Атлас
Войти  

Также по теме

Рябов невиновен

Присяжные Мосгорсуда единогласно оправдали профессора ЦМШ Анатолия Рябова, обвиненного в педофилии. За громким судебным процессом, который закончился столь неожиданно, наблюдала Светлана Рейтер

  • 7276

Анатолий Рябов исполняет вальс Шопена

У здания Мосгорсуда с полудня дежурят родители учеников Центральной музыкальной школы. Cоветуют мне сказать приставам, что я со стороны обвинения. Говорят — иначе туда не попасть. Совет не помогает, дело профессора по классу фортепиано Анатолия Рябова, обвиняемого в совершении развратных действий по отношению к несовершеннолетней, слушается судом присяжных в закрытом режиме. Настолько закрытом, что журналистов и сочувствующих не пускают даже в фойе.

«Лучшего педагога — говорит мне один из родителей, Григорий Галактионов — в ЦМШ не было, нет и не будет». Его ребенок учится у Рябова уже много лет.

В течение четырех часов перед зданием стоят, сидят и бесконечно курят люди. Всех их, по разным причинам, волнует судьба подсудимого – на газоне несколько телевизионных камер и жена профессора, заплаканная учительница музыки Елена Гриневич. Рядом с ней стоит Варвара Турова, организовавшая масштабную кампанию в защиту профессора. И тут же, во дворе, на ступеньках маленькой часовни сидит сам Анатолий Рябов, окруженный толпой своих учеников.

В два часа дня присяжные удаляются в совещательную комнату. В пять часов туда же уходит один из адвокатов Рябова, Ася Слепенчук. Напряжение нарастает. Елена и Анатолий курят сигарету за сигаретой. Все ждут, пока выйдет адвокат и объявит вердикт. В чудеса никто не верит — все ждут худшего.

Слепенчук выходит к дверям суда с улыбкой. Второй адвокат, Михаил Тер-Саркисов, кричит в телефон: «Оправдательный приговор, поздравляю вас, я вас люблю, я на вершине счастья!» Возникает бутылка шампанского и стопка пластиковых стаканчиков. Плачут многие: и Варвара Турова, не спавшая весь последний месяц и бесконечно строчившая в социальные сети посты, один трогательнее другого, и сам Рябов, который говорит, что «таких учеников, как те, что пришли его поддержать, он нигде не видел». Тер-Саркисова обступают журналисты, он в который раз повторяет: «Мы все верили, что Рябов — честный человек». Микрофоны поворачиваются в сторону Рябова: «Дело ведь не только во мне. Каждый педагог, каждый врач, каждый тренер по художественной гимнастике может попасть под этот пресс, потому что контакты тактильные идут с учениками, и без них невозможно работать. Слава богу, пока на мне все закончилось, а то цепочка пошла бы дальше».

Преследование педагога инициировала мать одной из его учениц — Виктория Корнийчук. После конкурса им. Листа, где ее дочь Ирина не смогла получить первой премии, она заявила Рябову, что недовольна его работой. Рябов предложил найти для дочери другого педагога. «Вы еще пожалеете», — пообещала тогда Корнийчук.

Спустя некоторое время Корнийчук написала заявление на имя директора ЦМШ Александра Якупова, где было сказано, что «профессор Рябов совершал действия сексуального характера в отношении ее несовершеннолетней дочери». 14 января прошлого года педагога арестовали. Один из самых талантливых и успешных педагогов Москвы был уволен. Музыкальная общественность обвинила администрацию в выдавливании неугодных людей.

Против пианиста завели уголовное дело. Свое 65-летие Рябов отметил в СИЗО. Вскоре меру пресечения изменили: родители учеников собрали полтора миллиона рублей, и профессора выпустили под залог. Спустя неделю следствие получило при помощи администрации ЦМШ дополнительную улику — записку от бывшей ученицы Рябова, одиннадцатилетней Татьяны Юрьевой, в которой та утверждала, что профессор к ней приставал. Почерковедческая экспертиза установила личность писавшей — это была не Татьяна Юрьева, а все та же Ирина Корнийчук. Ее мать тоже здесь — загорелая блондинка в лосинах небесно-голубого цвета, белой рубашке и розовых туфлях. После оглашения вердикта она быстро ретируется, не дав никаких комментариев.

Суд над Рябовым начался 27 февраля 2012 года, и все три месяца, пока он шел, профессор и его жена жили в положении, близком к осадному: «Мы спали по два часа в день, нам звонили по ночам в дверь и убегали», — рассказывает Елена Гриневич. «А еще в сети написали, что Толя на мне женился и специально мою дочь удочерил, чтобы известно чем с ней заниматься. Вы поймите, мы сто лет назад с Толей познакомились, у нас такая любовь была, я к нему ушла жить в общежитие, и дочь у меня была трехлетняя, а теперь про нас такие гадости пишут!»

Вернется ли Анатолий Рябов в ЦМШ — пока неизвестно. На этот вопрос он отвечает уставшим голосом: «Давайте подождем, а?»



Видео с официального сайта группы поддержки А. Рябова

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter