Атлас
Войти  

Также по теме

Профессия: взрывник

  • 8522


Иллюстрация: Тимофей Яржомбек. KunstGroup Pictures

— Взрывник — интересное название, вас с террористами не путают?

— Да, такое название. В общественных местах даже в разговорах между собой мы стараемся этого слова не употреблять. Сейчас же со всех плакатов, с экранов телевизоров призывают: «Сдай террориста — спаси город». Чуть что — все отделения милиции будут в курсе твоих особых примет. Вот вчера полтора часа сотрудники ГАИ выясняли мою личность. А всего-то везли детонаторы с завода.

— А зачем вообще взрывники, что взрывать-то

— Взрывные работы — это воплощенная мечта любого существа мужского пола, увлекавшегося в детстве поджиганием петард: максимум результата при минимуме усилий. А так, предположим, прокладывают очередной туннель метро. Бригада с отбойными молотками или специальный проходческий комплекс — это все способы очень дорогие. А отпускная заводская цена взрывчатых материалов — сущие копейки, рублей пятнадцать кило. После правильного взрыва порода лежит аккуратной кучкой, ее остается только погрузить в вагонетки и отправить наверх. Сложнее с бюрократией: у нас шутят, что прежде чем использовать полтора килограмма взрывчатки, нужно извести полтора килограмма бумаги. Помимо метро работаем и «на свежем воздухе»: например, рушим строения под снос. В центре, конечно, используются совсем небольшие взрывы, слишком много на поверхности важных коммуникаций.

— Никогда не слышал, чтобы под землей что-то взрывалось.

— И не услышите. Каждый метр туннеля метрополитена проходится при помощи не одного, а десятка электродетонаторов, получается несколько взрывов, которые идут серией. Поэтому звук выходит раскатистый и не такой уж громкий.

— А под землей что-нибудь находите?

— Культурный слой в Москве метров двадцать — там и все сундуки с золотом, и библиотека Ивана Грозного. А мы-то, как правило, поглубже взрываем, там какие сокровища: твердая порода — известняк, глина. Правда, глина попадается голубая, ее в косметических салонах очень недешево предлагают.

— Про что же тогда ваши профессиональные взрывниковские байки?

— Вот, скажем, в домах водятся домовые, в речках — водяные, а у нас, в забое, рассказывают про деда-шубина. Откуда он взялся, никто не знает, легенда — и все тут. Что-то в темноте стукнет, или зашипит, или захлюпает — вот, говорят, шубин хулиганит.

— Работа со взрывчаткой — это, конечно, страшно и опасно…

— Не опаснее, чем переходить улицу по пешеходному переходу, — если, конечно, все делается по правилам. Последний несчастный случай среди наших был годах в семидесятых: мастер-разгильдяй перед взрывом не вывел всех людей, и машиниста погрузчика задавило отколовшейся глыбой горной породы. Но сейчас у нас народ ответственный. А еще мы при приеме на работу следим, чтобы не только благонадежный человек был, но и бесконфликтный. У нас, как в любой экстремальной профессии, ценят людей спокойных, не проявляющих эмоций, которые могут помешать сделать точный расчет. Ну и порядочных, само собой. Если у взрывника попытаются купить его орудие труда, ну там рыбку поглушить, он ответит примерно так: «Ты ничего не говорил, а я ничего не слышал». Будут настаивать — напишет докладную руководству.

— А сам взрывник может немного взрывчатки себе оставить?

— Взрывник не может ничего украсть — это все равно что шапку Мономаха из Оружейной палаты стащить, очень серьезные последствия, и потом — у нас сейчас просто люди не такие. Последние два случая хищения были лет пятьдесят назад — и оба с целью самоубийства: один специалист сам покончил с собой, второй подорвал себя вместе с женой… А чтобы было поменьше искушения что-то продать, на каждый детонатор наносят индекс взрывника, которому он выдан, — так что если где-то еще этот детонатор обнаружат, сразу понятно, у кого куплено или украдено.

— То есть что, взрывник — совершенно безопасная работа на самом деле?

— Работать иногда приходится в открытом котловане, в двадцатиградусный мороз, в резиновых сапогах — грунтовые воды хлещут, а я пытаюсь два проводка под напряжением соединить голыми руками, в перчатках-то неудобно. Так что условия труда бывают самые экстремальные. Но молоко за вредность нам никто выдавать не торопится.

ТРЕБОВАНИЯ

Проводить взрывные работы могут только мужчины старше 20 лет, имеющие горнотехническое образование либо закончившие специальные курсы, дающие соответствующее право. Каждый такой специалист обязан иметь единую книжку взрывника и не реже чем раз в два года проверяться квалификационной комиссией на знание техники безопасности.

ОБУЧЕНИЕ

Московский государственный горный университет Ленинский просп., 6, м. «Октябрьская», 236 95 43

ГОНОРАР

Техник-взрывник, работающий в Москве, получает около 15 000 р.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter