Атлас
Войти  

Также по теме

Почему все так?

БГ задал специалистам из мира науки ряд традиционно мучающих русского человека вопросов — от «Почему вокруг так много хамства?» и «Почему на улицах так грязно?» до «Почему нам не удается справиться с коррупцией?» — и попытался понять, есть ли на них исчерпывающие ответы

  • 171537
Почему в русском языке нет нейтрального обращения к незнакомому человеку? Почему в русском языке нет нейтрального обращения к незнакомому человеку?
Почему у нас так популярна идея «особого пути»? Почему у нас так популярна идея «особого пути»?
Почему у нас не принято улыбаться незнакомым людям? Почему у нас не принято улыбаться незнакомым людям?
Почему мы так любим искать врагов? Почему мы так любим искать врагов?
Почему у нас не соблюдают личное пространство? Почему у нас не соблюдают личное пространство?
Почему не получается справиться с коррупцией? Почему не получается справиться с коррупцией?
Почему в России кричат на детей? Почему в России кричат на детей?
Почему власть всегда ругают, а главного правителя оправдывают? Почему власть всегда ругают, а главного правителя оправдывают?
Почему вокруг  все хамят? Почему вокруг все хамят?
Почему русского человека практически всегда можно узнать за границей? Почему русского человека практически всегда можно узнать за границей?
Почему за 20 лет не сложилась культура дебатов? Почему за 20 лет не сложилась культура дебатов?
Может, дело в климате? Может, дело в климате?
Почему у нас нет настоящего государственного праздника? Почему у нас нет настоящего государственного праздника?
Почему на улицах так грязно? Почему на улицах так грязно?
Почему все так? Почему все так?
почему
почему
Виктор Живов

Виктор Живов

филолог, замдиректора Института русского языка РАН, профессор отделения славянских языков и литератур Калифорнийского университета в Беркли

«Я не так уж уверен, что у нас не принято улыбаться: где принято, где нет — это вообще такая сложная штука. В Америке это принято, называется «make smile». Если встречаешь человека, прежде всего улыбаешься, но от многих моих европейских знакомых я слышал, как они эту американскую привычку терпеть не могут. Им это кажется фальшивым. Если взять какую-нибудь Германию или Францию — там так не улыбаются. В Италии, может, улыбаются часто, потому что у них темперамент такой. Россия как раз средний случай. Где совсем не улыбаются незнакомому человеку, так это в Израиле. Ни евреи, ни арабы. А в России — не знаю, мне улыбаются».

Алексей Левинсон

Алексей Левинсон

социолог

«Агрессия в сдержанном виде — когда она не реализована, а есть только ее потенция — это и есть то выражение лица, с которым люди едут в метро. У человека на лице написано: во-первых, «я недоволен тем, как все происходит»; во-вторых, «в этом виноваты некие вы или они»; в-третьих, «я не хочу вступать в коммуникацию, а если что-то будет, то я готов дать отпор». Как только человек встречает знакомого, его маска меняется, как в греческом театре, с опущенных губ на маску доброжелательности. Эта система общения дает и свои преимущества. Мы можем таким образом выделять людей, с которыми хотим общаться. Вам улыбнулись — значит, к вам хорошо отнеслись, и вы в ответ тоже должны сделать что-то хорошее.

В тех городских обществах, о которых мы узнаем, когда смотрим кино или ездим за рубеж, придумана другая модель взаимодействия. Там улыбка имеется заранее, и доброжелательность, реальная или изображаемая, сделана нормой взаимоотношений. Просто у них за спиной большая городская история. Человек в городе всегда был своим, а когда в город приходили чужие, им предлагались правила: в частности, «у нас здесь принято относиться друг к другу хорошо». Это удобно, например, для делового взаимодействия: тебе выдают кредит улыбкой и требуют с тебя, соответственно. Так не во всем мире, но тот Запад, о котором мы говорим, в основном принял эту норму».


«Как только человек встречает знакомого, его маска меняется, как в греческом театре»

Ирина Левонтина

Ирина Левонтина

филолог

«В русской культуре очень большой разрыв между повседневным и высоким. Человек может пожертвовать жизнью во имя идеи, но просто улыбнуться другому человеку — это нет. Нам важно, насколько человек искренний, за что он готов отдать жизнь, какие чувства он испытывает, а вот как он себя ведет в обычном общении — никогда не было в центре внимания и не считалось важной вещью. Когда советские люди видели вечно улыбающихся американцев, их это раздражало, потому что не может же все время быть так весело. И советским людям казалось, что это неискренние улыбки, а в нашей культуре искренность — очень важная вещь».

Александр Мещеряков

Александр Мещеряков

историк, японист

«Это во многом наследие христианства, а вернее православия как его более жесткой, консервативной ветви. В христианстве смех — дьявольский признак, поэтому смеяться в принципе довольно грешно. Это заморозилось на спинном уровне и не осознается. И даже просто улыбаться человеку у нас мало принято. Кстати, западная улыбчивость на самом деле сравнительно недавнее явление, раньше у них приблизительно то же самое было. Плюс улыбка — знак довольного жизнью человека, а у нас многие недовольны — такое самосознание».

Владимир Паперный

Владимир Паперный

культуролог, искусствовед, автор книги «Культура Два»

«Хамят и не улыбаются, потому что русская (и особенно советская) история научила, что каждый может оказаться доносчиком, бандитом, переодетым агентом, милиционером и т.д. В России до сих пор происходит «война всех против всех», описанная Гоббсом, до стадии «общественного договора» еще далеко».
Светлана Адоньева

Светлана Адоньева

антрополог

«Это довольно быстро тренируется. В другой стране, походив пару дней с угрюмым лицом, начинаешь сам улыбаться, потому что каждая кассирша улыбается тебе противной, натянутой, но обязательной улыбкой. Но когда ты перемещаешься сюда и счастливо улыбаешься продавщице в магазине, ты понимаешь, что вносишь в ее жизнь диссонанс. Это связано все с теми же горизонтальными отношениями, которые в любом случае придется как-то осваивать». 


Анна Варга

Анна Варга

психотерапевт

«Подумаешь. Во Франции тоже не принято. Да и много где еще. Это в Америке очень принято. Я думаю, это как-то связано с тем, что там можно на своей земле без разрешения вторгнувшегося незнакомца убить. Там опасно — вот они и улыбаются, чтобы смягчить взаимодействие. Когда люди могут друг другу реальный ущерб нанести — они очень вежливые и ритуальные».

 
/media/upload/images/magazine/315/questions/2-01.png Почему у нас так популярна идея «особого пути»?

/media/upload/images/magazine/315/questions/4-01.png Почему мы так любим искать врагов?







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter