Атлас
Войти  

Также по теме

Правильный градус: антиалкогольная кампания. #Архив

С 11 марта 2014 года повысились цены на водку. БГ вспоминает с чего началась борьба за трезвость в 2009 году, тогда Сергей Шнуров и Дмитрий Борисов обсудили эффективность антиалкогольной кампании Дмитрия Медведева 

  • 6968

Скорая алкогольная помощь

Скорая похмельная помощь

Дмитрий Медведев: «В России на каждого человека, включая младенцев, сегодня приходится около 18 литров чистого алкоголя, потребляемого в год… Это более чем в два раза превышает уровень, который ВОЗ определила как уровень, опасный для жизни и здоровья человека».

Дмитрий Борисов: «Меня раздражает эта статистика. Надо делить проблему между деревней и городом, подростками и взрослыми и по-разному с ней бороться. Сравнивать москвичей с людьми из деревни без денег — просто безнравственное свинство. 18 литров спирта на человека в год, то есть 50 бутылок, — эти цифры бессмысленные. Один выпивает в год 50 бутылок «Белуги», а другой выпивает 50 бутылок бормотухи».

Сергей Шнуров: «Самое главное, от чего спивается наш народ — плохое бухло».

ДБ: «И чем больше будут запрещать бухло, тем хуже оно будет. Потому что производитель будет пытаться удешевить себестоимость».

СШ: «У нас марок пива дикое количество, но они все не отличаются друг от друга ни по вкусу, ни по качеству. Из чего это пиво делается, если оно может годами стоять, а в нем даже осадок не выпадает? Это порошок, растворенный со спиртом и водой с добавлением газиков».

ДБ: «Я выпиваю в год намного больше 18 литров спирта. Только я выпиваю качественный напиток. А начинал я как раз во время горбачевской антиалкогольной кампании с полного п…ца — с бормотухи и спирта «Рояль».

СШ: «Если бы мы пили спирт «Рояль» до сих пор, ни меня, ни Мити сейчас бы не было».

ДБ: «А самое кошмарное бухло сейчас — коктейли в банках».

СШ: «Ага, «Казанова», «Трофи» — это просто смерть. Я думаю, на них можно за год окочуриться».

ДБ: «Никакое пиво из ларька с димедролом, которое я пил в детстве, по вредности с коктейлями не сравнится. Я многие вещества употреблял, могу выпить что угодно, но это просто отрава».

СШ: «Я однажды пытался похмелиться этой гадостью, так у меня ничего не вы­шло. Я не понимаю, почему шприцы к этой штуке не выдают! Удивительное ­лицемерие у производителей этой х…ни. Для того чтобы начать пить одеколон, тебе нужно переступить психологический барьер: головой же ты понимаешь, что это все-таки одеколон. А тут тебе говорят: алкогольный напиток. Я им придумал новый маркетинговый ход: налить в литровую пластиковую баклажку какого-нибудь говна, приклеить самую х…вую этикет­ку и назвать бренд «Бизнес-леди» — ­очереди девочек у палаток выстроятся, точно говорю!»

ДБ: «Вот если кто-нибудь запретит производство этих напитков, я пойду в креативную группу по антиалкогольной кампании».

ДМ: «Алкоголь и суррогаты алкоголя — одна из главных причин высокой смертности в РФ».

ДБ: «Про смертность именно от алкоголя говорить как минимум странно. А от со­сисок молочных долго живут?»

СШ: «Только с сосисками они ничего сделать не могут, потому что Путин говорит, что они должны дешеветь, а как они могут дешеветь и при этом становиться качественными? О какой смертности от алкоголя можно вообще говорить при нашем здравоохранении, качестве больниц и количестве хосписов?»

ДМ: «Нужен целый комплекс мер. С одной стороны, наверное, ограничительных, с другой стороны, разъяснительных, пропагандирующих нормальный, здоровый образ жизни».

СШ: «Вот у нас уже несколько лет типа идет пропаганда спорта. И что? Теперь полстраны ходит в спортивных костюмах и шлепанцах, люди от этого спор­тивнее стали?»

ДБ: «На пропаганду здорового образа жизни они дают около 800 миллионов рублей. Это примерно 27 миллионов долларов. Во-первых, я могу себе представить, какая будет пропаганда. Вы видели когда-нибудь успешную государственную соцрекламу? Во-вторых, есть разница между городскими подростками и 50-летними мужиками в деревне, которые всю жизнь пьют. А реклама будет по телевизору одна, которая, как обычно, достанется каким-нибудь уродам-креативщикам из откатного агентства».


«Не надо запрещать пить, пить все равно будут. Надо пропагандировать умение выпивать»

ДМ: «Мы должны остановить рост потребления алкоголя среди молодых людей. Это абсолютная необходимость… Привычка пить по поводу и без повода может привести к тяжелой алкогольной зависимости в достаточно короткий срок».

ДБ: «У меня была в школе «антиалкогольная профилактика». Как только к 12-летним подросткам придет какое-нибудь м…дло рассказывать, как плохо пить, они сделают то же самое, что и я, — пойдут и попробуют».

СШ: «Научить подростков культуре за­столья можно только личным примером».

ДБ: «И показывать им через день по Первому каналу не антигрузинские фильмы, а фильмы про то, как делают вино, про культуру застолья на Кавказе».

ДМ: «Сейчас в России запрещена продажа алкоголя лицам младше 18 лет… Но не секрет, что это требование часто игнорируется, чего не было в советские времена. Считаю, что ответственность за подобные правонарушения должна быть ужесточена».

СШ: «Я предлагаю продавать водку после 60 лет. Было бы совершенно офигенно!»

ДБ: «Гениально! Это решит проблему ­стариков. Внуки и дети будут так беречь своих родителей, что уважение к ним будет почище, чем на Кавказе! В каждой третьей квартире будет хоспис».

ДМ: «Обеспечить разработку и принятие технических регламентов на алкогольную продукцию и пиво».

ДБ: «В России безумный объем произ­водства паленого алкоголя, но ведь его готовят под крышей тех же чиновников и ментов».

СШ: «У нас вообще проблема в том, что государство все и крышует. Теперь будет еще и госмонополия на водку».

ДБ: «Одно из поручений Медведева Путину — на 20% этикетки написать о вреде здоровью. Только пиво по российскому закону не алкоголь, и приравнять его к таковому довольно сложно. Это поручение больше похоже на пивное лобби».

СШ: «Предложение продавать алкоголь в таре по 0,33 — тоже лобби. Стеклодувы будут получать больше денег. Они всерьез думают, что сложно допереть до дома 20 бутылок по 0,33? Есть еще «мизинчики» по 50 грамм, я их брал по 40 штук — удобнейшая вещь! И ограничивать продажу алкоголя по времени — полный бред. В Петербурге ввели регламент: в 23.00 водка выключается из магазинов, и можно продолжать бухать только в кабаке. И что? Раньше ты шел в магазин в 7 вечера и покупал одну бутылку водки, зная: если не хватит, можно сходить потом. А сейчас ты берешь две, выжираешь их, а до 11 бежишь еще и за третьей. Вот и вся разница».

ДБ: «В общем, надо не с алкоголем, сигаретами и наркотиками бороться, а создавать гражданское общество».

ДМ: «Разработать с участием общественных организаций и религиозных объединений концепцию государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем…»

ДБ: «Я знаю огромное количество людей, в том числе рок-н-ролльщиков, которым батюшки помогли соскочить с алкоголя и наркоты. Но это не имеет отношения ни к Медведеву, ни к Путину, ни тем более к РПЦ. Если повезло каким-то деревням иметь нормального батюшку, то он личным общением может помочь своей пастве».

СШ: «Да, личные моменты, не связанные ни с какой политической движухой. Это не может быть указом».

ДМ: «Расширение полномочий органов государственной власти субъектов РФ в области регулирования и контроля ­розничной продажи алкогольной про­дукции (…), вплоть до полного запрета на продажу алкогольной продукции по времени, условиям и месту на терри­тории субъекта РФ».

ДБ: «Не надо запрещать пить, пить все равно будут. Надо пропагандировать умение выпивать».

СШ: «Если бы мне дали 27 миллионов долларов на антиалкогольную кампанию, я бы первым делом открыл завод по производству качественного бухла».

ДБ: «А они говорят, надо сделать выпивку «немодной» среди молодежи. То есть 27 миллионов они потратят на рекламу, а первый же голливудский блокбастер, где будет пьющий и курящий клевый парень, которому дают все девчонки, отправит всю их рекламную кампанию коту под хвост».

СШ: «Кстати, бюджеты соотносимы: молодежные блокбастеры примерно так и стоят».

ДБ: «Даешь на каждый успешный голливудский блокбастер, в котором бухают, завод качественного бухла! Вот наша антиалкогольная кампания».

СШ: «На самом деле все начинается с несвободы, проблемы частной собственности. Вот в Петербурге появилась куча маленьких пивоварен. У них пиво действительно хорошее, и люди отвечают за него: если они будут производить плохое, про них тут же забудут. Глупо думать, что люди хотят пить говно. Просто никто не может им ничего предложить».

ДБ: «Опять же — бешеное деревенское пьянство в России началось с раскулачивания. Кулак всегда пил по воскресеньям после церкви, сидя в белой рубашке за столом с хорошей едой. А потом кулак всю неделю въ…бывал. А те, кто фига­чил под забором, пошел потом колхозы создавать».

СШ: «Тост: разделение властей, гражданское общество, частная собственность — остальное все приложится».

Скорая алкогольная помощь

Скорая похмельная помощь

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter