Атлас
Войти  

Также по теме

Русская правда

Как утверждают московские полиграфные компании, примерно шестидесяти процентам менеджеров при приеме на работу в торговые организации приходится проходить проверку на детекторе лжи. Детекторы лжи используют в казино, аэропортах, банках, таможенных терминалах и на телевидении.

  • 1382

Иван Свешников, прекраснейший молодой человек, самый что ни на есть менеджерский менеджер, считает себя жертвой детектора лжи. Русский полиграф работает на благо русского капитала — а Ваню, будущего капиталиста, обидел. Не угадал социально близкого. А ведь у молодого Свешникова и джинсы с благородными подпалинами, и очки за триста долларов, и сытое умное лицо. Вот как у них все получилось-то.

Свешникова пригласили на работу в цирковую антрепризу. В качестве организатора. Условия работы — почетные. Зарубежные поездки, финансовая ответственность. Ваня готовит себя к продюсерству, поэтому он очень хотел получить эту работу. В условия приема, помимо прочих разных степеней узнавания, входило еще тестирование на детекторе лжи. «Я согласился, — сказал Иван, — ибо не знал за собой никаких грехов. К тому же я не верил в полиграф и отнесся к исследованию как к причуде работодателя. Мои друзья, когда я рассказал о предстоящей процедуре, с восторгом голосили: „Думай, Ваня, о бабе — и детектор тебя не возьмет“. Ну я и думал о бабе».

Вопросы «Есть ли у вас долги?» и «Обманывали ли вы когда-нибудь финансовые организации?» (Иван ответил нет, полиграф зафиксировал ложь) послужили причиной Ваниного афронта. Не взяли его в менеджеры. «Дело в том, что полгода назад у меня случилась такая история. Пока я был в командировке, моя подруга, гражданская жена, прогуляла из наших сбережений тысячу долларов. Ну и чтобы скрыть от меня этот проступок, как будто бы купила новую стиральную машину. На самом-то деле взяла в кредит. Два-три раза внесла взносы, а потом перестала. Ей звонили, конечно, но банк скандала не поднял. Просто она себе по дурости испортила кредитную историю. Я узнал про всю эту ахинею случайно — когда мы расставались уже. Машина-то мне осталась, она же встроенная». «Возможно ли, чтобы полиграф отреагировал на такую мелочь?» — спросила я. «Да я и сам не верил».

Детекторы лжи вошли в моду. Трудно в это поверить, да придется. Как утверждают сами полиграфные компании, примерно шестидесяти процентам менеджеров, которых приглашают на работу в торговлю, предлагают пройти исследование на детекторе лжи. Это вроде бы даже не оскорбление, это профилактика. Полиграф наступает — и, позвольте воспользоваться озорным журналистским приемом от «Комсомольской правды», наступает на наши с вами гражданские права. Никто не может заставить согласиться на такого рода проверку. Перед процедурой каждый обязан подписать бумагу, подтверждающую добровольность решения. Но — куда деваться-то Корпоративный мир узок, приличных должностей не так уж много. Значительный процент торговых фирм, особенно крупных, особенно тех, кто строит свою стратегию на розничной торговле (мелкие точки на рынках, в супермаркетах и гипермаркетах), пользуется детекторами лжи для найма сотрудников и контроля за ними же. А банки, таможенные терминалы, автосервисы, казино, аэропорты? Давние клиенты полиграфологов. История с проверкой сотрудников Шереметьево-2 вошла в учебные материалы по использованию полиграфа. Один из испытуемых оказался связан с преступной люберецкой группировкой!

Хрестоматийная операция «Экспедитор» оказалась полезна самым великим фабрикам торговли — фирмам «Партия», «М.видео», «Эльдорадо». А волшебная история «тринадцатой секции» ГУМа? На арендованной площади располагался дорогущий обувной магазинчик, и выяснилось, что все три работницы продавали не только хозяйский, но и «свой» товар. Принцип — «50 на 50». Покупали обувь на Черкизовском рынке и выставляли «ненастоящие» сапоги рядом с настоящими. А цены в магазинчике были от восьми до восьмидесяти тысяч. Рублей, правда. Девиц удалось разоблачить только с помощью полиграфа. Ведь никто, НИКТО из покупательниц не пожаловался! Все носили дорого купленные кружевные да джинсовые сапожки, гвоздики и шпильки и верили в свое золотое тельце и в своего золотого тельца. Кстати, каламбур: поклонение золотому тeльцу.

Также представители великого цеха полиграфологов сказали мне, что участников телевизионных реалити-шоу проверяют на детекторе лжи, и, по их словам, именно телеканалы имеют на сегодняшний день наиболее совершенные аппараты и привлекают наиболее квалифицированных специалистов. Потому что можно разве поселить в замкнутом пространстве человека, не будучи уверенным в его лояльности, в его психологической крепости? В пяти странах бывшие герои «Большого брата» совершали или пытались совершить самоубийственный акт. Не удивлюсь, если телевидение наше действительно увлеклось детекцией лжи.

Символ успеха — правильно заданный вопрос. Символ неуспеха — слишком длинный ответ. Классический пример можно привести из фильма «Адъютант его превосходительства». «Павел Андреич, вы шпион?» — «Видишь ли, Юрий…» Так что полиграфологи — люди успешные. Они поднялись на волне некой идеи, которая в России формулируется таким образом: «кризис рабочей силы». Дефицит профессионализма и личной преданности. Наемные работники думают только о себе. Обманывают, воруют и, главное, не любят! Впрочем, русский начальник тоже почти никогда не любит своих работников. Но считает, что его-то любить должны. Классическая ошибка! И вот работодатель уже прошел этап первичного устройства бизнеса, уже разочаровался в друзьях. Потом в знакомых, знакомых друзей и друзьях знакомых. Он уже стонет, что создает рабочие места и эти рабочие места его пожирают. Где же тут великая капиталистическая правда? Клановый, южный кадровый подбор его не устроил, но и феномен русской кадровой благотворительности разочаровал. А супердорогие сотрудники из центральных агентств смотрят холодно, судят жестко и ждут большой зарплаты. Как можно найти преданного человечка? Если не любит, пусть хоть боится.

И русский работодатель набирает номер полиграфного агентства. Какой у него есть выбор? Безусловно, на этом рынке можно выделить наиболее сильных игроков.

«Омега-консалтинг» под научным руководительством Валерия Александровича Варламова, доктора биологических наук, академика. Валерий Александрович создал первый в СССР чернильно-пишущий детектор лжи (1960 год) и первый компьютерный детектор лжи (1986 год), а также серию популярных приборов «Барьер», «Крис», «Риф». На международном конкурсе, проведенном в 2003 году, полиграф «Барьер-14» был признан лучшим.

«Ареопаг-М», управление предпринимательскими рисками. Активнейшее и успешнейшее предприятие. Имеет свою школу полиграфологов.

Наконец, знаменитая (в осведомленных кругах) школа подготовки полиграфологов В. В. Коровина.

Но знали бы вы, сколько частных людей и маленьких организаций предлагают в этой отрасли свои услуги. «Бывшему сотруднику» достаточно посетить курсы (200 часов) и купить профессиональный аппарат (от 1,5 до 8 тысяч долларов) — и он может честно выйти на рынок детекционного труда.

Понять — значит упростить. Мне хотелось бы упростить нашу важную детекционную проблему. Что вначале представить тебе, читатель? Голос солидной структуры или рассказ об одиноком ходоке, страннике с аппаратом «Поларг»?

Пусть сначала будет структура.

Я обратилась в службу «Омега-консалтинг».

Меня спросили: «Каких именно сотрудников вы хотели бы проверить? У нас есть „банковские“ специалисты, специалисты по торговле со складов, розничной торговле — и даже специалисты, умеющие контролировать движение товаров со склада к рознице! Для всякого делового телодвижения есть свой квалифицированный полиграфолог».

«Отчего же такая строгая специализация?» — спросила я.

«Оттого что воруют изощренно, и нужно знать терминологию. Философию работы — что такое маржа, что такое эластичный график, например».

«А я еще слышала, модно использовать психологические тесты: „Живое-неживое“, „Дом, дерево, человек“, тесты Люшера…»

«Да-да-да. Люшер — от восьми до 24 цветов, приоритетные оттенки, тест проводится в начале и в конце исследования. Этот тип тестирования нечасто заказывают, но все почему-то о нем спрашивают… Я думаю, от неловкости. Видите ли, с помощью этих тестов вряд ли узнаешь, будет ли ваш сотрудник воровать. Они выявляют приоритетные рабочие качества: уверенность в себе, лидерские способности, творческие возможности. Я заметил — если нужно проверить дорогостоящего сотрудника, ему часто говорят: „Вам просто нужно пройти тест Люшера, это просто модная психологическая технология“. А на самом деле мы занимаемся более очевидными вещами. Вот наш списочек. Вопросничек: зависимость от азартных игр, причина ухода с прежнего места, природа долгов, зависимость от алкоголя и наркотиков. Наличие скрываемых заболеваний, мешающих выполнению служебных обязанностей. Наличие вредных привычек (нетрадиционная сексуальная ориентация, экстремальные увлечения.) Нахождение под судом и следствием. Наличие связей в криминальной среде. Взяточничество. Увольнение с прежних мест работы по компрометирующим основаниям. Утечка конфиденциальной информации. Истинные цели и мотивы трудоустройства. Поступление на работу по чьему-либо поручению. Наличие в биографии фактов, могущих стать основанием для шантажа. Удовлетворенность работой».

«Удовлетворенность работой — интересный вопрос».

«Есть несколько вопросов, по которым «настраивается» полиграфолог и аппарат. Это вопросы «Завидуете ли вы более обеспеченным друзьям?» и «Много ли вы читаете?». На первый вопрос все отвечают нет, на второй — да. И то и другое чаще всего вранье. Мы таким образом настраиваем аппарат на индивидуальные реакции. Это к вопросу «Удовлетворены ли вы работой?». Большинство отвечают да.

«Что же получается, что большинство работающих людей не удовлетворены работой? Но это же ужасно, это значит, никто и работать не хочет!»

«Да ладно вам — куда как более важные проблемы имеются. Недавно мы проверяли персонал для фирмы из Подмосковья. Конечно, фирма трудится в неблагополучном районе, но результат все равно не частый: из четырех проверенных четверо имеют серьезные проблемы с наркотиками. Вот реальная польза работодателю! А Краснодарское краевое управление милиции, после того как воспользовалось нашими услугами, поднялось в профессиональном рейтинге с 57-го места на 6-е!

А знаете, что главное? Профилактика!

Мы заметили: в зависимости от интеллекта и должности после проверки на детекторе лжи специалист высокого уровня, топ-менеджер, не ворует в течение года, а рядовой работник не ворует три месяца«.

Ничего более интересного я давно не слышала. От чего зависит восьмимесячная разница — от силы воображения? Страх или принцип. Трусость и честность. Вот главные вопросы для современного работающего интеллигента.

«Омега-консалтинг» — дорогая фирма. Она берет семьдесят долларов за одного обследуемого сотрудника. А вот одинокий полиграфолог Владимир Афанасьев работает по демпингу. Можно заказать «тестирование персонала за три доллара на члена коллектива». Одинокий полиграфолог — частое ныне явление. Владимир ходит со своим полиграфом «Поларг» от фирмы к фирме, как фотограф, как шарманщик с попугаем.

Он называет себя «бывшим» (разумеется, бывшим работником спецслужб) и охотно обсуждает философию слова «бывший». Как презрительно это определение звучало в известные годы прошлого века — «Он из бывших!» — и как торжественно, как победительно звучит сейчас!

Владимир говорит: «Теперь у нас все из бывших, все из ФСБ, из «пятерки», из «девятки». Ко мне просился в напарники парень 27 лет и при встрече говорит: «Я стажировался в КГБ». Я его спрашиваю: «А в НКВД ты не работал?»

Сам-то стараюсь работать без команды — я, аппарат и клиент. Все мои клиенты добровольно соглашаются на проверку — и все соглашаются потому, что верят, что обманут машину. Верят в себя, а в меня не верят. Не догадываются, сколь победительна всякая психологическая технология.

Правда о полиграфе не входит в обычный мировоззренческий стандарт современного человека. Все знают, что человек контролирует и использует всего 5% мозга. Но представляют себе эту ужасную информацию вот как: огромное голое поле, и только деляночка в пять процентов, в пять соточек, засажена здоровым сытным картофелем и немножко клубничкой. И сидит на деляночке спокойный садовод. Король горы, царь мозга. А на самом деле картина-то другая. Девяносто пять процентов поля заполнено как бы людьми, фантомами, мыслеобразами. Как ни назови, это неконтролируемая, страшная по своей неизвестности толпа, которая, как в фильме ужасов, стоит молча вокруг пятисоточной делянки и смотрит на глупого садовода. Это я, конечно, грубо, приблизительно. Но всякий раз удивляюсь наивности опрашиваемого.

А ведь спастись-то можно. Похмелье, позыв к мочеиспусканию (выпить пять литров жидкости, как перед УЗИ), с утра десять-пятнадцать чашек кофе — и ты свободен. Полиграф тебя не возьмет. Мозг-то не спасает, спасает старое доброе тело. Разъезженный желудочно-кишечный тракт. Нет, не верят.

В чем специфика «одинокой» работы?

Часто вызывают ночью, срочно. Криминальная разборка или бодаются муж с женой. Последнее время группировки редко беспокоят — с тех пор как стало известно, что хабаровская, иркутская, а потом рязанская группировки купили собственные полиграфы, мода у пацанов на пришлых полиграфологов прошла, а вот супружеские разборки, напротив, учащаются. Почти всегда отказываюсь ехать, и большинство серьезных специалистов отказываются. Во-первых, обязательна бумага, что человек проходит испытание по собственной воле, а на ночной даче нотариуса вряд ли обнаружишь. Да и дама всегда может потом заявить в суде, что подписала бумагу под давлением.

Я даже удивляюсь, что таких случаев в публичной судебной практике еще не было, — и совсем не удивлюсь, если после вашей публикации нечто такое появится в «Часе суда» или там в ток-шоу «Пять вечеров». Могу вам по секрету сказать: «любовные» исследования — самые простые. Да ведь только влюбленные и боятся полиграфа — у них и в обычном разговоре, стоит упомянуть «возлюбленное» имя, сердце екает и на устах идиотская улыбка появляется. Уж они-то верят в связь эмоции и физиологии — ведь эта связь и есть, простите, любовь. А последнее время самое страшное — разборки с прислугой. «Моя прекрасная няня» — мечта, иллюзия. Богатая женщина всю свою властность сорокалетнего члена профсоюза вымещает на прислуге. Это такие ужасные ситуации. Я видел горничных, запертых в подвале, и экономок с разбитым лицом«.

Полиграфолог Афанасьев гордится своим участием в проекте «Экспедитор». То был великий проект. Представьте себе ситуацию: у нескольких крупнейших фирм, торгующих электроникой, одинаковые проблемы: клиенты, получившие заказ, недовольны экспедиторской службой, а почему — объяснить не могут или не хотят. И только с помощью аппарата выясняется: экспедиторы, зная, что доставка бесплатна, не смеют требовать мзды, но не получив ее (а ведь иной раз приходится тащить холодильники да стиральные машины вручную, по лестнице, на высокий этаж), сколько возможно пытаются выразить недовольство. В частности спрашивают разрешения посетить туалет и, простите, писают мимо унитаза. Маленькая месть.

Я привела этот пример лишь потому, что мне кажется — вся российская корпоративная машина, отечественная деловая этика делает что-то не то, мимо чего-то важного. Никак не найдет места в жизни. Очевидно, детектор лжи популярен потому, что служит заменой партсобранию. Это попытка создать привычную «коллективную» совесть. А работать-то ведь требуют по индивидуальным возможностям.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter