Атлас
Войти  

Также по теме

Политинформация со Святославом Вакарчуком

  • 1307

– В Украине прошли выборы президента. Как вы отнеслись ко всему происходящему?

– Отдельное спасибо за то, что вы первый, наверное, журналист, который говорит правильно: «В Украине». Я не склонен драматизировать ситуацию. Все не так уж плохо. То есть я согласен с тем, что действительно прижимают и телевидение, и газеты, но если можно было бы поставить телевидению оценку, это все-таки пять баллов из десяти, хотя это и ниже европейского уровня. Я не люблю делить людей на хороших и плохих, навешивать им какие-то бирки и не готов говорить, что эта власть плохая, или про то, что она плохо руководит экономикой, но мне нравится Ющенко, и я за него голосовал. И это совершенно не потому, что мне подходит любая власть кроме режима Кучмы, а именно потому, что мне близка позиция и действия Ющенко. Я не уверен, что при существующей власти наше положение сильно ухудшится, но уверен, что при другой оно станет только лучше.

– Насколько музыкант может участвовать в политической жизни, насколько музыка должна быть социальной?

– Мне кажется, что это ближе русской музыке. Мы всегда были аполитичны, и нас это никогда не интересовало. Когда речь идет о чистой политике, музыкант не должен никогда в этом участвовать. Но сейчас в Украине нет политики, а есть гражданская позиция, которую мы можем и должны заявить. В принципе, украинская музыка ближе к западному року, она более мелодична и менее социальна. Мне интереснее заниматься музыкой ради музыки, получать удовольствие от записи, нравиться людям. В этом смысле мы похожи на западные рок-группы: Pink Floyd, Queen. Они начинали играть, конечно, только ради музыки. Потом, правда, Pink Floyd сделали свою «Стену», а Queen поехали давать благотворительные концерты в Африку, хотя им это пытались запретить. Такие акции кажутся мне перебором, но это было уже потом. Я поддерживаю то, что делает Олег Скрипка, но если я, как он, буду говорить, что готов завтра уехать в другую страну, то тогда надо действительно всерьез об этом думать, а я не уверен, что хочу этого. Я вполне комфортно чувствую себя здесь и хочу остаться, чтобы помогать всем, чем смогу, своей стране.

– Вас раздражает чрезмерное участие России в предвыборной гонке?

– Очень раздражает. Хотя я не думаю, что это вся Россия хочет как-то повлиять на нас, мне кажется, что это только верхушка власти. Мне совершенно непонятно, когда власть практически открыто симпатизирует одному из кандидатов. В России очень любят говорить про национализм Ющенко и про то, как нам помогают американцы. Конечно, Америка хочет видеть нас в НАТО, чтобы мы стали их союзниками и т.д. Но при этом вы не увидите ни одного американца или европейца, поддерживающего кого-либо на выборах и выступающего по телевизору. А разговоры о национализме — это совершеннейшая неправда, потому что это могут говорить только те, кто не понимает: мы и так совершенно отдельная страна, мы можем быть друзьями, но, как говорят, даже лучшим друзьям вредно жить в одной квартире, особенно долго. Тем более что это не имеет большого смысла. Поймите меня правильно: мы любим русских. Украинцы вообще очень дружелюбный народ, у них ни к кому нет ненависти, но Украина — это Украина, а Россия — это совершенно другая страна. Спасибо, конечно, большое президенту, что приехал к нам, но, собственно, приехал он — и уехал, у нас другая жизнь, и здесь уже нет тех людей, которые были 15 лет назад. Для меня совершенно неясно это отношение к нам как к части России. Я понимаю, что у России есть в нашей стране большие интересы, но все, что сейчас делает Россия, только портит ее репутацию. Им совершенно не надо было ставить в ходе выборов на какого-либо кандидата. А если он проиграет, что они будут делать?

– Ваш коллега Олег Скрипка подал в суд за размещение билбордов «Слушаем «ВВ», любим «Океан Ельзи», верим Януковичу». Почему вы не присоединились к нему?

– Я просто не верю, что такие дела можно выиграть. На концертах я говорю своим фанатам: «Любите «Океан Ельзи» — голосуйте за Ющенко». Но если вдруг Олег выиграет это дело, я буду очень рад. Мне очень не нравятся такие акции, они кажутся мне недостойными кандидата в президенты.

– Насколько важна для украинской культуры открытость, близость к западным демократиям?

– Для Украины очень важно остаться собой. Мне кажется, для любой страны это нормально — думать в первую очередь о своих интересах и делать то, что ей сейчас выгодно. Мы действительно стоим перед выбором: либо превратиться в Белоруссию, либо стать похожими на страны Балтии, которые уже давно стали европейскими. Кроме этих стран, мы сейчас страна с самым нормальным гражданским обществом на постсоветском пространстве. У нас есть сформировавшиеся элиты, много людей, точно знающих, чего они хотят. Нам сейчас труднее рассказывать про «плохой Запад», потому что слишком много украинцев уже там побывали. Мне кажется, что единственный путь для Украины и для России, который им выгоден, это вступление в единую Европу.

– Вам кажется, что демократия в Украине настолько укрепилась, что не сможет скатиться к тоталитаризму?

– Я абсолютно в этом уверен. Мы прошли довольно большой путь и сейчас можем только двигаться дальше. Европейская граница совершенно точно не может проходить по линии границы с Россией или с Польшей. И хотя сейчас у нас есть два оппозиционных канала, а не 15, все равно очень много людей, то есть буквально половина страны, понимают, что происходит. Просто мы в отличие от России не получили такого приданого, как нефть или газ. Россия в этом отношении очень богатая страна. У вас, как мне кажется, деньги будут всегда, вне зависимости от того, насколько плохая будет власть. Поэтому вам, конечно, проще. Нам сейчас очень важно наладить дружеские отношения с окружающими странами. И я думаю, что если победит Ющенко, сделать это будет значительно проще.

– Насколько сильно разделение общества у вас?

– Оно поделено почти пополам. Но при этом ощущается объединение всех мыслящих людей, не только музыкантов, но и писателей, людей из бизнеса и вообще самых разных. Мне кажется очень условным деление на запад и восток. В том плане, что Западная Украина целиком голосует за одного кандидата, потому что там живут богатые люди, и наоборот — восток против, потому что они бедствуют. Разница, конечно, есть, но средний уровень жизни на востоке выше, чем на западе, потому как производство сосредоточено именно там. Это как Кузбасс или нефтяные районы России. Просто на западе люди умеют лучше тратить деньги, умнее, что ли. Но ощущение, что огромное количество людей, разделяющих твою позицию, сконцентрировались в одном месте, есть.

– Вы готовы участвовать в акциях протеста, митингах?

– Если речь идет о мирных, законных действиях. Демонстрациях, к примеру. Я подчеркиваю: мирных и законных, это очень важно.

– Чем все закончится?

– Ющенко победит. Даже не хочу говорить ничего другого. Я сердцем верю в то, что это произойдет.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter