Атлас
Войти  

Также по теме

Персональный подход


  • 2061

Александр Мухин, 33 года, охранник, старший смены, Shop & Bar Denis Simachev

«Первоначально, когда пришел сюда работать, — ошалел. Я ж 20 лет в Азии жил, знаю 4 иностранных языка — таджикский, узбекский, казахский и турецкий. А тут, конечно, такой шарм, девушки красивые. Даже супруге не говорил, в каком месте работаю. Люди здесь собираются такие, которые не одну тысячу зарабатывают. Поэтому и тратятся, и напиваются. Напьются, на машинах начинают иногда танцевать. А приезжают сюда на разном — начиная от обычных такси до «фантомов». На «ламборгини» приезжают, «роллс-ройсах», и на «поршах», и с сопровождением. У меня своя задача — наблюдать, чтобы бычье не заходило, чтоб не дай бог кто-то наркотики не пронес. Не хотелось бы, чтобы заведение превратилось в привокзальную забегаловку. Стараемся не пускать девушек, которые приходят в поисках денежных мужчин. Ну ладно, пусть она нашла сначала одного, отдохнула — прощаем. Но аппетит же приходит во время еды, как говорится! Поэтому в следующий раз уже хода нет. В целом мне здесь нравится, привык. И даже девушки уже особо не впечатляют — пресытился. Это раньше смотришь, раскрыв рот, а сейчас только бросишь взгляд… и все».

Максим Садовский, 19 лет, гардеробщик, The Most

«Клуб очень дорогой. Но я только по одежде могу судить о клубе. Заметил, что Zara популярней всего. Бывают приятные случаи — помню, искал для Патрисии Каас ее сумочку. Пэрис Хилтон приезжала в апреле, но я ей куртку не снимал, у нее свои люди. Тут уже собрался определенный контингент, состоявшиеся люди. И я чувствую себя частью этого клуба. Ведь гардеробщик — почти первый, кого они видят, первое впечатление. Хотя я не особо горжусь, что работаю в «Мосте». Да, у этих людей есть деньги, но не более того. Мат через одного. Особенно неприятно слышать его от девушек. Повлиять на них, работая гардеробщиком, конечно, невозможно. Ты в их жизни никто».

Андрей Толмачев, 21 год, су-шеф, «Жесть»

«Наши постоянные клиенты — это ФСБ. Это как бы наша основная аудитория, потому что они здесь рядом. На концерты разные люди приходят — в основном молодежь, но и некоторые фээсбэшники тоже остаются. Они больше всего «Монгол Шуудан» любят — на них больше всего народу. Один постоянный посетитель есть, на концертах всегда танцует, песни поет. Его должность точно не знаю, по-моему, майор. Мы стараемся, чтобы им у нас нравилось, сами понимаете, ФСБ — дело серьезное. Больше всего запомнилось, как драка была. Скинхеды дрались, охрана подралась, посетители, стулья испортили. Кто-то пьяный что-то не поделил. Давно это было, сейчас арт-директор сменился, и все здесь изменилось»

Эльдар Саматов, 30 лет, охранник, стрип-клуб «Монте-Карло»

«Наш стрип-клуб находится при гостинице, поэтому основные посетители — те, кто останавливается в этой гостинице. В основном это иностранцы. По внешнему виду кажется, что это французы, американцы, китайцы, японцев много. Русские тоже ходят — очень авторитетные люди, к ним не так-то просто подойти. Это чиновники, журналисты очень знаменитые появляются. В основном, конечно, мужчины, но иногда и с женами приходят стриптиз посмотреть. Девушкам тут есть чему поучиться — танцуют ого-го».

Андрей Адашевский, 25 лет, начальник службы безопасности, «Шанти»

«В «Шанти» приходят посетители с деньгами. Поэтому порой у нас бывают карманники — я их сразу вижу в камеру видеонаблюдения. Сейчас ведь какие карманники, не как раньше: кепка — и руки в карманы. Они работают группами, иногда даже с девушками, и я уже знаю их приемы. В «Шанти» есть галерея, чайная, бар, ресторанная зона, банкетный зал. В галерее стоит древнейшая статуя Будды, и прежде чем зал открыть, приезжала делегация монахов, проводили обряд освящения. Вообще у нас 108 статуй Будды. А на входе — железная жаба. Потрешь ее по голове — и к деньгам. Она уже блестящая. Однажды в галерею пришел парень, сел в позу лотоса и как-то глубоко-глубоко в себя ушел, что не могли вернуть его в сознание. Реакция ноль, пальцами перед лицом щелкали. Так его в этом же состоянии, в позе лотоса, подняли и перенесли».

Раиса Степановна Алимова, 52 года, посудомойщица, «Пропаганда»

«Меня больше всего здесь вечеринки для голубых удивили, особенно когда только пришла сюда. Собираются они в определенные дни, приходят, отдыхают здесь. Приходят и подкрашенные, и в юбках бывали даже. Сначала было непривычно смотреть на них, удивлялась. Обсуждали там, как они интересно ведут себя. А сейчас привыкла. Думаю, такие же люди они. Может, даже приятней и добродушней, чем другие. Движения у них такие, разговоры приятные. Какие-то они ласковые. В Бронницах, в автопарке, раньше я таких не встречала. И не поняла бы, голубой или нет, а сейчас вот уже знаю. Пройдет по улице — и сразу мне заметно, что это голубой. Но я вот что скажу: мне они нравятся»

Егор Миляков, 24 года, официант, Art Garbage

«Формат у нас не пафосный, средний класс. Но фейсконтроль серьезный, сразу отчисляют мальчиков, которые приходят выпить кружку пива и подраться, не пускают. Я уже научился с гостями обращаться. Иногда перед ними надо покурить или выпить, чтобы они чувствовали себя расслабленно. Очень много людей сейчас стало приходить не бухать, а пообщаться. Именно с официантом. Делятся всем, потому что видят последний раз. Жалуются на жен, стресс здесь снимают. У меня есть гость постоянный, дядьке лет 45, он конкретно ко мне всегда приходит. Такой невзрачный, с проплешиной, всегда берет водку, засыпает, но потом просыпается и оставляет много денег. Есть и ненормальная публика. Сейчас вот эти солидненькие тетеньки сидят, пьют, а потом как пойдут танцевать…»

Сослан Зассеев, 25 лет, охранник, Gogol’

«Это у меня уже 5-й пиджак за полтора года, а сколько рубашек было — даже не считаю. Представляете, сколько драк?! Но вообще тут когда как — когда спокойно, когда не очень. Когда выступает кто-нибудь, собираются разные ненормальные. Приходится успокаивать их, объяснять, что им зайти нельзя. А так обычно вроде все спокойно. Сидят люди, едят, пьют. Агрессии больше всего на музыке ска. Сейчас вот у нас будет «Маркшейдер Кунст», вот тут тоже много агрессии будет! Вообще, сам я попсу уважаю».

Шаму Сам, 25 лет, гардеробщик и уборщик, «Техника молодежи»

«В Африке люди вообще в клуб не ходят. Там не как в Москве. Тут, я смотрю, люди в кафе кушать любят, по ночам в клубах. Бывают во всех таких местах чаще, чем дома. И это даже нормально здесь! У нас нет, у нас совсем не так. Надо, чтобы в Африка тоже был такой клуб. Ходить надо, смотреть надо на людей, а не сидеть по домам. У нас самый большой развлечение — это спутниковое телевидение. Сюда приходят зимой люди в большая куртка, я раньше такого не видел. Из-за такой большая-большая куртка сразу не видно, что за человек. Только когда он ее снимет, а я повешу, я понимаю, кто это пришел. Тут много красивая девушка и парня, и это тоже нормально здесь. Больше всего поразила еда — суши. У нас не едят ничего подобного!»

Дмитрий Лисицын, 30 лет, официант, «Культ»

«До 12 ночи у нас одни люди, а после 12 появляются совершенно другие. Ночью к нам из «Солянки» приходят покушать. Там более пафосный клуб, но у нас еды больше, людям сковородочки наши нравятся. Играет здесь в основном фанк и разные ремиксы — берутся старые песни и перерабатываются. Иногда бывает техно, мне техно нравится. Драки тоже бывают: что-то не поделят и начнется. Один раз парень с девушкой дрался. Что-то он сказал ей, и она как двинула! На мой взгляд, молодежь сейчас слишком много выпивает. Идешь с утра по Солянке — какой-то ужас!»

Роман Клянченко, 25 лет, закупщик, Sorry, babushka!

«Вечеринки в «Бабушке» бывают интересные. Например, посвященная Менделееву: мне нужно было купить различные химические пробирки, колбочки. Или «Назад в СССР». Разливается дубовый портвейн типа «Три семерки». А на закуску — плавленые сырки «Дружба» и карамельки. Это тоже все я закупаю. На Хеллоуин тыквы мне заказывали, около 50 штук. Сегодня вот курицу покупал, 6 кг куриного филе, 7 батонов и 3 «Дарницкого», апельсиновый сок, диспенсеры в туалет 3 штуки. Это только кажется, что все это мелочи. На самом деле в клубе каждый работник очень важен».

Раиса Давыдовна Мартынова, 55 лет, уборщица, «Мио»

«У нас в Звездном городке дискотеки нет. Но тут молодежь раскованная. Мы-то в свое время: «пришли девчонки — стоят в сторонке». А они тут какие-то, как сказать, без комплексов! Да и танцы сейчас совершенно другие. Мы всегда парами танцевали, даже девочка с девочкой, а тут — хаус. Как его описать, даже не знаю. Мне вот очень Юрий Антонов нравится. Хотя я довольно современный человек, даже «Отпетых мошенников» люблю. Так что мне здесь нравится. К тому же к нам знаменитости иногда заходят — «Челси», Ираклий, что еще? А, «Корни»! Так что есть что рассказать соседям по дачному участочку»

Юрий Кажаров, 22 года, бармен, «Синяя птица»

«Я в «Синей птице» недавно работаю — всего неделю. Если честно, такую музыку — живой джаз, блюз — я только тут услышал. Сам люблю больше что-то молодежное, танцевальное. А этот клуб от других отличается — атмосфера спокойная, контингент взрослый, состоятельный. Заказывают благородные напитки — виски, бренди… На самом деле у бармена много работы, даже когда никого нет в зале: надо присматривать за посудой, чтобы все было натерто. Но самое сложное — найти подход к людям. Понты тут у всех бывают, положение обязывает. Иногда трудновато, все по-своему капризны, придираются по мелочам. Вообще, мне в «Синей птице» нравится — вечерами шумно. Джаз ведь это шум, барабаны. Но сам я хожу в другие места типа клуба «Зона».

Сергей Семенов, 37 лет, техник, «Дом»

«Работа у меня несложная: прийти до концерта, расставить стулья, плакаты развесить, помочь инструменты расположить. А дальше мое дело — находиться поближе к сцене и смотреть, чтобы все прошло без сбоев. Вдруг звукорежиссеру что-то понадобится. Выступал у нас тут недавно немецкий коллектив, и мы помогли им достать здесь, в России, синтезатор старого образца, и после первого же сета он сломался. Так они сами его починили во время концерта. За 5—10 минут, прямо на сцене! Честно говоря, мне сначала немного дискомфортно было, вроде тебе самому выступать хотелось бы, а приходится бегать, поручения выполнять. Но это было лет 15 назад, сейчас уже прошло. Сейчас я в музыкальном колледже учусь по классу гитары».


Фотографии: Павел Самохвалов
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter