Атлас
Войти  

Также по теме

Подвиг


  • 1280

«Это гражданский арест!» — неожиданно напрыгивает на меня бабушка, торгующая шерстяными носками у платформы «Выхино». Крепко схватив меня за лацкан пиджака, она заливисто кричит: «Террорист! Не отпущу! Сука! Сейчас подойдет милиция».

Самое интересное в ее поведении не факт моего задержания (я армянин, слегка небрит, за спиной большой рюкзак — есть к чему придраться) и даже не обзывание меня террористом, а словосочетание «гражданский арест». Как будто бы эта бабушка живет не в Подмосковье, а приехала на международную конференцию из Лос-Анджелеса. Или же, что вероятней, посмотрела все сериалы с Доном Джонсоном в роли полицейского, которому хулиганов в участок привозят сами законопослушные американцы. У нас такого нельзя делать, но бабушке, находящейся под действием коллективного психоза, это совершенно не важно.

– Сумасшедшая, что ли? — отбрыкиваюсь я и спешно поднимаюсь на перрон.

– Э, хачик, в клюв хочешь, нах?! Сумку открыл резко! — хватает меня лысый молодой человек. Отбрыкиваюсь еще раз — и оставляю ему на память рукав пиджака.

– Держите его, все взорвет! Этот носатый, у него теракт, — кричит бабушка вслед. Многие, похоже, верят, но подходить боятся — вдруг рванет. Хорошо, электричка быстро подъехала. Важно делать как можно меньше движений. Потому что при каждом повороте головы или взмахе рукой весь вагон вздрагивает. Лучше всего достать книгу (только спокойно) и читать — это действует умиротворяюще. Тут в одном интервью передавали, что шахидки не умеют читать.

Оторванный рукав от пиджака — это не так серьезно. Еще одна бдительная старушка в метро пошла дальше гражданского ареста. Приятель рассказывал, что она самоотверженно подбежала к грузину, у которого в ногах стоял подозрительный чемодан, схватила этот смертоносный объект и, рискуя собственной жизнью, выбросила его в приоткрытое окно. Кавказцы с чемоданами выглядят еще подозрительней, чем кавказцы с рюкзаками.

Но бывает и хуже. Недавно я ехал на троллейбусе 36-го маршрута. Водитель объявляет остановку: «Аргуновская улица». Я ухмыляюсь, потому что в атмосфере паранойи это звучит почти так, как если бы он объявил улицу Шамиля Басаева. На «Аргуновской» в троллейбус заходит женщина в коричневой косынке, лицо бледное, к груди прижимает сумочку с логотипом Qucci, садится напротив меня и смотрит себе на колени. И я слышу, как внутренний голос шепчет: «Выходи! Выходи из этого троллейбуса немедленно, тебе говорят!» У меня только что пиджак эти идиоты порвали, и я смеюсь над этим бредом и с улыбкой озираюсь по сторонам, чтобы убедиться в том, что это меня одного переклинило.

То, что с нами едет «шахидка», заметили еще человек десять. Красивая девушка, свисающая сверху, мне подмигивает. Она явно призывает меня быть настоящим мужчиной и сделать что-нибудь — совершить гражданский арест, выбросить Qucci в форточку или хотя бы накрыть шахидку своим телом, чтобы смягчить взрывную волну. И теперь я слежу за каждым ее движением. Только попробуй, сука, дернуться. У тебя нет шансов. Кто будет быстрее — накачанная наркотиками, зомбированная шахидка или я? Что ж ты глаза опустила? Троллейбус подъезжает к кинотеатру «Рига». Шахидка поднимает голову, затем встает, и вот сейчас надо делать бросок. Но я сижу. А она выходит. И теперь пассажиры снова сверлят глазами меня и мой рюкзак.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter