Атлас
Войти  

Также по теме

Санитары-оборотни

  • 1510


Иллюстрация: Борис Верлоф

Газета «Твой день» продается сотнями тысяч экземпляров каждое утро. И, похоже, это только начало большого наступления желтой прессы.

— Вы лично не устали в грязном белье копаться?

— Не устал, я занимаюсь интересным делом. Мне не скучно. Английский таблоид The Mirror выходит 120 лет и не скучает.

— Как вы думаете, какие чувства у людей вызывает чтение вашей газеты?

— Я хотел бы, чтобы она их развлекала.

— Они читают про скандалы и развлекаются.

— А вы когда с подружкой сидите, что обсуждаете? Индекс Доу-Джонса? Вы же обсуждаете, что там на Первом канале, кто кого любит, кто с кем развелся… Это быт любого человека, начиная с президента и кончая рабочим на фабрике.

— А о чем президент с друзьями болтает, знаете?

— О спорте, о людях, о политике. Как я понимаю, ему очень нравятся женщины.

— Какие?

— Эффектные. И жена у него эффектная, старается.

— Так какие чувства должно вызывать чтение вашей газеты?

— У читателя просто должны быть чувства. Вот недавно сгорело 45 человек. Мы написали о двух медсестрах, которые пытались спасти больных и погибли. Мы могли просто написать о том, какие там сволочи, что закрыли решетки. Но мы нашли свидетелей, которые нам рассказали, как эти медсестры кричали: «Девочки, потерпите немножко, сейчас мы откроем». И реально мы это тиражом 170 000 экземпляров на Москву дали. Завтра мы дадим что-нибудь про Заворотнюк, а медсестер все забудут. То же самое, когда сгорела семья в Красноярске, потому что им отключили электричество. Все прошли мимо. А мы написали очень жесткую заметку по поводу Чубайса. И нам за это отключили на четыре дня в редакции свет.

— А вы в ответ на Чубайса еще что-нибудь накатали?

— Да, накатали большую заметку «Это не твой день, Чубайс», и газета вышла.

— Это вообще ваша политика — затеять драку и потом уже не отступать.

— Мы в драку не ввязываемся, мы же не отмороженные люди. То есть отмороженные, но не совсем.

— О, прекрасный заголовок, благодарю вас! Часто ли в суд на вас подают? Много исков?

— Исков много, но ничего серьезного мы пока не проиграли. Недавно проиграли миллион рублей Стриженову — мы писали, что у них проблемы в семье и они собираются разводиться. Но суд второй инстанции отменил решение.

— Как суд выяснял, есть ли у них проблемы?

— Никак, просто решил, что эта информация не дискредитирует истцов.

— Ну а Калягину суд проиграли?

— 15 декабря будет первое заседание. Я лично понимал, что в публикации есть перегибы, но знаете, как все было: первая публикация о Калягине была о том, что он отнимает Дом ветеранов в Питере. Он дико на нас обозлился, нам звонили, угрожали. Потом мы узнали, что на Калягина заведено дело об изнасиловании. Мы написали и поставили заголовок «Калягина подозревают в изнасиловании». После этого он пишет заявление в суд.Пишет, что все это спровоцировано, что чуть ли не мы ему подсунули эту бабу. Естественно, мы защищаемся. А тут пишет одна студентка из Омска, что примерно то же самое было с ней. Послали журналиста к ней и юриста. Когда они услышали запись их разговора, они были в шоке…

— Ну тут уж все точно решили, что это вы ему девушку подсунули…

— Мы можем подсунуть кому угодно, вопрос в том, что если вам сейчас позвонит какой-то мужчина и скажет: «Давай поговорим на сексуальные темы», вы будете говорить?

— Смотря какой мужчина. Считаете себя моральным цензором эпохи?

— Для стабильности государства нужно много разных газет. Главное, чтобы они никогда не унижали достоинства человека.

— То есть вы никогда никого не унижаете?

— Стараемся этого избегать.

— Ох, какой обтекаемый ответ.

— Я могу только сказать, что я не хочу унижать, но не могу железно гарантировать. Считаю, что про Калягина мы никак не унижаем.

— Вы просто санитары леса.

— Мы стабилизаторы общества, мы показываем, что да, плохие вещи есть и мы о них пишем. Простые люди должны знать, что и сильные мира сего находятся под надзором общества.

— Удивительно, что желтая пресса, пишущая про всякую грязь, — самые большие ханжи.

— Мы не ханжи. Вот однажды пьяный в зюзю Петкун, сидя в одном ночном клубе и обнимая двух полуголых дам, говорит нашей фотокорше: «Не снимай меня, я тебя порву» — и прочее. Знаете, что она ему ответила? «Не хочешь, чтоб снимали — сиди дома. Что же ты сидишь на виду у всех пьяный и баб лапаешь?» Вы представляете, на чем держится демократия в Англии? Там 9 сумасшедших таблоидов, которые разорвут любого. В России Абрамовича побаиваются, стараются аккуратно писать, они же его там рвут на части, и премьер-министра рвут. Это одна из вещей, которые создают стабильность в обществе.

— Вы так же рвете?

— Стараемся.

— Но вам, я думаю, больше повезло с материалом, чем английским коллегам. Английские люди приличнее себя ведут.

— Мне повезло с народом. Русский человек может расплакаться из-за одной умершей кошки. А с другой стороны, русский артист может напиться и устроить такой дебош, от которого западные люди все охренеют, когда увидят.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter