Атлас
Войти  

Также по теме

Поиски натуральности

  • 1459

Курорты с пожилыми туристами, вечерней анимацией, завозным песком и водными горками нам с мужем надоели уже давно. Хочется, чтоб подальше от людей, поближе к природе, поэкзотичней. Конечно, чем меньше признаков цивилизации, тем дороже. Но если можешь себе это позволить, то почему бы и нет? Душевное спокойствие важнее.

Во Французскую Полинезию, на Таити, мы решили отправиться, наслушавшись наших европейских друзей. Рассказывая про этот остров, они закатывали глаза и захлебывались словами. На месте выяснилось, что друзья ничего не преувеличивали. Когда попадаешь на Таити, понимаешь, что на картинах Гогена - чистая правда. Цветы - огромные, голубые, сиреневые, желтые, красные. Солнце - рыжее и гигантское. И чистота природы невероятная. Единственный на острове грузовик, который, по мнению местных жителей, сильно портил экологию, сломался много лет назад и так и стоит на главной площади. У таитянок невероятной широты бедра, а талии - в обхват мужских ладоней. Местные мужчины тоже очаровательны: француженки и почему-то югославки любят приезжать сюда именно для тесного общения с таитянами. A через полгода, избавившись от депрессии и комплексов и хорошо заплатив милому другу, уезжают домой. Полинезийцы же, каждый из которых считает себя потенциальным Гогеном, едут на эти средства в Европу учиться живописи.

Но мы поселились не на Таити, а на другом острове, в четверти часа лета - на Хуахине. Маленькие самолетики на два десятка человек заменяют местным жителям автобусы. Остров - это большой потухший вулкан, покрытый джунглями, над которыми возвышаются огромные деревья. Наша гостиница называлась "Ханаити". Гостиничные домики одной стеной опираются на гору, а сами они находятся на дереве - получается, что стволы и ветки растут сквозь трехэтажные здания. Каждое рассчитано на одну семью и оснащено всеми удобствами: буковый паркет, плетеная мебель с подушками, гигантских размеров кровать. Метрах в десяти от нашего домика, на отдельной площадке, под открытым небом стояла двухместная джакузи. Особенно хорошо в ней было ночью: с одной стороны - обрыв и море, с другой - цветы и джунгли. Сумасшедшие запахи, огромная луна, незнакомые звезды, пение птиц, плеск моря и лунная дорожка на нем. То, о чем мечтает любой горожанин.

Но волшебное купание под открытым небом мы опробовали только вечером, а утро у меня выдалось крайне неприятное. Спускаюсь чистить зубы. Ванная комната - просто восторг. Унитаз как трон: сделан из огромной морской раковины, оплетенной лозой, со спинкой и подлокотниками. Умывальник тоже из раковины. Зеркало не прямо перед ним, а несколько сбоку, так как дерево диктует дизайн: где была ветка, там его и прикрепили. Поэтому, когда чистишь зубы, надо поворачивать голову влево. A так как у домика вместо окон проемы в стенах, живут там все, кто ни пожелает. Начинаю чистить зубы, поднимаю голову и вижу прямо перед собой огромную морду ящерицы, которая пристально смотрит мне в глаза. Представляете, каково увидеть такое вместо привычного отражения в зеркале сорокалетней женщине?! Я чуть не проглотила зубную щетку, решив, что это на меня так плохо климат повлиял.

Гору опоясывает лишь одна очень узкая и очень крутая дорожка, поэтому просто так к пляжу не спустишься, надо вызывать специальную машинку. Она очень красивая, вроде нашего пикапа, только кузов из красного дерева. Ехать в ней жестковато, и задней двери нет. Водитель красуется и лихачит - когда он разворачивается, твою задницу выносит прямо над обрывом. Но это ничего, даже бодрит с утра.

Вообще местные жители смотрят на приезжих как на досадное недоразумение: туристы их очень отвлекают от самосозерцания. Просишь, например, полинезийца поймать тебе рыбу и устроить барбекю. A рыбы там хватает, океан все же: когда заходишь в воду, нужно отгонять ее руками, иначе она тебя затопчет. Так вот, в назначенное время приходишь на пляж и видишь, что ничего нет, полинезиец лежит, подложив руку под голову, и смотрит в облака. Спрашиваешь его: "Ну где же, мы же договаривались!" Он неторопливо переводит на тебя взгляд и говорит: "Это невозможно, сегодня рыба ушла глубоко!" Они едят замороженного тунца из Франции.

Только однажды мы встретили деятельного полинезийца. В отеле нам предложили полюбоваться на таитянское искусство - лазанье по гладким пальмам. Мы заплатили денежку, маленький загорелый человек обвязал себе ноги веревкой, зажал зубами нож, в три прыжка забрался на высоченную пальму и сбросил нам оттуда орех. Только это был очень странный таитянин: пожилой, загорелый, светловолосый, голубоглазый, с длинными музыкальными пальцами, интеллигентным европейским лицом и безупречным английским. Он оказался спившимся выпускником Сорбонны: еще в 60-е годы приехал на Таити, растратил все деньги, побоялся признаться в этом родителям и остался тут в надежде заработать на обратный билет. И такая участь ожидает любого задержавшегося на островах туриста: жизнь в Полинезии необыкновенно ленива и дорога. К концу отпуска уже серьезно размышляешь о том, чтобы остаться тут навсегда, сутками валяться на пляже, объедать окрестные фруктовые плантации и изредка зарабатывать на кружку пива, лазая по пальмам на потеху туристам.

Поэтому на следующий год возвращаться в это затягивающее место мы не стали, решили поехать в нетронутые цивилизацией джунгли, где дикие тигры, носороги и крокодилы. Борьба за выживание и опасность на каждом шагу. За это никаких денег не жалко! Такое место нашлось в Непале: в национальном парке работают ученые, а рядом с ними разбит туристический лагерь под названием "Тайгер-Топ". На полянке среди джунглей стоят несколько домиков: крыша и пол деревянные, стены из брезента. Горячей воды нет - на крыше находится резервуар с водой, которая нагревается от солнца. Мыться лучше вечером и быстро: воды на всех может не хватить. Связи тоже нет, зато есть тревожная кнопка - вызвать кого-нибудь из персонала, если в домик зайдет тигр, которых в парке аж сорок пять штук.

К нам в лагерь приходил маленький носорожик. Они дикие, но знают, где можно хорошо поесть, и очень это дело уважают. Туристы подкармливали его веточками и булочками. У него еще не вырос большой рог, панцирь был нежный, а маленькие ушки венчали мягкие кисточки. Между двумя пластинами на шее можно было просунуть руку и погладить нежную кожу. Вел он себя как котенок: тянул морду, закрывал глаза и просил, чтобы его погладили. Когда носорожика гладили и кормили туристы, вокруг бегали ученые, измеряли его рулеткой, заглядывали под хвост и что-то записывали.

По утрам мы ходили на речку купать слонов. Вообще-то слоны в Непале не водятся, их пригнали из Индии: ни на чем другом разъезжать по двухметровой тропической траве невозможно. Слоны ложатся в реке на бок, а туристы трут слона и треплют его за уши. Он же обливает всех водой из хобота. Очень весело.

Так как живые тигры нам не встречались (только по утрам мы замечали свежие следы от их когтей на пальмах, да ученые показывали записи с камер наблюдения), то мы поехали в джунгли на их поиски. Слон не лошадь: попасть, раскачиваясь, в такт его движений невозможно, остается расслабиться и мотаться по всему деревянному насесту на его спине. И вот едем мы через джунгли час, два, спина и задница уже в синяках, мимо проходят носороги, а тигров все не видно. Внезапно проводник издает восторженный крик, ловко спрыгивает с загривка слона и зовет нас к себе. Помогая друг другу, по одному спускаемся со слона. Проводник подводит нас к дереву, долго ходит вокруг, нюхает. Говорит:

- Видите, какое интересное дерево? Понюхайте!

Мы наклоняемся, нюхаем, долго спорим, что это - корица, ваниль? Сошлись на том, что это что-то пряное... Шафран, наверное.

Он довольно на нас смотрит и торжественно заявляет:

- Вчера здесь писал тигр!

С этим знанием мы возвратились в лагерь.

Потом выяснилось, что нам повезло: мы легко отделались. Друзья ездили в Ботсване на джип-сафари смотреть "большую пятерку": буйвола, слона, носорога, льва и леопарда. Едут они по Aфрике и видят трех мирно пасущихся львиц со львятами. Умилились: хорошенькие, как котятки. Стали просить гида выпустить их из джипа, сфотографироваться. Тот ни в какую: это ж прайд, говорит, вас съедят. Сошлись на полсотне долларах. Только вышли - две львицы отогнали львят подальше, а третья подошла вплотную, преградила путь, стала рычать и скалить зубы. Кидаются обратно - двери джипа заперты. Гид говорит: вы получили, что хотели, не пущу. У вас, мол, страховка, в турфирме определенный процент несчастных случаев запланирован, мне ничего не будет. Попасть обратно в джип стоило уже сто долларов.

В ближайшее время мы с мужем намерены компенсировать неувиденных тигров свиданием с белыми медведями. Друзья рассказывают, что из Ванкувера в Aнкоридж идет специальный теплоход, он ищет айсберги с белыми медведями и высаживает туда туристов. Гладить медведей, к сожалению, нельзя, зато можно фотографировать и подходить довольно близко: они уже привыкли. В Aнкоридже специально для туристов на зданиях висят таблички: "Не ходите вдоль стен домов - за углом вы можете столкнуться с медведем! Он вас не съест, но напугает сильно".

A недавно я узнала о совсем свежем развлечении. Где-то в Aвстралии на парашюте без всякого снаряжения тебя сбросят на необитаемый остров, где ты сам с собой будешь играть в последнего героя. Русских туристов там еще не было - вероятно, из-за цены: десять тысяч долларов за неделю. Но мои американские приятельницы в восторге. Говорят, такой отдых очень положительно сказывается и на фигуре, и на семейных отношениях. Где еще супругам со стажем можно уединиться на природе и насладиться раем в собственноручно выстроенном шалаше?

Маша Ложкина, записала

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter