Атлас
Войти  

Также по теме

Поговори с ним

  • 1023

Редко, всего пару раз в год, прилетал Сергей Васильевич Кругликов из Красноярска в Москву. Много забот было у него дома: семья большая (жена и четыре дочери), да и работа хлопотная. Будучи главным инженером крупной автодорожной фирмы, разъезжал он по всему Красноярскому краю, на территории которого могли бы разместиться три Франции и три Германии одновременно.

Между тем наведываться в столицу ему следовало бы почаще, потому что был там у него родной дядя – Молохов Владимир Михайлович 1924 года рождения, имевший отдельную двухкомнатную приватизированную квартиру по адресу Волоколамский проезд, дом 1. И главное, никаких родственников у гражданина Молохова, кроме красноярского племянника, не оставалось. А тут еще после принятия в 2001 году третьей части Гражданского кодекса выяснилось, что племянники тоже могут быть наследниками по закону. Узнав об этом, Сергей Васильевич стал чаще дяде Вове по междугороднему телефону звонить и здоровьем интересоваться. Тот и правда с возрастом стал сдавать. Если раньше Владимир Михайлович к врачам обращался редко – до 70 лет он работал электриком на фабрике «Красный Октябрь», – то в 2002-м по совокупности болезней получил бессрочную инвалидность II группы. Но держался старик бодро и независимо и писать завещание не думал.

Неладное Кругликов заподозрил в июле прошлого года. К телефону вместо дяди Вовы подходила незнакомая женщина и сообщала, что Владимира Михайловича дома нет. Он, дескать, то на даче у знакомых проживает, то в санатории отдыхает, то на плановом обследовании в ведомственной медсанчасти находится. Сама же эта дама в отсутствие хозяина за квартирой присматривает. Встревожился Кругликов и 20 сентября в Москву прилетел.

В квартире на Волоколамском проезде встретила его миловидная женщина лет сорока. Звали ее Маргарита Васильевна Краснова. Всхлипнув, она сообщила, что дядя Вова уже пять дней как скончался и три дня как на Бутовском кладбище похоронен. Затем отзывчивая Маргарита Васильевна свезла племянника на могилку, рассказала, как прошли похороны, а заодно попросила его по поводу дядиной квартиры не беспокоиться, ведь покойный 28 августа 2003 года на Маргарите Васильевне женился и в тот же день на ее имя оформил завещание.

Удивился Сергей Васильевич московским порядкам: «Это надо же! И свадьбу, и похороны втихую провели». Обиделся племянник на свою новую тетю и подал перед отлетом в Красноярск в Хорошевский суд иск о признании завещания недействительным, а заодно потребовал признать недействительным и брак между гражданином В.М.Молоховым и гражданкой М.В.Красновой.

Иск этот судья отклонил, поскольку завещание на гражданку М.В.Краснову было правильно нотариально оформлено, а брак ее с гражданином В.М.Молоховым совершен в соответствии с законом, при соблюдении всех необходимых условий, включающих взаимное добровольное согласие сторон, достижение ими брачного возраста и отсутствие препятствующих обстоятельств. Подозрения истца, что брак заключался втайне и на дому, да к тому же зарегистрирован в день подачи заявления, судья учитывать отказался. Ведь на это имелись веские обстоятельства, оговоренные статьей 11 Семейного кодекса РФ и статьей 27 Закона РФ «Об актах гражданского состояния», а именно тяжелое состояние здоровья Владимира Михайловича, подтверждаемое справкой врача из поликлиники.

Но племянник не успокаивался. В начале 2004 года он вновь прилетел в Москву и подал иск в тот же суд. Кругликов просил признать заключенный 28 августа 2003 года брак фиктивным на том основании, что заключался он без намерения создать семью, а лишь с целью решения одной из сторон (гражданкой Красновой) своей жилищной проблемы. Завещание, утверждал истец, тоже надо отменить. Однако суд вновь ответил отказом на том основании, что веских доказательств истец так и не предоставил. Пришлось Сергею Васильевичу снова ни с чем улетать в Сибирь. Правда, за день до отлета настырный племянник обратился к адвокату Игнатенко Александру Ивановичу из Московской областной палаты и поручил ему необходимые доказательства фиктивного дядиного брака раздобыть.

Выполняя поручение доверителя, адвокат принялся изучать последние месяцы жизни гражданина Молохова, запрашивая справки о нем из всевозможных инстанций, в том числе из лечебных учреждений.

Так в руках адвоката оказалась амбулаторная карта Владимира Михайловича Молохова из ведомственной поликлиники и история болезни того же самого больного, но только из городской больницы. Из записей поликлинической карты выходило, что В.М.Молохов активно наблюдался ведомственным терапевтом, который ему как инвалиду второй группы регулярно выписывал рецепты на бесплатные лекарства. Также из этой карты следует, что 10 июля Владимир Михайлович был на месяц отправлен в подмосковный санаторий по бесплатной путевке. Далее, 27 августа – видимо, после возвращения из санатория – этот же доктор выдал невесте В.М.Молохова, гражданке М.В.Красновой, справку о том, что по состоянию здоровья он не может явиться в загс.

Что же касается документов стационара, то из них явствует, что с 7 июля по 12 сентября 2003 года больной Молохов в состоянии помраченного сознания и с диагнозом «смешанная токсическая и сосудистая энцефалопатия» был на больничной койке. Выписали его (очевидно, чтобы не портить больничную статистику) фактически перед самой смертью, которая была зафиксирована 15 сентября 2003 года врачом районной поликлиники. Так что ни в какой санаторий дядя Вова, скорее всего, не ездил, да и намерений создать семью на 78-м году жизни не имел. А это значит, что у Сергея Васильевича Кругликова появились шансы получить дядино наследство.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter