Атлас
Войти  

Также по теме

Разложить по полочкам

Премьер-министр Дмитрий Медведев дал интервью 5 телеканалам. БГ выбрал 7 цитат из его выступления и попросил экспертов высказаться по каждому пункту

  • 9563
Дмитрий Медведев

ИТАР–ТАСС

1
______

О «Мемориале», МХГ и других НКО

«Я к ним отношусь с уважением. Мы не во всем сходились, часто спорили, но их деятельность в целом полезна для страны. Я считаю, что они в значительной мере выполняют роль таких санитаров. Они показывают власти на пробелы, на проблемы, хотя мы далеко не по всем событиям с ними совпадаем».

Арсений Рогинский, председатель правления международного общества «Мемориал»:
«Странно слышать такую позитивную оценку своей работы от власти, которая другой рукой принимает так называемый «закон об иностранных агентах». Или Дмитрий Медведев не читал текста этого закона, или он вслед за Владимиром Путиным повторяет абсолютно не соответствующие истине слова о том, что нет в этих мерах ничего особенного. На самом деле закон направлен на разрушение общественных организаций и гражданского общества. Это какое-то неразрешимое противоречие, которым не в первый раз нас одаривает Дмитрий Анатольевич. Подает ли он сигнал, что не надо устраивать охоту? Я сомневаюсь, что его сигналы будут восприняты теми чиновниками, которые реально будут исполнять это новое репрессивное законодательство».


2
_____

О криминализации клеветы

«Законодатели, включая депутатов Госдумы, в том числе от «Единой России», предложили вариант, согласно которому ответственность за клевету — а с необходимостью ответственности никто не спорит — была не в виде репрессий, посадки в тюрьму, а в виде имущественной ответственности, денег, которые должен платить клеветник».

Артемий Троицкий, музыкальный критик, ответчик по искам о клевете:
«Я считаю, что статьи о клевете вообще не должно быть. Точнее так: клеветой должна считаться только какая-то заведомая ложь, сказанная о человеке в корыстных целях. Потому что если «клеветник» никаких собственных гнусных целей не преследует, то это называется не клеветой, а просто высказыванием собственного мнения. За любую оценку, любую догадку и характеристику, которая кому-то не понравилась, можно получить соответствующее обвинение, а там уж, в судах, доказать, что это на самом деле клевета, очень просто. Я с этим сталкивался и могу сказать, что это порочная практика».


3
_____

О втором сроке

«Я еще не очень старый политик, у меня есть какой-то ресурс во времени, почему я должен закрывать для себя какие-то возможности».

Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации:
«Выдвижение Дмитрия Медведева кандидатом в президенты в 2018 году более чем вероятно. Мне кажется, что к этому его подталкивают не только амбиции, но и команда, которую он уже сформировал, будучи президентом, и укрепил, будучи премьером. Он не потерял ни одного члена своего окружения, это позволяет говорить о том, что он придерживается путинского принципа «своих не выдаем».

Мне кажется, что речь идет именно о ближайших выборах: Дмитрий Медведев едва ли упустит возможность реализовать тот потенциал, который он накопит на посту премьера. К следующим президентским выборам — я имею в виду через два срока — он может потерять весомое, по его мнению, преимущество: то, что он «молодой и перспективный» политик.


4
_____

Об антигейском законодательстве

«Далеко не все нравственные вопросы, далеко не все поведенческие привычки, далеко не все вопросы коммуникаций между людьми нужно превращать в законодательство. Потому что не все отношения между людьми поддаются регулированию закона».

«Наверное, эта тема касается не очень большого количества людей в нашей стране, она пока на всех уровнях не обсуждается».

Николай Алексеев, основатель движения Московского гей-прайда:
«Да, эта проблема не затрагивает все население, но проблема меньшинств никогда не затрагивает большинство. Это не значит, что государство не должно защищать меньшинства, вне зависимости от того, о каком количестве идет речь — 1%, 5% или 7%, — на то оно и государство. Сегодняшним вопросом (о целесообразности принятия закона о запрете гей-пропаганды. — БГ) были убиты сразу несколько зайцев.

Кому-то во власти очень захотелось, чтобы высшее должностное лицо наконец-то поставило точку в гомофобной вакханалии, которая происходит на уровне регионов, принимающих законы (о запрете гей-пропаганды. — БГ). Хотелось сказать, что «нет, такого закона на федеральном уровне не будет». И показать Западу: у нас в России не ущемляются права секс-меньшинств. Кроме того, заметьте, от лица кого был задан вопрос: от лица работника «Единой России». Было показано: даже у нас в «Единой России» есть открытые геи, они спокойно работают, и никакой проблемы это не вызывает. Никто этого человека не видел, вопрос был задан журналистом. Прекрасная режиссура, которая идет на пользу секс-меньшинствам».


5
_____

Об угрозе православного фундаментализма

«На мой взгляд, произошла, знаете, некоторая радикализация взглядов. Это правда, потому что всегда действие рождает противодействие».

«Я не считаю, что у нас ситуация такая, как будто бы фундаменталисты какие-то посягают на основы светского государства. Нет этого, у нас по Конституции государство отделено от церкви».

Андрей Десницкий, библеист:
«Что касается настроений, то средняя температура по больнице, может быть, несколько повысилась, а дальше надо разбираться, у кого и на сколько. Хотя я подозреваю, что подавляющее большинство людей, которые живут в нашей стране, просто о внутрицерковных настроениях не задумываются. Для них все закончилось, когда Pussy Riot исчезли из телевизора и с первых полос газет. А что касается отделения церкви от государства, то я абсолютно согласен, что в реальности оно у нас есть. Другое дело, что церковь, так же как и государство, не отделена от общества, поэтому общие точки пересечения у них присутствуют.

Взаимодействие это тоже несколько иначе выглядит, чем год-полтора назад, но ничего принципиального не изменилось. Хотя бы тот факт, что Сурков теперь в правительстве курирует взаимодействие с религиозными организациями, — это явно не тот человек, которого назначают на какую-то дежурную должность. Церковь стала внимательнее присматриваться к тому, что государство может ей дать, а государство пристальнее присматривается к православной церкви как к возможной идеологической поддержке. Но это взаимодействие, о каком-то сращивании говорить не приходится. Тем более что оно явно не нужно ни той ни другой стороне».


6
_____

О борьбе с коррупцией

«Никакая борьба с коррупцией не должна сводиться к преследованию должностных лиц и вообще чиновников как класса. Потому что в противном случае это создаст у людей ощущение, что все, кто работает на государственной службе, нечисты на руку — просто воры и люди, которым нельзя доверять».

«Я считаю, что нынешние антикоррупционные дела являются прямым продолжением того, что мы делали в последние годы».

Кирилл Кабанов, председатель Антикоррупционного комитета России:
«В 2008 году в статусе президента Медведев говорил о том, что коррупция подменяет частично систему государственного управления. К сожалению, это так. И только чисткой можно вернуть доверие граждан, которые сегодня не доверяют чиновникам. Но посыл правильный: есть же (в государственных органах. — БГ) честные люди. Но к сожалению, зачастую это является приятным исключением, а не правилом. Что касается нынешних антикоррупционных дел, то у нас сложились условия, при которых начинается реальная борьба с коррупционерами. Мы ведь хотели получить результаты — и мы их постепенно получаем. Остановить этот процесс теперь будет крайне, крайне сложно».


7
_____

О бывшем министре Сердюкове

«Моя позиция такова: считаю, что Сердюков работал весьма эффективно. При нем начались долгожданные и очень сложные преобразования в армии».

Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок:
Дмитрий Медведев и Владимир Владимирович будут стоять насмерть, чтобы не допустить вовлечения Сердюкова (в уголовные дела, связанные с Министерством обороны. — БГ). Мне кажется, это предварительная договоренность между ними. То, что происходит, не имеет никакого отношения к борьбе с коррупцией, это борьба кланов. А что касается эффективности Сердюкова на посту министра, то тут можно говорить об ошибках больших и малых, но факт остается фактом: Сердюков оказался единственным человеком в команде Путина, который смог начать реформу. Я не говорю, что он все сделал оптимально, но он сдвинул камень с мертвой точки и покатил его с горы. Теперь эти реформы можно, на мой взгляд, считать закрытыми, каким бы организатором ни оказался Шойгу».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter