Атлас
Войти  

Также по теме

Шупленкова доля

  • 1471

В районе станции метро «Октябрьская», между корпусами 1-й Градской (бывшей Голицынской) больницы и оградой Парка культуры имени А.М.Горького притаился особняк, некогда принадлежавший Институту стали и сплавов, а затем редакциям нескольких научных журналов. В наше время здание это, по адресу Ленинский проспект, 8, стр. 16, занимает Московский гуманитарно-экономический институт (МГЭИ), выпускающий юристов, финансистов и менеджеров. Обучение здесь платное, зато с углубленным изучением английского языка. Организовали учебное заведение 11 марта 1994 года профессора Владимир Павлович Шупленков и Любовь Анисимовна Демидова, зарегистрировав его как негосударственное образовательное учреждение и внеся в уставный фонд по пятьсот рублей каждый. При этом Владимир Павлович курировал все гуманитарные дисциплины, а Любовь Анисимовна – все экономические.

Арендовав помещения, подобрав преподавателей и получив лицензию, в МГЭИ стали ковать кадры для большого, малого и среднего бизнеса. Абитуриенты в гуманитарно-экономический институт шли охотно, что обеспечивало ему устойчивый доход. Вскоре МГЭИ выкупил здание на Ленинском проспекте, приобрел помещения в других районах столицы и открыл филиалы в других городах.

15 сентября 1998 года Владимир Павлович скончался, после чего Любовь Анисимовна продолжила миссию гуманитарно-экономического просвещения, став ректором. Между тем у покойного имелись родственники: престарелая мать Шупленкова Ульяна Аверкиевна, жена Шупленкова Нина Александровна и дети Оксана Владимировна и Юрий Владимирович. Как и полагается в таких случаях, они обратились к нотариусу по месту открытия наследства, указав, что имущество покойного состоит из автомашины ВАЗ-2109, домовладения, земельного участка, денежного вклада и двух квартир. В октябре 1999 года нотариус Н.Р.Букия всем наследникам соответствующие свидетельства выдал.

Одновременно с этим наследники потребовали признать их правопреемниками профессора Шупленкова как учредителя МГЭИ. Но поскольку ни нотариус, ни руководство МГЭИ в лице Л.А.Демидовой права такого за ними признавать не захотели, Шупленковы обратились в Басманный суд, вынудив в конце концов нотариуса выдать им 19 июня 2001 года свидетельство о праве на наследство 1/2 части института. То есть каждый из четырех наследников имел право на 1/8 часть учебного заведения.

Профессор Л.А.Демидова, увидев этот документ, сочла его шуткой и расчленять институт между родственниками своего умершего коллеги категорически отказалась, заявив, что «в практике высшей школы подобных прецедентов еще не было».

«Не было, так будет!» – пообещали Шупленковы. 27 августа 2001 года они подали в Хорошевский суд иск, в котором требовали: во-первых, признать за ними права наследования «статуса учредителя» МГЭИ, а во-вторых, обязать гражданку Демидову Л.А. «не чинить препятствий в реализации их прав». Почти год длилась тяжба, за это время одна из истиц, а именно престарелая Ульяна Аверкиевна, умерла, передав свою 1/8 гуманитарно-экономическую долю дочке – Нине Александровне. Наконец 18 июня 2002 года Хорошевский суд требования Шупленковых удовлетворил, посчитав, что употребляемое в документах понятие «учредитель» тождественно понятию «собственник» (что впоследствии было признано ошибкой).

Руководство МГЭИ решение это оспорило в Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда, добившись его отмены и направления в Хорошевский суд для рассмотрения в новом составе.

Готовясь к новому процессу, ректор МГЭИ Любовь Анисимовна Демидова обратилась к адвокату Александру Ивановичу Игнатенко, заключив с ним соответствующий договор.

Вначале адвокату пришлось разрешить в пользу МГЭИ довольно запутанный арбитражный спор, связанный с требованиями Шупленковых внести их в уставные документы института в качестве учредителей. Когда же в Хорошевском суде начались судебные слушания по наследству (а всего их было 15), адвокат сумел доказать, что институт имел статус автономной некоммерческой организации, поскольку был создан еще в 1994 году в соответствии с законом «Об образовании», то есть до вступления в силу нового Гражданского кодекса РФ. И статус этот у МГЭИ до кончины профессора Шупленкова не менялся, а стало быть, и собственником института профессор не был. На деле это означало, что наследники могли теперь претендовать лишь на возврат учредительского взноса, то есть 500 рублей. Мало того, по закону они должны были ответить по долгам Владимира Павловича, за которым, по данным бухгалтерии МГЭИ, осталась непогашенная ссуда в 358 742 р. В связи с этим адвокат обратился в Хорошевский суд со встречным заявлением о взыскании с наследников долга. В целях же обеспечения иска он потребовал наложить арест на их имущество, в частности на те же самые автомобиль, земельный участок и квартиры, которые Шупленковы уже между собой поделили. В итоге 12 марта 2003 года Хорошевский суд вынес решение в пользу МГЭИ, и оно, пройдя все кассации и апелляции, было оставлено в силе.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Одно плохо: смерть профессора В.П.Шупленкова, отвечавшего за гуманитарную составляющую учебно-воспитательного процесса в МГЭИ, существенно повлияла на идеологию этого учебного заведения в целом, чрезмерно усилив его экономический уклон. В частности, проявилось это в том, что ректор МГЭИ Л.А.Демидова решила с адвокатом не расплачиваться, объявив заключенный с ним договор поддельным (!). А потому А.И.Игнатенко пришлось подать в Замоскворецкий суд иск уже к бывшему доверителю. И на этот раз гуманитарно-экономическому институту вряд ли удастся выиграть дело, ведь проведенная в конце мая 2004 года экспертиза подтвердила, что договор у адвоката настоящий.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter