Атлас
Войти  

Также по теме

Разговор с Григорием Чхартишвили

  • 1527

Сколько нужно собрать денег

608 450 рублей


фотография: Ольга Лавренкова

—Она веселая, и очень обрадовалась нам. Танцевала, несмотря на одышку, читала стишки, горланила вместе с магнитофоном песню Надежды Кадышевой «Ой дэр-дэр-дэрэ, ой, нанэ, нанэ, нанэ». Кустурица какой-то. Крайне бедная квартира на краю света, пластмассовые фрукты на столе в вазочке. Но было весело. Разве может быть весело? Как это может быть так, что прикасаешься к страданиям, а испытываешь радость?

—Очевидно, мы по-разному устроены. Я именно что боюсь прикасаться к чужим страданиям. Когда оказываю кому-то помощь, у меня всегда остается чувство, что я откупился деньгами, то есть тем, чего мне не шибко жалко. Полагаю, что деятельное, эмоциональное сострадание — это своего рода талант. У меня, как, вероятно, у большинства людей, его нет. Но неудобство от собственного благополучия, когда рядом кому-то плохо, присутствует. И со временем крепнет сознание, что с этим дискомфортом можно — нужно — необходимо что-то делать. Прежде всего мне нужно.

—Отец девочки умер от инфаркта еще до рождения ребенка. Когда девочке диагностировали тяжелый порок сердца, мать подумала, что это слишком много несчастий сразу, что так не может быть, и что она «не даст девочке умереть». Откуда она знает, что ей полагается счастье? Мне кажется, именно это противоречащее опыту ощущение счастья как нормы заставляет благополучных людей помогать несчастным.

—Я смотрю на эту потребность менее романтично. Тем, кого вы называете «благополучными людьми», неприятно видеть вокруг людей несчастных. На этом, собственно, и построена вся концепция благотворительности. Помните героев Чернышевского с их «разумным эгоизмом»? Логика самая простая. «Я хочу лишь одного: чтобы мне было хорошо. Но мне не будет хорошо, когда кому-то рядом плохо».

—Они живут на пенсию девочки, 9 тысяч рублей, и пенсию бабушки, 9 тысяч рублей. Только на лекарства для Леры уходит 3 тысячи рублей в месяц. Я не хочу слышать, что «страна немилосердная». Я хочу услышать, как привить стране милосердие, хотя бы в конкретном случае с девочкой, живущей на 9 тысяч рублей в месяц.

—Лучший способ повлиять на других — начать что-то делать. То есть сначала привить милосердие самому себе. А конкретной девочке, благо мы теперь от вас про нее знаем, нужно конкретно помочь, только и всего.

—Немецкая клиника для девочки нашлась случайно. Не врач подсказал, не в собесе, а помогла мамина магаданская подруга, у которой дома есть интернет. А сколько тысяч людей не умеют пользоваться «Гуглом» и не нашли для своих детей немецкой клиники. Как им рассказать под Хабаровском, что есть куча благотворителей, способных помочь?

—Полагаю, что все люди, которые в нашей стране хотят помогать больным и несчастным, должны попадать в поле зрения фондов вроде вашего. Волонтеры (назовем их так) должны подразделяться на несколько категорий — в зависимости от своих возможностей и устремлений. Те, кто может помогать деньгами. Те, кто может помогать своим именем и примером. Те, кто может помогать своими профессиональными навыками. Те, кто может помогать своим временем. Третья и четвертая категория должны, среди прочего, выполнять информационную функцию. Все это вопрос организации, а, стало быть, дело решаемое.

—Денег на первый этап операции дал Минздрав. Обещали и на второй этап операции тоже, но когда мама, собрав всю эту кучу документов, обратилась в Минздрав за деньгами для второго этапа операции, ей сказали, что соответствующий департамент расформирован и денег не будет. Я не хочу слышать, что «бюрократы плохие». Я хочу услышать, как нам победить или обмануть плохих бюрократов.

—Надо жить так, как будто их нет. Нужно создавать параллельные структуры, существующие помимо государственных — до тех пор пока наше государство не достигнет более или менее цивилизованных параметров. Ну вот есть некий фонд, собирающий информацию о больных таким-то заболеванием, которые не могут решить своих проблем сами. Фонд извещает об этом свой «актив». Часть актива помогает деньгами, часть уходом, психологической поддержкой или профессиональным участием. При чем тут бюрократы? Другое дело, что на них нужно все время давить, потому что они — наша обслуга, они скверно распоряжаются нашими деньгами. Но это задача уже из другой сферы, скорее политической.

—Когда мы уезжали, девочка очень загрустила. Я испытал чувство вины. Но я же не могу помочь всем девочкам на свете. Как мне избавиться от чувства вины и чувствовать себя свободным кому-то помогать, а кому-то отказывать?

?—У меня нет универсального ответа на этот вопрос. Только мне кажется, не нужно требовать и ждать от обыкновенного человека слишком многого. Подвижники, конечно, существуют, но их мало и на всех не хватит. Здоровье и состояние общества зависят не от подвижников, а именно от среднестатистического гражданина. Пусть каждый сделает совсем немного, без надрыва и жертвенности, не отнимая ничего у своей семьи. В масштабах страны это все равно получится более чем довольно. Я, например, никакой не альтруист и не подвижник, а вполне себе типичный для своей профессии эгоцентрист. Но в свое время я придумал обложить добровольным налогом — не особенно большим — каждый рубль, который зарабатываю. И трачу эти деньги на помощь тем, кому хочу помочь. Никакой гордости от этого я не испытываю, ибо отлично понимаю, что это жертва небольшая и что делаю это для собственного успокоения — чтоб не подавиться условным бутербродом с икрой. Думаю, что людей вроде меня на свете много. Надо только их, то есть нас, правильно организовать.

Крупнее

Сколько нужно собрать денег

608 450 рублей

Трехлетней Лере Поповой из Хабаровска необходима операция в Берлинском кардиоцентре. Все лечение обойдется в 39 480 евро. Несколько немецких благотворительных фондов внесут 25 тысяч евро. Таким образом, недостает еще 14?480 евро, или 608?450 р.

Как можно перечислить деньги

Деньги можно перечислить в благотворительный фонд «Помощь» (учредители — издательский дом «Коммерсант» и руководитель Российского фонда помощи Лев Амбиндер). «Помощь» переведет ваши пожертвования в Германию и отчитается по произведенным тратам. Все реквизиты есть в Российском фонде помощи (495)?926?35?63, 926?35?65, а также на сайте фонда.

Российский фонд помощи (Русфонд)

Журналистский проект, созданный в 1996 году для помощи авторам отчаянных писем в ИД «Коммерсант». Проверив письма, мы публикуем их в «Коммерсанте», «Газете.ру», на сайте «Эха Москвы», а теперь и в «Большом городе». Решив помочь, вы получаете у нас реквизиты авторов и дальше действуете сами, либо отправляете пожертвования через систему электронных платежей. Возможны переводы с кредитных карт и электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности: www.rusfond.ru). Читателям затея понравилась: c 1996 года собрано свыше $37 073 млн.

Адрес фонда: 125252 г. Москва, а/я 50; rusfond.ru; rfp@kommersant.ru; тел: (495) 926-35-63, (495) 926-35-64 с 10.00 до 21.00.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter