попал на собрание молодежного крыла — «Правой России». Вступил без особых проблем. До вступления я был знаком с молодыми активистами ЛДПР — они сливали мне свою инсайдерскую информацию, поэтому с политической кухней знаком давно, никаких разочарований не было. А близкие меня поддерживают — они тоже либералы.

В Москве молодежи легко заниматься политикой, здесь целый набор политических движений. В регионах ситуация кардинально меняется. Я недавно был в командировке в Орле — там работает только «Молодая гвардия», политическое поле монополизировано. И вряд ли что-то изменится скоро.

У каждого своя миссия: неправда, что все посты заняты авторитетными и опытными. Есть куча вакантных хороших мест — нужно только уметь работать и правильно ставить цель.

Прохоров — противоречивый период партии. Он получил от нас намного больше, чем дал. Кто был Прохоров до «Правого дела»? Олигарх, «мальчик из Куршевеля». А как покинул пост — сразу стал жертвой. Однако я не вижу никакой жертвенности. Прохоров пришел в политику как в бизнес, ввел определенную диктатуру, но, видимо, политика не для него. Ройзман — вообще непонятно кто, фигурам с криминальным прошлым в политике нет места.

Мне нравится Медведев. Но мы ничего не сможем сделать с вами — за нас все уже решено. Сколько лет будет Путину после третьего срока? 70? За шесть лет много чего произойдет, я уверен. Кудрин всегда показывал свои политические амбиции, его отставка — это слабость Медведева. По-моему, Кудрин и не скрывал, что хотел занять премьерское кресло, а президент это почувствовал. Если сказать кратко, я предпочитаю Медведева Путину, Кудрина Медведеву».


Валерия Суршкова


Валерия Суршкова, руководитель пресс-службы движения «Молодые социалисты России» партии «Справедливая Россия»:

«В политику меня привела, пожалуй, моя профессия. Журфак заставляет понять, что без активной гражданской позиции в этой сфере не состояться. Если за время учебы у вас так и не проявился интерес к социально значимым вопросам, то, что называется, «Иван Васильевич, меняйте профессию»! В ноябре 2007 года я начала работать в пресс-службе движения «Победа» — молодежной организации партии «Справедливая Россия». В октябре 2009-го «Победу» переименовали в «Молодых социалистов России». Сначала я писала статьи, готовила пресс-релизы, организовывала эфиры. Потом увлеклась так, что сегодня уже тяжело представляю себя в отрыве от МСР.

Рассчитывать надо на себя. Молодежная политическая организация — это средство для реализации и развития, шест для прыжка. А как вы его используете — зависит только от вас. Мои амбиции — Мосгордума.

На Медведева я возлагала большие надежды. Оказалось — напрасно. А как еще относиться к людям, обманувшим чаяния? Я — отрицательно. Третий срок Путина — все пресно и как обычно. Думаю, на выборах в Госдуму «ЕР» много не наберет: партия власти сейчас в агонии. Но продолжения ждать не приходится.

Недавнее интервью Кудрина расставило все точки над i. Только, на мой взгляд, ответственности за тот финансовый ужас, который ждет нашу страну (а он предрекал тяжелые времена), с него это не снимает. Он просто вовремя ушел».


Всеволод Котович, активист Всероссийского молодежного центра ЛДПР:

«Комментарии и интервью сейчас может дать только руководитель нашей организации. Вы понимаете, началась предвыборная кампания, и мы, простые активисты, подчиняемся решениям начальства».



 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter