Атлас
Войти  

Также по теме

Подводная братва

6-я серия: хедхантинговая компания ищет юриста

  • 1470

Понедельник 22 мая

Неделю назад мне позвонил партнер американской юридической фирмы, сказал, что хотел бы прибегнуть к моей помощи, потому что, дескать, уверен в моем профессионализме.

Видимо, он имел в виду профессионализм, с которым я пять лет назад объяснял ему, что для его карьеры полезнее поработать на реальный сектор. Он тогда еще был молодым юристом, и я уводил его из одной английской юридической фирмы в другую, рангом повыше. По-моему, это был мой первый юридический поиск, и про юристов я тогда знал только американский анекдот, что, мол, акулы их не едят из профессиональной солидарности. Партнер, отвечавший за наем в той фирме, куда я привел моего кандидата, сказал про парня, что на экзамене по гражданскому праву в МГУ он получил бы два балла. Ну и что, что человек закончил не самый престижный вуз. Это не помешало ему сделать стремительную карьеру в юридическом департаменте одного металлургического холдинга — впрочем, увы, без моей помощи. Теперь он, значит, партнер американской фирмы — в отличие от англичан американцы больше ценят практический опыт, а его моему давнему знакомцу не занимать.

Все-таки один из основных навыков хедхантера — это умение сохранять со всеми хорошие отношения. Не только с клиентами и успешными кандидатами, но и с теми, кого так и не удалось продать. Потому что сегодня он — несостоявшийся кандидат, а послезавтра — перспективный клиент. Вот мой экс-кандидат вспомнил, позвонил и заказ нам сделал. Итого: нужен юрист (или associate, как говорят наши англоязычные друзья) четвертого-пятого года со специализацией в M&A, они же слияния и поглощения, Mergers & Acquisitions. Платить, как он сказал, они готовы в соответствии с рынком. То есть от ста тридцати в год.

Международные юридические фирмы — клиенты уникальные. Платят они своим сотрудникам настолько хорошо, что я, помнится, в свое время всерьез пожалел, что не пошел в юристы. А что, занимался бы тем, чему учили, и через несколько лет после диплома мог бы иметь абсолютно белую зарплату с пятью нулями. При этом мир международных юридических фирм узок, как круг декабристов. Про то, что страшно далеки они от народа, и не говорю — и так понятно. Людей они предпочитают либо растить сами, либо переманивать у прямых конкурентов. А если учесть, что юристы для юридических фирм, по сути, единственный актив и всего таких специалистов на рынке не больше тысячи, то становится ясно, что каждый из них — весьма ценный кадр. Вот его-то мы и будем искать.

Среда 24 мая

Десять телефонных звонков — кое-кто, оказывается, меня помнит еще по предыдущим поискам. В сухом остатке — три встречи на ближайшие дни и один паренек, готовый на подвиги хоть сейчас. На него даже и смотреть не стану, потому как помню его пару лет назад: у меня бы его и тогда с руками оторвали. Светлая голова, собранный, целеустремленный, два года в неплохой фирме — вундеркинд, чего еще желать?! Только он сам не готов был переходить. Хотел поднабраться опыта. И правильно, откормленные поросята стоят дороже молочных. А теперь, когда кандидат дозрел, надо его срочно продавать, а то сам уйдет. Поэтому стремительно сбросил резюме Вундеркинда новоиспеченному партнеру. Тот вроде заинтересовался, будут встречаться.

Пятница 26 мая

Вундеркинд не подкачал. Понравился не только новоиспеченному, но и всем остальным — ему организовали встречу со всеми партнерами офиса по очереди, почти шесть часов интервью с парой перерывов по десять минут. Сдюжил и даже сказал, что все здорово и интересно. Главное, что он, похоже, произвел нужное впечатление на главу офиса, что не так просто. Старик здесь уже десяток лет, русского до сих пор не знает, но офис отстроил так, что все работает как часы. Говорят, что знающие его люди делятся на два лагеря: первых он очаровывает раз и навсегда, вторые называют его деспотом и самодуром. Но в его профессионализме, как юридическом, так и управленческом, даже второй лагерь не сомневается.

Тем временем из оставшихся трех кандидатов двое отпали. Одна барышня отвалилась сама — позвонила и сказала, что она навела справки об этой фирме. Не готова она, дескать, вкалывать по пятнадцать часов в сутки. Хочет семью видеть хоть иногда. По-человечески вполне понятно, а вот с профессиональной точки зрения посыл не самый правильный. Юристы же неспроста такие деньги получают. Юридические фирмы выставляют счета своим клиентам, как правило, исходя из почасовой оплаты. И основным критерием успешности юриста, особенно если речь не идет о старших юристах и партнерах, является количество billable hours — выставленных часов. Притом что в лучших фирмах — а наш клиент как раз из таких — нормальным (не блестящим, а нормальным!) показателем являются 1800—1900 часов в год, несложно прикинуть, сколько в среднем должен выставлять успешный юрист в день, а ведь это только часть рабочего времени. Так что народ частенько в офисе ночует. И это норма жизни — кто не готов на такие условия, ищет работу в более спокойном месте.

Еще с одним кандидатом я повстречался. По-своему парень хорош. Закончил МГИМО, английский и немецкий, считай, как родные, поработал в неплохих местах, опыт вроде бы как раз такой, как требуется. Но есть несколько но. Начать с того, что за последние четыре года он сменил три места работы. Оно, конечно, все фирмы как на подбор, и в каждой он провел минимум год. То есть резюме себе человек старался не портить. Но осадочек, как говорится, остается. Он про все свои переходы рассказывает какие-то более-менее внятные истории, но фишка в том, что каждый раз он неплохо поднимал себе зарплату. И это, похоже, для него главное. Продает-то себя парень умело, развитию этого навыка частая смена работы очень даже способствует, но уж больно он скользкий и непрозрачный, не лежит у меня к нему душа. Подумал я и решил, что показывать его не стану: мне долгосрочные отношения с клиентом важнее.

Последняя же кандидатка весьма некстати в отпуске и будет только в понедельник. По предварительным данным, она из-за возможных переработок отказываться не станет, потому как привыкла вкалывать за полночь и вообще трудоголик.

Вторник 30 мая

Позвонил клиент и сказал, что они сделали выбор — и выбор этот не в пользу нашего кандидата. По старой дружбе я у него вызнал подробности. Выходит, что я перестраховался, решив не показывать давешнего мгимошника. А вот конкуренты на тему долгосрочного сотрудничества париться не стали: представили парня в лучшем виде. Тот выступил выше всяких похвал — и перехватил предложение, которое я, грешным делом, уже считал гарантированным Вундеркинду. И ведь не зря я того парня мутным назвал: он либо мне не сказал, что с ним уже «Веллстафф» про эту позицию говорили, либо им про меня забыл упомянуть.

И кандидатка за номером три опять же расстроила. То есть сама по себе она вполне ничего, продаваемая, только вот эта история не про нее. Не хочет она заниматься слияниями и поглощениями, надоело, говорит, а хочет специализироваться на размещении ценных бумаг на западных биржах. Тема модная, что и говорить, но моему-то клиенту нужен человек на M&A, в ценнобумажной практике у них и так все в порядке.

Пятница 2 июня

Интересные, надо сказать, вещи творятся на юридическом рынке. Оказывается, наш скользкий кандидат (уже не наш, к счастью) вчера просто не вышел на новую работу, несмотря на то что все бумаги были им давно подписаны; случай, вообще-то, экстраординарный. Вернее, он вышел, только не в эту фирму. Слияниями и поглощениями сейчас занимаются все вокруг, вот и вышел он туда, где больше посулили. По слухам, всего-то тысяч на двадцать и больше. Хотя столь щедрое предложение от немецкой фирмы, пусть даже лучшей в Германии, честно говоря, удивительно: все-таки бал на нашем рынке правят англичане с американцами. Поэтому и для него самого переход к немцам с точки зрения резюме шаг довольно странный. Наверное, кроме денег тут свою роль сыграли и язык, и большая свобода: чем меньше фирма, тем выше уровень ответственности. Но мне-то до его резонов по большому счету дела нет. Зато старик, говорят, разозлился нешуточно: позвонил ему лично и сказал, что в Штатах за такие дела подают в суд. На что получил логичный ответ: «Ну мы же не в Штатах…»

Не удивлюсь, если немцам мужика продал тот же «Веллстафф», за ними подобные финты водятся. Вообще-то, приличные люди так не поступают. С другой стороны, мне от их неэтичного поведения только лучше, потому что клиент просил срочно связаться с нашим кандидатом.

И как же удачно, что Вундеркинду я до сих пор ничего рассказать не успел. Все откладывал неприятный разговор, думал, может, завтра… А теперь звоню как ни в чем не бывало: товарищ дорогой, подъезжайте за предложением. Вроде как клиент думал-думал и надумал. И ведь поехал, и прочитал, и даже подписал. Это, как мы теперь понимаем, еще не гарантирует, что он к ним обязательно выйдет. Но два раза подряд такие истории все же не случаются.

РУКОВОДИТЕЛЬ ЮРИДИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ

Базовые требования

Высшее юридическое образование; опыт работы руководителем/директором юридического отдела/департамента.

Личностные качества

Педантичность, системность мышления, структурированность.

Должностные обязанности

Разработка и внедрение системы управления юридическими отделами компании. Правовое обеспечение деятельности нескольких юридических лиц и внутренних структурных подразделений. Организация и координация работы по представлению интересов компании в государственных, судебных органах. Юридическое сопровождение наиболее важных проектов компании.

Соискатели

Специалисты: около 80% — мужчины, возраст соискателей от 23 до 32 лет, средний опыт работы 3—6 лет. Компании готовы платить $1120. Соискатели хотят получать $1317.

Руководители: около 95% — мужчины, возраст соискателей от 32 до 45 лет, средний опыт работы 6—10 лет. Компании готовы платить $2710. Соискатели хотят получать $3220.

Информация предоставлена аналитическим отделом Headhunter Magazine.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter