Атлас
Войти  

Также по теме

Про это

Учителя знают: чтобы спасти детей, надо рассказать им про наркотики и секс. Родители верят: детей надо спасать от этой пропаганды разврата. Корреспондент БГ поговорил с детьми, которых спасают. Они рассказали про родителей, презервативы и героин.

  • 3218

Герой нашего времени

Леша Неталиев — идеальный сын. В 20 лет он носит глаженые рубашки с галстуками, он кандидат в мастера спорта по шахматам, он не ругается матом, подает девушкам руку, когда те переходят через лужи, и вообще — выглядит как будущий юрист. Или политик — как его папа, Валерий. Политиком Валерий стал с тех пор, как решил посвятить себя без остатка борьбе с половым просвещением в школах. В этом ему помогают жена Наташа и старший сын Леша. В программе Андрея Малахова «Пусть говорят» Леша Неталиев сидел в голубой рубашке, галстуке и белом свитере, с папой. Папа говорил Малахову: «Вот у меня сын смотрите какой: и не знает, что такое презерватив. Ни я, ни он и ни мои предки». А Леша говорил Малахову, что половое воспитание в школе унижает его религиозные чувства, потому что он православный. Леша Неталиев — воплощение родительской мечты. Честный, чистый и родителей не расстраивает.

Мы идем с Лешей по Орджоникидзевскому району Екатеринбурга, где Леша вырос и живет. Вот Лешин двор — здесь он в 9 лет первый раз попробовал травку. Вот Лешина школа — здесь в туалете уже в 13 лет он начал курить траву всерьез. Вот тут, под домом, Леша в 15 лет организовал частную охраняемую парковку — все, что он там зарабатывал, уходило на героин. А вот и сам дом. Здесь мама в первый раз заговорила с сыном о том, откуда берутся дети, когда нашла у Леши в кармане презерватив, который, как она решила, попал туда случайно.

Потом Леша вдруг сам слез с героина, прекратил вести беспорядочную половую жизнь и стал православным. К этому моменту он умудрился ничем не заразиться, так что начал с чистого листа. Рассказал все родителям, для которых он так и остался воплощением мечты, ведь все это время они ни о чем не подозревали. Так и остался честным, чистым и родителей не расстраивал.

— Сейчас у меня вот три друга только не на героине, а семеро — на героине, — говорит Леша. — Я с ними сейчас совсем не общаюсь. Ну потому что нет вообще ничего общего. То есть раньше были какие-то общие интересы: кино, девушки, туда-сюда, а после героина остается только один интерес — героин. А все остальное уже не вызывает никаких эмоций. Поэтому я с ними не общаюсь.

Ваня Неталиев — Лешин младший брат. Ему 14. Он тоже воплощение родительской мечты. Учится хорошо, в той же школе, что и Леша когда-то; поет в церковном хоре. Недавно он с двумя друзьями курил траву в том же школьном туалете, что и Леша, и туда зашла учительница. А Ваня как раз затянулся. Учительница стала что-то спрашивать, а Ваня выдохнул ей прямо в лицо и засмеялся. В кабинете директора он тоже смеялся. А потом вызвали родителей и как-то договорились, что он больше не будет смеяться.

Ваня рассказывает это и смеется. И старший брат его Леша тоже смеется. Потому что это, конечно, смешно. А родители их ушли из бизнеса, перестали продавать биодобавки, чтобы без остатка отдать себя борьбе за чистоту просвещения их детей в школе. Потому что очень неприятно выяснить, что твой идеальный сын колется, а ты не знал. Начинает казаться, что если сделать вид, будто ничего не было, и крепко-накрепко запретить всем говорить и думать о сексе и наркотиках, то ничего этого и не будет.

Народ против

Скандалы по поводу полового воспитания в школах возникают с предсказуемой периодичностью. Но такого масштаба, как екатеринбургский, ни один из них еще не достигал. 7000 екатеринбургских родителей создали Ассоциацию родительских комитетов, поставили на уши духовных руководителей всех конфессий, подали в суд на городское управление образования. Теперь их проблемы описывают газеты «Известия» и «Жизнь», обсуждают гости Познера во «Временах» и Малахова в «Пусть говорят» и даже в прямом эфире на радио «Свобода» и «Эхе Москвы». Впечатленная Мосгордума написала письмо Путину о том, что некоммерческие организации под видом борьбы со СПИДом развращают русских детей за иностранные деньги — не возьмет ли президент этот вопрос и вообще деятельность некоммерческих организаций в России под свой личный контроль? При этом единственный «ребенок», который выступает по телевизору и дает интервью газетам, за спасение которого, по всему выходит, ратует вся родительская общественность, — это Леша Неталиев.

Валерий, папа идеального сына, — глава только одного из районных родительских комитетов. Глава всей Ассоциации родительских комитетов — Герман Авдюшин. Он больше всего напоминает героя какого-нибудь советского фильма про строительство БАМа. Ходит на все телепрограммы и интервью в одном и том же сером костюме и белой рубашке с галстуком, у него усы и благородная проседь. Он поразительно плохо разговаривает. Ключевые слова: «развращает», «нравственность», «педофилия». Ключевые концепции: программы полового просвещения — угроза национальной безопасности страны и геноцид российских детей, осуществляемый на американские деньги. Он всегда добавляет, что его 11-летнего сына принуждают к половым актам в школе и что одна знакомая девочка теперь отказывается заводить семью и рожать детей, раз нужно заниматься «этим».

— Что вы знаете о презервативах и о СПИДе? Вы ничего о них не знаете. Кто вам сказал, что СПИД существует? О его существовании сказали на конгрессе США. Ну разве болезнь открывают на конгрессе? Ее там, в лаборатории, — врачи, а тут — на конгрессе. А презерватив — вы знаете, что поры презерватива гораздо больше, чем вирус СПИДа, он как кулак через эту дверь проходит, если он вообще существует. А презервативы придумали американцы, чтобы их в России таким образом продвигать, чтобы все заражались и не рожались. Это же понятно, что происходит…

Личная война Авдюшина начиналась так. В городе проходила спортивная эстафета «Классы, свободные от курения», ее устраивала местная епархия. И Авдюшин, простой православный инженер, захотел, чтобы класс его сына Ивана поучаствовал. А классная руководительница неожиданно расплакалась и рассказала, что если класс побежит, директор школы ее уволит. Потому что монополия на борьбу с курением и всеми видами зависимостей среди детей принадлежит центру «Холис».

Мультфильмы ужасов

Авдюшин с друзьями решили узнать, что это за «Холис». Взялись за дело решительно: под видом научных работников проникли на научно-методическую конференцию и выкрали изо всех секций методические материалы. Просмотрели их и ужаснулись. Обнаружили, во-первых, тренинг «Степной огонь». Среди участников игры ведущий выбирает одного, кто «назначается» ВИЧ-инфицированным. Все участники посредством рукопожатия должны вступить в три «обязательных незащищенных контакта» и в четвертый по желанию. В результате выясняется, что один человек «заразил» больше половины участников, а четвертый контакт зачастую является роковым. Цель игры — продемонстрировать скорость распространения ВИЧ-инфекции и заставить участника поставить себя на место инфицированного.

Во-вторых, обнаружили диск с канадскими мультфильмами «Золотозубый» и «Карате и ребята». Главный герой фильма — взрослый мальчик Карате, у которого есть девушка. Карате занимается с девушкой сексом, а потом все время рассказывает своим младшим друзьям, что и как. Больше всего шокировала родителей такая сцена: большой мужик из машины предлагает маленькому мальчику часы за то, что тот с ним покатается. Мальчик в сомнениях, но ему нужны деньги. Карате говорит мальчику: «Не езжай, он тебя использует и заразит СПИДом», а мальчик отмахивается, садится в машину, а потом его выкидывают на дорогу со спущенными штанишками. Голос за кадром: «СПИД — страшная болезнь».

Авдюшин с друзьями немедленно напечатали листовки, объявили по радио и церквям и собрали на арене местного цирка всеобщее родительское собрание, где постановили уничтожить «Холис» и спасти детей от насильственного разврата.

В том, кому и зачем предназначались возмутительные материалы, разбираться было поздно. Между тем канадские мультфильмы сделаны не для школьной программы, а специально для беспризорников. А в игру «Степной огонь» предлагалось играть вовсе не школьникам, а их взрослым учителям.

— Герман, а вы можете показать хотя бы одного ребенка, который видел этот мультфильм?

— Нет, мы не предоставляем детей. Они очень травмированы, они боятся.

— У 7000 родителей все дети травмированы?

— Их ударила безнравственность.

— Герман, а вы с вашим сыном когда-нибудь о чем-нибудь таком разговаривали?

— Ну, он в кино увидел порошок белый и спросил, что это такое.

— А вы?

— Я сказал, что это наркотики, что от них умирают. И ему достаточно. Мой сын ничем таким не интересуется.

Еще один идеальный сын.

И что такое плохо

Административный центр «Холис» появился в Екатеринбурге в 1992 году и занимался частными консультациями, а в 1998-м, когда городские власти озаботились профилактикой зависимостей, вошел в структуру городского управления образования и организовал в школах программу «Ресурсы здоровья». Программа рассчитана на 3 часа в год с 1-го по 11-й класс. Начинается разговорами о вреде дихлофоса, клея, стирального порошка, продолжается рассуждениями о пользе чистки зубов, о вежливости, о доброте, заканчивается уроками о службах психологической поддержки, наркотиках, проституции, СПИДе, презервативах, контрацепции и беременности. За все это время через «Холис» прошло 6000 екатеринбургских учителей. Теперь все руководство уволено, а «Холис» перестал проводить тренинги и занимается только разработкой и дополнением своих программ.

Начальник отдела первичной профилактики «Холиса» Елена Игнатенко делает невероятное заявление: за шесть лет работы количество наркоманов-подростков в Екатеринбурге снизилось с 640 до 20. Поверить в то, что в Екатеринбурге 20 наркоманов-подростков, довольно сложно — хотя бы потому, что оба брата Неталиевых утверждают, что все их одноклассники постоянно курят траву.

Установить, насколько просветительские кампании влияют на употребление наркотиков и влияют ли вообще, очень тяжело. Все они основаны на спорном убеждении, что знание верной информации приведет к правильному поведению: если подросткам вовремя рассказать, что наркотики и незащищенный секс смертельно опасны, подростки не станут колоться, а от секса либо откажутся, либо примут меры предосторожности.

Знание — сила

В 2004 году социологическая компания Validata проводила всероссийский опрос среди подростков 15—19 лет о ВИЧ/СПИДе. Выяснилось, что 85% подростков понимают, что любой может заразиться ВИЧ, 98% знают, что незащищенный секс с ВИЧ-инфицированным может привести к заражению. При этом 65% подростков уже живут половой жизнью и 42% из них за последний год вообще не использовали презерватив, а 21% использовали его время от времени. У 45% подростков было более одного сексуального партнера только за последний год. То есть информированность — практически 100%, а 50% все равно ведет рискованный образ жизни.

— Нет ничего хуже, чем когда учитель тебе говорит: «Наркотики — это плохо, от них умирают», — объясняет Леша. — Потому что — ну все когда-нибудь умирают. А что этот учитель понимает? Почему я должен ему верить, что наркотики — это плохо, если он врет, что я стану зависимым и уродом после первого же раза. Почему я должен ему верить, если он говорит, что наркотики для тех, кому нечем себя занять или у кого проблемы, если у меня было чем себя занять и не было проблем. Это проблема частная, а не общая. И решает ее каждый по-своему. А информации — ее вон сколько, все всё знают.

Леша Неталиев — один из таких «рискованных», но информированных подростков. Сейчас он говорит, что надо повышать уровень нравственности, вводить в школах «Основы православной культуры». Почему он считает, что это будет более эффективно, чем втолковывать детям, что героиновая зависимость возникает с первого укола, он объяснить не может. Как, впрочем, не может и объяснить, что именно заставило его слезть с иглы и начать вести высоконравственный образ жизни. Невозможно даже узнать, правда ли все то, что он говорит в интервью мне, если известно, что в программе у Малахова он врал. Или все это часть образа — в таком случае, впрочем, непонятно, зачем ему понадобилось менять образ малолетнего наркомана и проныры на образ православного отличника. Но его и родительские усилия уже дают кое-какие результаты: в начале апреля Управление образования Екатеринбурга заключило соглашение с Екатеринбургской епархией о совместной образовательной деятельности. Теперь на одном уроке подросткам будут объяснять, как пользоваться презервативом, а на другом — что делать это категорически нельзя.

Одни дома

Леша Неталиев занимается в Ассоциации родительских комитетов технической поддержкой — копирует в промышленных масштабах все материалы, экспертизы, записи программ — в день уходит по 15—20 копий: журналистам, активистам, экспертам. Поэтому все это хранится и дома тоже. Когда мы приходим, четырнадцатилетний Ваня Неталиев и его друзья Антон и Марат смотрят канадский мультфильм. Три мальчика, похожие на всех дворовых мальчиков одновременно, абсолютно красные от смеха. Если бы этот мультфильм показывали на MTV, он, кажется, побил бы рейтинги Бивиса и Баттхеда. Мальчики со спущенными штанишками, золотозубые наркоторговцы, хорошая девочка, которую все время склоняют к проституции.

— А вы знаете, что онанизм полезен для здоровья? — с ходу спрашивает меня Марат. — А для чего тампоны? — Марат самый маленький из компании, похож на героев документальных фильмов про беспризорников и малолетних токсикоманов. На самом деле он практически отличник, да еще и в музыкальной школе учится — на баяне. Леша называет его «баянист-онанист».

Недавно у Марата случился первый сексуальный опыт с его подружкой, которая давно обещала и вот недавно обещание свое выполнила.

— Защищенный, — с гордостью говорит Марат. Ваня и Антон над другом смеются.

У Марата есть одна знакомая с ВИЧ. История обычная: все знала, но была в компании, пили, парень был, а презерватива не было.

— Я в школе на этих занятиях и не слушал ничего. Все, что они говорят, я знаю, а все, что мне интересно, — я, если надо, к психологу пойду или к сексологу.

— Ты пойдешь к психологу или сексологу?!

— Да, а что?

— А наркотики вы пробовали?

— Нет! — говорят все хором.

— А траву?

— Да!

— А героин?

— Не, мы же не идиоты.

Терминатор

Про «идиотов» — явно не из «Холиса». Так резок только главный «пацанский» борец за чистоту Екатеринбурга — Евгений Ройзман, депутат Госдумы, уралмашевский авторитет и бывший глава фонда «Город без наркотиков». Он похож то ли на высокого Жан-Клода Ван Дамма, то ли на уменьшенного Арнольда Шварценеггера. Синие джинсы и синий свитер, одни и те же всегда и везде. Настоящий герой американского фильма — жесткий, суровый, положительный. Его метод борьбы с наркотиками вызывает у Леши Неталиева неподдельный восторг.

— Им на пейджер скидывают адреса цыганских домов, где торгуют наркотиками, а они приезжают и поджигают дома, бьют наркоторговцев. А еще у них центр, куда за семь тысяч рублей в месяц можно сдать наркомана, и его там вылечивают. Ну просто запирают, и он переламывается. Переламывается и перестает колоться.

В «Городе без наркотиков» про свои методы терапии особенно не рассказывают. А в городе Екатеринбурге рассказывают историю, что один мальчик как-то умудрился сбежать из запертой комнаты. И в тот же вечер его убили в собственном подъезде. То ли терапевты, чтобы не портить статистику, то ли бывшие друзья. Так или иначе — мальчика-который-не-вылечился не стало. Определить правдивость этого слуха невозможно, да и не важно. Важно, что это часть репутации Ройзмана, именно этим он и крут. И несмотря на страшные байки, родители все равно отдают в ройзмановский центр своих детей, потому что нет ничего страшнее ребенка-наркомана. Даже мертвый ребенок, кажется, не так страшен.

Сейчас фонд продвигает идею поголовного анализа мочи у всех школьников с 9-го по 11-й классы. А если кто отказывается или у кого результаты не те, то и работать конкретно с опасными элементами.

— С наркотиками надо бороться, а не рассказывать про них, — говорит Евгений Ройзман. Можно даже сказать — кричит. Евгений Ройзман все время раздражен. И охотно подтверждает свою репутацию страшного, жестокого и беспощадного борца с наркотиками: — Вот был у нас случай, один мальчик в школе героин продавал, потому что его папа и старший брат толкали его в соседнем доме и мальчику давали на реализацию. Учителя знали, все знали, а что делать — не знали, обратились к нам. Мы с милицией приехали и на глазах у мальчика его папу и старшего брата лицом об асфальт прокатили и увезли. И все. Не продает больше героин.

Тысяча и одна ночь

В Екатеринбурге вообще много крайностей. У одиннадцатиклассницы Алены Никитиной раз в неделю директор ведет урок «Я и мир моей любви». С первого класса раз в неделю директор рассказывал детям о том, как надо любить себя. Сначала речь шла о природе, о цветах, о распорядке дня, о любви к маме и папе, потом об умении общаться с окружающими, потом о проблемах с родителями и о первой любви, и к десятому классу наконец речь зашла о наркотиках и сексе. Директор даже книжки пишет про любовь — они хранятся в школьной библиотеке. В одной из них, с одноименным названием «Я и мир моей любви», директор подробно описывает, как он завел роман со своей нынешней женой, пока сам был женат, а она была замужем, как развивались их плотские отношения и как до сих пор, по прошествии многих лет, он снова и снова как в первый раз наслаждается и заново открывает физическую сторону любви. А еще на уроках директор Анатолий Меренков говорил Алене, что до свадьбы у нее будет еще «тысяча и одна ночь». На Алену школьная пропаганда разврата почему-то не действует. Она много и долго рассуждает про ВИЧ, про его разные штаммы и про возможности лечения. Про действие наркотиков. Все — чистая теория.

— А я хочу — как Джек и Роуз, — говорит Алена.

Джек и Роуз — герои фильма «Титаник»: Джек утонул, а Роуз хранила ему верность всю жизнь.

— Я не за воздержание. Я думаю — вот будет у меня, ну вот — жених. И вот мы будем вместе, а потом решим пожениться и уже перед свадьбой самой проверим. Потому что бывает же так, что ну несовместимы физически люди.

Как влияет на нежные девичьи умы директор школы со своими книжками о сексе раз в неделю, чего в конечном счете добивается «Холис» со своими тремя развратными часами в год, какого рода порядок среди подростков наводит Ройзман со своей голливудской мечтой всех убить и спасти мир — все это просчитать и понять решительно невозможно. Как невозможно понять, почему Леша Неталиев сначала начал колоться героином, а потом с героина слез. Со взрослыми все гораздо проще. Это ведь очень страшно — иметь таких непонятных детей в таком страшном мире. Вот они и поднимаются на священную войну с канадскими мультиками.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter