Атлас
Войти  

Также по теме

Овечья правда


  • 1553

Слышать во сне ровный шум моря – что может быть хуже? Один такой сон – и, судя по сонникам, вся жизнь превратится в подобие холодной манной каши, размазанной тонким слоем по тарелке. Не будет, говорят, ни любви, ни дружбы, а только бесплодные усилия и монотонные будни. Но эти унылые перспективы, конечно, не относятся к людям, живущим возле крупных автомобильных магистралей. Когда наступает глубокая ночь, когда соседи выключают дрели и телевизоры, когда засыпают алкоголики и малые дети, мы слышим ровный шум моря: ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш. В прошлую пятницу окошко в соседнем доме погасло в два пятнадцать. До этого оно изображало для меня луну, и я вроде лежала на кровати, а вроде как и на ночном пляже.

– Сейчас я все-таки посплю, – подумала я, – а завтра обязательно отправлюсь куда-нибудь на природу, где пахнет воздухом...

На Тверской просто нечеловеческая пробка. Я медленно бреду вдоль нее в сторону Белорусского вокзала. Ничего необычного не происходит, если не считать того, что я – мужчина. Более того, я, скорее всего, не совсем человек, потому что могу абсолютно все. Любые мои желания исполняются прямо в момент возникновения. Из-за того, что я такая (такой) уникальная, мне ужасно одиноко. Я останавливаюсь посреди дороги и думаю:

– Очень хочется, чтобы сейчас на горизонте, как раз за вокзалом, возникла огромная гора.

И тут же вижу, что горизонт действительно закрыла огромная гора, поросшая зелеными деревьями. Я всматриваюсь: по-моему, это сосны. Мне грустно, так как люди, стоящие в пробках и бегущие по тротуарам, совсем не замечают изменений. Я знаю, что, если сейчас найти самого древнего москвича, он расскажет, что гора стояла здесь еще до прихода советской власти и, скорее всего, еще до основания самого города. Такая фигня. Так как идти мне в общем-то некуда, я захожу в кафе, сажусь за маленький круглый столик, заваленный газетами. Поверх них мне ставят яичницу и кофе. Поедая пищу, я пробегаю глазами заголовки и понимаю, что все новости мне давно известны, потому как я, собственно, их создала (жуткая мания величия, просто жуткая). От этого становится совсем скучно, прямо тошно как-то.

– Сейчас я пойду на гору. На вершине будет стоять летнее кафе, в котором я встречу Бога и он объяснит мне, кто я такая и зачем все так устроено, – говорю я сама себе вслух, допиваю кофе и выхожу на улицу. Гора приближается. Я уже чувствую терпкий сосновый запах, перемешанный с запахом сухой травы, и могу различить отдельные деревья. Забраться наверх достаточно сложно. Земля под ботинками осыпается, и мне несколько раз приходится хвататься за ветки кустарника и падать на живот, чтобы не съехать вниз. Наконец я добираюсь до вершины. Здесь действительно стоит летнее кафе. Ветер хлопает бело-синими зонтиками. Пустая барная стойка. Пустые столики. На белом пластмассовом стуле сидит Бог (его внешность в моей памяти не сохранилась). Я беру стул и подсаживаюсь рядом. Мы пододвигаемся к краю. Внизу монотонно шумит город. Разноцветные машинки суетливо двигаются вперед и назад. В наступающих сумерках ярко горят светофоры, почти все – красным светом. Башенки Белорусского вокзала похожи на макушки замка.

– Как-то обидно все получается, – говорю я Богу, – я-то думала, что могу исполнять все свои желания, а оказывается, что все – лишь проекция твоей воли. Неужели у меня никогда даже собственных мыслей не было?

Бог молчит. Он встает, некоторое время смотрит вниз и вдруг уходит. Я чувствую, что с каждым его шагом картинка у меня перед глазами расплывается. Такое бывает, когда теряешь сознание – сначала в воздухе появляются несколько черных точек, потом еще несколько, потом их становится так много, что они превращаются в черную пустоту.

– Подожди! – крикнула я Богу, собрав последние силы и пытаясь хоть как-то сфокусировать зрение на уходящей фигуре, – скажи, а зачем тебе гора посреди города?

– Как зачем? – удивился Бог. – Для овечек. Эта гора для овечек.

И тут я увидела, что по склонам движутся какие-то светлые пятна. Возможно, это гуляли овечки. Сон был такой длинный, что проснулась только к обеду (я не верю во всю эту ерунду про несколько секунд перед пробуждением). Сначала сон казался мне чудесным и знаменательным, особенно понравилась вся эта христианская символика с овечками. Но потом я вспомнила про маму и про Фрейда. Мама говорит, что все сны означают ровно обратное. А Фрейд убеждает, что любой сон нужно толковать как скрытое желание. Маме, конечно, я доверяю больше, но, чтобы понять обратное значение сна, нужно сначала разобраться с прямым. Итак, сначала я была всем, а потом божьей проекцией. Если верить маме, то сейчас я проекция, а потом буду всем. Слишком сложно. Тут же еще все на перемене пола завязано. Почему мне постоянно снится, что я мужчина? Похоже, без Фрейда не обойтись. Скорее всего, мне хочется быть круче всех, но подсознательно я уверена, что круче всех могут быть только мужчины. Чтобы узнать третье мнение, я почитала сонник.

Бог во сне означал, что я смогу победить деспотичную женщину, которая притворяется христианкой (подерусь с ней, что ли?). «После такого сна, – обещали составители сонника, – расширятся ваши знания о догматичности христианства». А в конце еще и предупредили, что Бог чаще говорит с теми, кто грешит, чем с теми, кто этого не делает. Получив информацию к размышлению, отправилась гулять в Коломенское. В парке хотелось подумать о том, как устроен мир, как жить дальше, в какой цвет покрасить волосы – много всего накопилось. В этот момент меня и заметил стоматолог из Пакистана Мрав (может, и Равм).

Несмотря на мою полную индифферентность, он подробно рассказал о красоте Аравийского моря, о новых методах протезирования зубов, о маковых плантациях на его родине, о сотрудниках милиции на моей родине, об украинских девушках, о своих четырех братьях и о неплохом кафе в районе метро «Автозаводская».

– Что ты молчишь?! – не вытерпел он наконец.

– Я не хочу говорить, мне надо подумать.

Тут он уставился на меня, как будто я сказала самую ужасную глупость:

– Лена, зачем думать? Ты что? Бог же за нас все давно придумал! Давай радоваться!

И я начала радоваться.

БЫСТРО ВЫЙТИ ЗАМУЖ

Если во сне вы получили лицензию на ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ оружие, никому про это не рассказывайте. Потому что люди, знакомые с толкованиями снов, сразу поймут, что у вас есть тайное порочное желание, которое не дает вам покоя. Можете соврать, что лицензию вы оформляли на товар. Такой сон всего-навсего означает скорое достижение цели. Молодой женщине получение лицензии любого рода предрекает скорое замужество.

КОЗЕЛ – животное приятное во всех отношениях. Появление козла во сне заметно разнообразит сновидения и сулит благополучие. Так, свидетеля скачек и игр рогатого животного ожидают хорошая погода и богатый урожай зерна (не очень понятно, правда, где и кого может ожидать урожай). Если же удастся попить козьего молока, то вам не миновать прибавки к зарплате и затяжного благополучия в делах. Молодой женщине такие сны предвещают скорое замужество.

Если во сне вы в тревоге и отчаянии сидите перед экраном пустого РАДАРА, который не может ничего уловить, то и наяву ничего вам не будет, кроме тревог и отчаяния. Если же радар оживится, поймал, к примеру, вражеский танк или засек шпиона, то сразу вам будет и успех, и высокий пост, и богатство. Молодой женщине радар снится к скорому замужеству.

НЕПОДВИЖНЫЙ паровоз – вещь довольно символичная. Обычно он снится людям, которых до такой степени затянули мелкие повседневные заботы, что они совсем перестали думать о своем главном предназначении. Если же вы к тому же машинист этого неподвижного паровоза, значит, дела еще хуже, потому что вы настолько боитесь ответственности, что вряд ли сможете исправить положение дел. Зато несущийся вперед паровоз обещает бурный рост благосостояния. А несущийся паровоз с прицепленным поездом – к появлению у вас богатого покровителя. Все эти приметы не относятся к молодым женщинам, потому что им паровоз предрекает скорое замужество.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter