Атлас
Войти  

Также по теме

Сборщик доказательств


  • 1357

В свои тридцать два Юрий Викторович Дрожжин уже один из главных следователей Москвы. Он все реже участвует в допросах, зато разрабатывает тактику следствия для младших коллег. Да и качество дел изменилось. Нет больше в его ведении бытового членовредительства и мелких краж, их сменили организованная преступность и крупные мошенничества. Тем более удивительно, что следователем он стал случайно.

В середине 90-х годов будущий следователь закончил Московский авиационный технологический институт и защитил диплом по теме "Расчет ресурса шасси самолета". Распределился в КБ "Сухой", и платили ему 80 рублей, которых не хватало даже на единый проездной. Тут-то ему, после военной кафедры - лейтенанту, пришло приглашение на собеседование в УВД Юго-Западного округа.

Буквально на следующий день после собеседования он уже вышел на работу во вневедомственную охрану. Причина перехода понятна: на новом месте платили в 37,5 раза больше - три тысячи рублей.

Однако добытчик из Дрожжина не вышел. Через месяц новобранец заскучал и пошел к политруку - была там такая должность.

-Что же ты хочешь? - коротко спросил политрук.

-Думать, решать сложные задачи, - ответил Юрий.

-Что ж, - заинтересовался политрук. - Есть у меня знакомые в следственном УВД "Ломоносовский". Следователем быть хочешь?

Следователем Дрожжин хотел быть. В ту ночь ему даже сон приснился. Сидит он в кафе вместе с Шерлоком Холмсом и Эркюлем Пуаро, пьет черный кофе с круассанами.

Дело сделалось быстро. После беседы начальник УВД "Ломоносовский" взял Юрия на должность следователя по Северному Бутову. Уголовно-процессуальный кодекс, который следователи обычно осваивают еще будучи курсантами школы милиции или юридического факультета, Дрожжину пришлось учить по ночам. Платили ему тысячу двести рублей - "вполне терпимые деньги".

Вопреки представлениям, выуженным из Конан-Дойла, оказалось, что следователь не должен бегать, прыгать, прятаться и маскироваться - это все прерогатива оперативных работников. Он должен проводить допросы, обыски, составлять бумаги и передавать их прокурору. Потому что его цель - собрать доказательства того, что преступление совершено именно тем лицом, которого задержали оперативники (или, наоборот, доказательства его невиновности, а виновности кого-то другого).

На первых порах Дрожжину было очень тяжело. Допросы новоявленный следователь проводил неумело, обвинения составлял неубедительные, в сроки не укладывался, да и дела-то ему давали безнадежные. Например, первое дело - по факту причинения тяжких телесных повреждений. Муж и жена праздновали Новый год. Поссорились. Он, мастер спорта по тройному прыжку, ударил ее ногой в живот. В итоге ей удалили селезенку. Это на первый взгляд ясное дело осложнялось тем, что пострадавшая обратилась к врачу только через неделю, по показаниям свидетелей, была женщиной странной, а селезенку ей удалили в отделении, которым заведовала мать ее обидчика, то есть свекровь. Дело Дрожжин развалил по неумению.

Но через месяц работы в "Ломоносовском" у него появился очень хороший учитель. Произошло это так. Когда Дрожжин впервые остался дежурить на ночь, оперативники взяли двух грабителей, мужчину и женщину: после нападения на таксиста те считали деньги в подъезде рядом с местом преступления. Юрий Викторович позвонил домой старшему следователю Светлане Aвгустовне Смоликовой. Через сорок минут Смоликова была в отделении.

-Взяла в зубы "яву", - улыбается воспоминаниям Юрий, - поставила на стол печатную машинку и сказала: «Смотри».

Допрос продолжался ночь, день и еще ночь. В рядах букв постепенно укладывались истории детства и юношества, удач и трагедий подследственных. Никакие подробности не казались Светлане Aвгустовне лишними, ни малейшей антипатии не испытывала она к допрашиваемым. Благодаря ее профессионализму дело было полностью раскрыто, то есть все действия обвиняемых выявлены и квалифицированы по букве Уголовно-процессуального кодекса. Юрия Дрожжина Светлана Aвгустовна с тех пор взялась обучать, а он ей за это по сей день благодарен.

Шел 1995 год. За два следующих, до 1997-го, Юрий сдал около ста дел. Очень немногие из них выиграла защита. Он не просто научился работе следователя, а стал интересоваться той ее частью, за которую берется только виртуоз.

-Интересное дело то, где нужно придумывать нестандартные ходы, - говорит Юрий. - Вот пример. Супружеская чета. Ей 82 года, ему - 76. У нее 30 процентов зрения, почти не осталось слуха, почти не говорит и с трудом перемещается. Муж был не в духе и ударил ее чайной ложкой в глаз. Она потеряла ориентацию в пространстве и на один глаз ослепла совсем. О криках из их квартиры в милицию доложили соседи.

Преступление очевидно, но есть только одна свидетельница, она же пострадавшая и практически слепоглухонемая. Дрожжин пригласил психиатра, специалиста по работе с пожилыми людьми, и вместе они составили тесты для ее опроса. Отвечая только отрицательно или утвердительно, пострадавшая описала картину происшествия, в то же время давая понять, что она в своем уме, сознает, что происходит, и может свои показания повторить. Дело было выиграно.

В 1997-м Дрожжина пригласили в следственную часть округа на должность старшего следователя. Здесь дела были серьезнее и иногда проходили с приключениями. Например, при расследовании бандитского нападения, совершенного сыном главы азербайджанской диаспоры, Юрий столкнулся с открытыми угрозами в свой адрес. Для безопасности начальство перевело его в центральное следственное управление ГУВД Москвы. На время. Но дело он до конца довел, и разбойник, с ножом в руке ограбивший несколько магазинов, получил-таки пять лет срока.

После этого Юрия Викторовича включили в состав группы Центрального управления по расследованию многоэпизодных разбойных нападений с использованием клофелина. Теперь не пятьдесят, а одно дело в год приходилось сдавать, и работала по этому делу целая команда. Взяли клофелинщиков - они, восемь парней от 22 до 24 лет, поили сторожей автостоянок водкой с клофелином и угоняли дорогие джипы. Взяли бригаду мошенников-картежников, потом мошенников-лохотронщиков, выманивающих у людей подчас все сбережения. Расследовали кражу из квартиры Ксении Собчак.

Успехи Дрожжина не прошли незамеченными, его назначили заместителем начальника третьего отдела. Этот отдел разоблачает организованную преступность, и получает Юрий Викторович за работу около пятисот долларов со всеми надбавками.

-Работать теперь приходится еще больше, - говорит он. - Но от живых дел я никогда не откажусь. Вот сейчас популярны мошенничества на предвыборных кампаниях. Преступники вытягивают сотни тысяч долларов из клиента, пожелавшего стать политиком, якобы на организацию кампании. A потом говорят: извините, ничего не получилось. Это же очень интересная тема! Следователю практически не за что зацепиться, а значит, приходится опять что-то придумывать.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter