Атлас
Войти  

Также по теме

Ответ Владимиру Путину

В редакцию пришло письмо матери-одиночки, адресованное В.В. Путину. БГ публикует его полностью


  • 107342
письмо путину



Уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Ольга Ким, я — гражданка России, проживаю в Московской области, у меня два специальных образования, законов не нарушаю, задолженностей по налогам не имею, коммунальные услуги тоже оплачиваю вовремя. Еще я — одинокая мама полугодовалого малыша.

Так уж совпало, что, пока я обдумывала это письмо, Вы написали свою статью о социальной политике в России, в которой коснулись почти всех тем и почти всех слоев населения. Очень много хорошего Вы написали, Владимир Владимирович. И о том, что есть, и о том, чего еще нет, а только еще свершится в будущем. Наверное, Вы шли к этой статье долгих 12 лет. Только, к сожалению, шли какой-то параллельной дорогой. Потому что, увы, в моей реальной жизни все далеко не так красочно.

Вот, например, Вы часто говорите о том, как наше правительство поддерживает институт материнства и детства, какое удачное найдено решение демографической проблемы — материнский капитал, и что ни в одной стране мира такого нет. И это действительно хорошо. Только вопрос, которым часто задаюсь я и другие родители с первым и, может быть, единственным ребенком: а почему этот капитал только на второго и последующих детей? Разве первому ребенку не нужно образование? Или семья с одним ребенком стопроцентно не нуждается в улучшении жилищных условий? И почему Вы никогда не говорите о реальных размерах социальных пособий на детей в России?

Когда я стала мамой, государство определило мне ежемесячное пособие по уходу за ребенком до полутора лет в размере 2 194,34 руб. Таков размер этого пособия в Московской области. В более отдаленных регионах — и того хуже: в Ессентуках — 350 руб., в Барнауле — 155,25 руб., в Саратове — 297,44 руб. А вовсе не «в районе 4–5 тысяч», как Вы сказали, находясь в Кургане, Владимир Владимирович. Кроме того, у Вас дети уже давно взрослые, а внуков вроде бы еще нет. Поэтому, наверное, Вы не знаете, что упаковка подгузников в среднем стоит 800 руб. И на месяц нужно как минимум две такие упаковки. А если хочешь обойтись без памперсов — покупай кучу ползунков, которые стоят от 200 руб. и выше. Мне-то, с одной стороны, повезло немного больше, чем мамочкам из Барнаула и Саратова — я получаю еще областное пособие матери-одиночки — 4 240 руб. Но при этом моя маленькая семья вынуждена жить в съемной квартире, и, помимо платы за аренду жилья, мы оплачиваем коммунальные услуги — около 3 500 руб. ежемесячно. Очевидно, что прожить на оставшуюся сумму, и тем более растить ребенка, совершенно невозможно. Мне пришлось выйти на работу.

До этого я долго работала в общественной организации, потом — в коммерческой. Теперь решила поработать на государство и устроилась в детский сад музыкальным руководителем. Никто не гнал меня туда силой, я выбрала это место сознательно. В первую очередь потому, что сад находится возле дома, и я без проблем продолжаю грудное вскармливание, во-вторых — удобный график работы позволяет мне проводить больше времени с ребенком, чем без него, в-третьих, возможно, со временем мой сын пойдет в этот детский сад, минуя очередь. Согласилась я и на предложенную мне зарплату, хотя уровень ее сильно огорчил. Размер моего оклада составляет 8 880 руб. на ставку. До вычета подоходного налога. У воспитателей не намного больше, а у нянечек и того меньше. Чуть позже я узнала, что, выйдя на работу на полную ставку, я больше не имею права на пособие до полутора лет. И что самое интересное, если мой доход превысит прожиточный минимум, то государство лишит меня и пособия матери-одиночки. То есть нам на двоих с сыном положено 14 358 руб. И если я буду зарабатывать хотя бы на 100 руб. больше, то все, в социальной помощи мы больше не нуждаемся. Да что там, с такими деньжищами мы вообще больше ни в чем нуждаться не будем! Владимир Владимирович, разве при зарплате в 15 000 руб. я перестану быть одинокой мамой? У меня откуда-то вдруг появится муж, а у моего ребенка отец?

Возвращаясь к детскому саду, хочу спросить. Вот Вы поддерживаете спорт, поддерживаете армию, это все, конечно, очень важно. Но почему же так редко Вы вспоминаете о детских садах? А если и вспоминаете, всегда говорите только о том, что есть проблема их нехватки. А знаете ли Вы, что во многих ДОУ не хватает воспитателей и нянечек, а в некоторых вообще просто нет музыкальных руководителей? Потому что мало кто согласится работать за такие деньги. Между тем в своей статье Вы пишите: «В любой стране учителя и врачи, ученые и работники культуры — это не только костяк «креативного класса». Это те, кто придает устойчивость развитию общества, служит опорой общественной морали». Согласна с Вами полностью. Только лишь добавлю, что детский сад — это первая ступенька образования для маленького человечка. Так почему же у нас настолько низко ценится труд работников ДОУ, что наши зарплаты едва ли превышают минимальный прожиточный минимум? О каком уважении со стороны государства можно тут говорить?

После Нового года Вы сообщили о том, что размер заработной платы бюджетников и социальных пособий повысился на 6%. Владимир Владимирович, Вы в самом деле считаете, что это существенная прибавка? В реальной жизни пособие по уходу за ребенком стало больше всего на 131,66 руб. Для сравнения: «Российский» сыр в магазине экономкласса возле моего дома стоит 199,90 руб. То есть теперь я могу позволить себе ко всему прочему 650 грамм этого сыра. Точнее, могла бы, если бы меня по закону не лишили этого пособия. Моя зарплата музруководителя составляет 8 880 руб. именно после увеличения на 6%. И даже если она увеличится на 30% (как Вы обещаете в будущем), согласитесь, что мы с моим ребенком все равно будем едва сводить концы с концами. Если вычесть из этой суммы оплату коммунальных услуг, то на жизнь останется 5 500 руб. Столько сейчас в среднем стоят хорошие недорогие зимние сапоги. А еще очень хочется нормально одеваться, вкусно есть, ездить летом на море, в конце концов. Как Вы считаете, могу я себе это позволить?

Скажите, пожалуйста, кто вообще те люди, которые определяют в нашей стране уровень таких «достойных» зарплат педагогам, кто назначает такие «большие» социальные пособия и принимает решения об их снятии? И кто и каким образом определяет прожиточный минимум? Вот мне бы очень хотелось посмотреть в глаза всем этим людям и спросить, сколько получают они за то, что принимают такие решения? И пробовали ли они когда-нибудь сами прожить на эти деньги хотя бы неделю?

Еще мне хочется немного сказать о жилье. Владимир Владимирович, вот Вы обещаете своим гражданам, что ипотека станет более доступной. А что есть «ипотека»? Это же кабала на 20–30 лет! В своей последней статье Вы написали, что, «по расчетам экспертов, если откладывать всю зарплату, то на квартиру в 54 кв. м в 1989 году можно было накопить за 2,5 года, а сейчас — за 4,5». Простите, это какую зарплату имели в виду ваши эксперты? Например, с моим окладом 8 000 руб. (на руки) и средней ценой 3 млн руб. за однокомнатную квартиру в Подольске понадобится 30 лет, чтобы собрать на квартиру, никак не 4,5 года! Это если откладывать всю зарплату. И на что тогда жить? Я буду вынуждена, как и многие другие, искать заработки на стороне, и есть даже вероятность, что стану злостным налогонеплательщиком. И разве не государство вынуждает меня к этому? А Вы продолжаете говорить о каком-то «доступном жилье».

Программа по расселению из ветхого и аварийного жилья тоже прекрасна, и где-то она, наверное, работает. По телевизору то и дело рассказывают о жильцах, которых переселили то там, то здесь. Вот у меня есть собственное жилье в двухэтажном многоквартирном доме (постройка 1917 года) в Серпухове. Но я вынуждена жить в съемной квартире, потому что мой дом уже давным-давно признан и ветхим, и аварийным, а в 2007 году в доме вообще случился пожар, сгорела стена и половина крыши. Администрация города нашла нам инвестора. На протяжении нескольких лет этот инвестор предлагал жильцам подписать договоры, которые не прошли ни одной юридической проверки. А подписывать документы, которые предложили мы, инвестор отказался. И вот уже пять лет многоквартирный дом стоит без крыши, в аварийном состоянии, после пожара. При этом в доме продолжают жить люди, потому что идти им просто некуда. У меня грудной ребенок, я — одинокая мама. Но администрация Серпухова не видит никаких оснований для того, чтобы ускорить расселение жильцов. Я уже трижды писала Вам через Ваш сайт, прилагала соответствующие документы и просила помочь в решении вопроса. И ни разу, к сожалению, не получила в ответ ни одной строчки хотя бы в качестве отписки. Хотя Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» 59-ФЗ, указанный на Вашем же сайте, говорит о том, что ответ в любом случае должен был быть. Имеет ли смысл мне продолжать его ждать?

У меня есть к Вам еще масса вопросов. Например, чтобы устроиться в государственное ДОУ, необходимо пройти полный медосмотр и оформить медкнижку. За это желающий работать платит из собственного кармана, и в каждой поликлинике установлены свои тарифы на оказание этих услуг. Лично мне медкнижка обошлась в 4 000 руб. (половина месячного оклада). Получается, что я (гражданка России) должна заплатить, чтобы получить возможность выйти на работу в госучреждение?

Или вот еще: зачем мне, человеку, имеющему постоянную прописку в Московской области, иметь еще и регистрацию в той же Московской области, если я живу и работаю не по месту прописки, а в соседнем городе? Разве кто-то отменял ст. 27 (п.1) Конституции РФ, гарантирующую мне как гражданке РФ право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства? Тем не менее регистрацию требуют.

Еще меня интересует: кто утверждает планы строительства домов, в проекты которых строительные компании не закладывают достаточно места возле дома для парковки автомобилей? В результате такого строительства автовладельцы вынуждены ставить свои машины на тротуары, а пешеходам, в том числе и мамочкам с колясками, приходится ходить по дороге.

И так можно продолжать до бесконечности.

Уважаемый Владимир Владимирович, судьба подарила мне большое счастье — стать матерью. И, конечно, теперь я сделаю все возможное для того, чтобы мой ребенок ни в чем не нуждался. Независимо ни от каких пособий, ни от зарплаты, ни от капитала. Иногда я слышу от людей, что мне вообще никто ничего не должен, что это мой ребенок, и только я несу за него ответственность. Но в таком случае не нужно рассказывать с высоких трибун о том, как наше государство заботится о своем обществе, как помогает малоимущим и поддерживает молодые семьи. Потому что я и мой ребенок — тоже часть этого общества, и мы хотим жить в этой стране, а не пытаться выжить.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter