Атлас
Войти  

Также по теме

Приходи Маруся с гусем

Мрачные секс-шопы с затемненными стеклами постепенно уходят в прошлое. На их место во всем мире приходят заведения, которые специально придуманы так, чтобы ходить в них было не стыдно. В Москве в подобном формате работает сеть MonAmour, принадлежащая основателю Le Futur Максиму Валецкому. Ресторатор и продюсер «Большого города» Дмитрий Борисов перепробовал и перетрогал все что мог во флагманском магазине сети и расспросил владельца о тонкостях бизнеса

  • 2724


Фотографии: Петр Тимофеев

Часть 1. Дегустация

Дмитрий Борисов: Так. Что у вас тут есть съедобное?

Продавец-консультант: Ну вот массажное масло съедобное. Это натуральный шоколад.

Дмитрий Борисов: Это зачем?

П.: Ну пишете на девушке признания в любви, рисуночки, а потом все это слизываете. Есть еще отдельно набор для боди-арта в баночке. Тоже шоколадный.

Д.Б: А эта штука, которую я только что лизал?

П.: Это масло-афродизиак.

Д.Б.: Чтобы женщины сильнее возбуждались?

П.: Оно подходит и для мужчин, и для женщин. У него такой… разогревающий эффект.

Д.Б.: А охлаждающее есть?

П.: Есть. Для продления мужской эрекции. Бальзам-пролонгатор.

Д.Б.: Тоже съедобный? А можно попробовать?

П.: У вас тогда онемеет все.

Д.Б.: Ой нет, такого не надо.

П.: Зато он есть с тремя разными вкусами: малина, апельсин и мята.

Д.Б.: А мне ничего потом не будет? Ладно, давайте сюда. О, вкусно! А сколько такое стоит?

П.: Набор — 1 900 рублей, а отдельно они по тысяче с лишним.

Д.Б.: А что это такое? Тоже съедобное?

П.: Это набор — разогревающее масло, сладкая пудра для тела…

Д.Б.: Сладкая? А это не вредно?

П.: Да нет, она на кукурузном крахмальчике. Можно слизывать, можно даже массаж делать. Ее наносишь пуховкой на тело, кожа приобретает матовый оттеночек.

Д.Б.: А где у вас съедобные плетки?

П.: Вот, пожалуйста.

Д.Б.: Круто. А вы здесь сами все пробовали?

П.: Нет, не все. Но мне рассказывали покупатели. Еще у нас тут игрушки разные. Вот есть яйцо и пульт управления. Оно вибрирующее, действует на расстоянии семи метров. Там семь режимов вибрации. Девушка может находиться в одной комнате, мужчина — в другой.

Д.Б.: То есть, подождите… Оно вставляется, что ли?

П.: Ну да. В кафе можно, в кино. Побаловаться. Молодежь часто берет.

Д.Б.: Ух. А эта утка?

П.: Это клиторальный стимулятор. Он очень маленький.

Д.Б.: Но это же утка!

П.: Да, и она вибрирует. Вот там, где лапки. Есть стимулятор с кристаллами Swarovski. Его можно вообще поставить в ванной, никто даже не подумает, что это клиторальный стимулятор. Он водонепроницаемый, похож на игрушку. Бывают наборы «Сделай сам»: можно женские половые органы сделать из шоколада. Или мужские из силикона. Точный слепок. Это мужчины своим девушкам оставляют, когда уезжают в командировки. Тут у нас для начинающих такие цепочки. Они по нарастающей идут.

Д.Б.: А есть и продвинутые пользователи?

П.: Ну конечно, люди этим уже давно занимаются.

Часть 2. Феромоны

Д.Б.: Слушайте, у вас тут столько всего! Никогда не думал, что попаду на склад секс-игрушек. А вот какая красивая вещь. Это что же, это…

Максим Валецкий: Золотой х… Извините. Но это скорее элемент дизайна.

Д.Б.: Дома поставить? Я комплексовать буду. Смотреть на нее и комплексовать.

М.В.: Это ручная работа. Их делали очень смешные армяне из Лос-Анджелеса. Но, к сожалению, они разорились, так что их и брать теперь негде. В принципе, это самая дорогая вещь у нас — 4 тысячи долларов.

Д.Б.: И что, покупают? Его же вряд ли можно использовать, ну, по назначению.

М.В: Да это просто украшение. Покупали, кстати. Но сейчас у нас вообще нет задачи их продать. Армяне эти разорились, а больше никто такого смешного не делает. А магазин они очень украшают.

Д.Б.: Что вообще чаще всего берут?

М.В.: Примерно 40 процентов нашего ассортимента — это белье. Есть совсем откровенное, есть попроще — все равно, конечно, не самое обычное. Просто чуть повеселее. Понятно, что мы не продаем какие-нибудь теплые трусы. Есть стринги с секретиками.

Д.Б.: В чем секретик?

М.В.: Тут вот дергаешь, раз — и все спадает.

Д.Б.: Дико удобно. А мужских нету?

М.В.: Когда работаешь на женщин, все должно быть в одном формате.

П.: У нас есть дневное белье, более носибельное. А вон там висят стринги с жемчужинами. В них, конечно, далеко не уйдешь. Была даже серия в «Сексе в большом городе», когда Саманта надела как раз такие же. И тут какая-то пожарная тревога — а ей надо идти по пожарной лестнице 20 этажей. А она в этих трусах…

М.В.: Еще процентов 30—40 — разного рода косметика. И остальное — игрушки.

Д.Б.: Типа вот этих… стимуляторов? А чем стимулятор от вибратора отличается?

М.В.: Да ничем. Стимулятор — более культурное слово. Многие женщины говорят: «Как! Я такими вещами не пользуюсь!» А стимулятор — что тут такого. На самом деле у нас в ассортименте их не так много. Хит продаж — феромоны. Это которые должны привлекать противоположный пол. Отдельно мужские, отдельно женские.

Д.Б.: Что, правда привлекают? Ты пробовал?

М.В.: Честное слово. Сам пробовал. Запах у них, конечно… На всю жизнь запомнишь. Те, которые точно действуют, пахнут фантастически. Противно, но действуют. Они пахнут потом. Таджикским рабочим, который только что прокопал траншею отсюда до Садового кольца.

Д.Б.: Что вообще такое феромоны?

М.В.: Это гормоны. Их синтезирует одна контора, Pheromax. Мы ими торгуем второй год. Сейчас они, слава богу, научились их делать в нормальных количествах. А то у нас постоянно очереди были. Покупатели дают девушкам мелкие взятки, чтобы оказаться первыми в очереди. Так что, видимо, работает.

П.: Это еще и антидепрессант. Настроение повышает. Многие берут с собой на переговоры, чтобы более раскованно себя чувствовать.

Д.Б.: И что, получается?

М.В.: Я пользовался. Срабатывало.

Д.Б.: Дайте я чем-нибудь попрыскаюсь. Это точно мужской? Не перепутайте. Ой, правда потом пахнет. Так, и что? Женщины на меня сейчас должны прямо сразу бросаться?

П.: Минут через 25.

Часть 3. Бизнес

Д.Б.: MonAmour — это магазин про похоть или про любовь?

М.В.: Скорее про любовь. Он же женский. В 2005 году мы с партнерами продали Le Futur. Остались, конечно, разные большие бизнесы: та же марка Mr. Doors, производство мебели… Но Le Futur делался для удовольствия, и когда он пропал, хотелось чего-нибудь такого же. Приятель мне рассказал про один интересный английский магазинчик. Я пошел, осмотрелся, мне все очень понравилось. Все-таки обычный российский секс-шоп — он как раз исключительно про похоть, потому что рассчитан на мужиков: резиновые бабы, всякая такая дрянь.

Д.Б.: И зайти в такой магазин стыдно. А к вам, в общем-то, нет. У вас и правда как Le Futur — только сексуальный.

М.В.: При этом нам сложнее. В отличие от этих ребят в подворотнях мы стоим лицом к городу. У нас магазин на Кутузовском, президентская трасса, за вывеску шли серьезные бои. Но сейчас уже все в порядке. Мэрия даже дала награду «За развитие семейных отношений».

Д.Б.: Много народу ходит?

М.В.: Сначала был полный провал. Мы сделали большой открытый зал — это вообще не сработало. Магазин пришлось закрыть.

Д.Б.: Стесняются все-таки люди?

М.В.: Стесняются.

Д.Б.: А через интернет у вас можно купить?

М.В.: Можно, но на практике никто не покупает. Все-таки хотят увидеть живьем.

Д.Б.: А как вы продавцов тренируете? Они же тоже должны стесняться. Мне там ваша девушка-продавец сказала «презервативы» таким таинственным шепотом.

М.В.: Проводим специальные тренинги. И исключили любой товар реалистичного вида, чтобы им было легче. У нас нет ничего противного, ничего жесткого. Никакого садомазо. Магазин подарков, игрушек и белья. Если наручники, то саморасстегивающиеся. Маски, костюмы, всякие штуки. Вот зайчиков завезли.

Д.Б.: А они что делают?

М.В.: Это уж как договоришься. С нас костюм зайчика, а дальше сами.

Д.Б.: Кто ваша основная аудитория?

М.В.: Около 60% — женщины, 20% — пары, 20% — мужчины. Что интересно — если люди заходят втроем, они никогда ничего не покупают. Мы специально проверяли.

Д.Б.: А лесбиянки к вам ходят?

М.В.: Мы не спрашиваем.

П.: Ходят, ходят. Смазки берут. По 100—200 штук.

Д.Б.: А проститутки?

М.В.: Ни одной. Я даже сначала хотел делать рекламу на dosug.nu, но меня, слава богу, отговорили. И все заработало. Наша аудитория — нормальный средний класс, очень много молодежи.

Д.Б.: Состоятельная? Все-таки у вас недешевые товары.

М.В.: Средняя покупка — где-то 90—200 долларов. При этом, что удивительно, отлично работает наша реклама в метро. То есть человек, который может купить на 200 долларов товары не первой необходимости, ездит в метро.

Д.Б.: Как вообще появилась эта индустрия в Европе?

М.В.: Самый большой рынок в Европе — это Германия. С немцев все и началось. У них есть громадная сеть Beate Uhse: сотни магазинов, даже свои акции… Но у них, на мой вкус, очень уж жесткие магазины. Вообще это достаточно молодая индустрия. Началось все с сексуальной революции 60-х, а из подполья она вышла только в конце 90-х.

Д.Б.: А до этого секс-шопы были в подполье?

М.В.: В подвале. Сухой подвальчик, девушки в латексе, мальчики с кольцами в заднице. Просто так не зайдешь. А потом англичане — они, конечно, по этой части пионеры — решили сделать красиво. Появились бренды Agent Provocateur и в особенности Ann Summers. Это сейчас в Англии самый быстрорастущий ретейл — они фигачат свои магазины в каждом торговом центре. Собственно, глядя на них, я этим бизнесом и заинтересовался. Оказалось, что мы наш народ недооцениваем.

Д.Б.: Когда самые высокие продажи? 14 февраля и 8 марта?

М.В.: 8 марта не очень. Новый год — очень интересный сезон. 23 февраля пусто. Зато 14 февраля — сумасшедший день. В этот раз у нас смели просто все. И очень высокий сезон летом.

Д.Б.: Потому что отпуска?

М.В.: Ну да. Жопа в апреле-мае. А вот лето… Август просто прекрасный. Мы магазин настроения. Если хреновая погода, нулевые продажи. Как только светит солнышко и хорошая погода, все раскупают.

Д.Б.: А видео у вас есть?

М.В.: Нет, принципиально. Книжки иногда продаются.

Д.Б.: Я видел в интернете: у вас самая дешевая книжка «Евреи и секс».

М.В.: Хит продаж, между прочим!

Д.Б.: Наверное, потому что 180 рублей. Всем хочется узнать, что же все-таки делалось с евреями… Давайте еще что-нибудь съедим?

Часть 4. Съедобные подвязки

Д.Б.: Мне кажется, мы у вас все уже перепробовали. Съели все съедобные трусы. Я попросил принести штаны. Вкусные? Ты пробовал?

М.В.: Да обычные. Знаешь, продаются детские телефоны с конфетами внутри? На вкус то же самое.

Д.Б.: Вот, нам что-то принесли. Что это?

П.: Это пояс для чулок. Он съедобный. Мужских таких вещей, по-моему, нет. Есть каркас для лифа — и все, кажется.

Д.Б.: Сладенький! А вкусная штука. У меня в детстве такая жвачка была. И хрустит. Смешно в метро так ехать… и от себя понемножку отстегивать. А состав тут какой? Нет никакого возбудителя?

М.В.: Нет-нет, только сахар и пищевые красители. Да вот состав написан: сахар, кукурузный сироп, лимонная кислота, Е133, Е102…

Д.Б.: Нам как-то с одним приятелем в Питере нечем было закусывать, пришлось закусывать съедобными трусами. Они были резиновые, вроде эластичной жвачки. Вообще, надо сказать, довольно трудно от такого возбудиться.

М.В.: Сахар всегда возбуждает.

Д.Б.: Так, вот еще что-то. «Соблазнительный вкусный спрей». Давай попробуем. Что бы это ни было.

М.В.: Кисленький. Это слизывать нужно. Есть еще шоколадный.

Д.Б.: Смешно было бы, если бы там и алкоголь был. Вот слизываешь с женщины эту штуку, да еще и пьянеешь. Это же вообще идеально. И вкус водки, а не шоколада. Ох, меня что-то подколбашивает уже немножко.

М.В.: У тебя партнер есть, не страшно.

П.: Вы только что пробовали Fresh Pitch. Эта штука наносится на эрогенные зоны, она с афродизиаком. При соприкосновении с кожей афродизиаки начинают испаряться и оказывать возбуждающее действие.

Д.Б.: Эрогенные зоны? А я на ладошку намазывал.

М.В.: Ой, мама.

Д.Б.: Да ты глотни просто. Ого! Смело… Ты много выпил.

М.В.: Брр…

Д.Б.: А почему нельзя просто использовать бабушкино варенье?

М.В.: Можно, конечно. Просто не всем приходит в голову. Не у всех дома есть бабушка, варенье. А кроме того, у нас все легко отмывается и отстирывается.

Д.Б.: Можете себе представить человека, который съел все эти трусы, корсеты, подтяжки? Реанимацию, наверное, нужно будет вызывать. Слушайте! А феромоны-то уже должны подействовать! По-моему, не работает.

П.: Не надо на этом так сильно внимание акцентировать.

Д.Б.: Неужели может подействовать? Ладно, сейчас поеду в гости — проверю.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter