Атлас
Войти  

Также по теме

Слово и дело

Итак, как вы и постановили, семейство мое отправляется в гоанскую ссылку на будущую зиму. Если, конечно, я к тому времени буду платежеспособна и на свободе. Что, кстати, не факт

  • 1441


Иллюстрация: Richard Clarke

Есть у меня в интернете дневник. Два года назад я села к компьютеру, открыла свою страницу и написала про мою подругу Лену и ее бывшего мужа-олигарха Ш. Вообще-то я никогда бы не взялась обсуждать чью-то личную жизнь публично, но тут у меня был веский повод. На момент написания текста Лена сидела в СИЗО, ребенка у нее отняли и увезли за границу, а самой ей светило до семи лет за контрабанду наркотиков. Бывает такое с упрямыми женами и любовницами очень влиятельных и не очень добрых людей. Иногда их еще находят застреленными или повешенными, так что Лене еще здорово повезло. У нее нашли всего лишь мешочек кокаина в Шереметьево.

В дневнике я писала о том, как неумело все это было подстроено. Что Ленку в аэропорт везли служащие ее бывшего, что на месте их уже ждала бригада, что наркотики искали-искали и не могли найти — долго куда-то звонили, прежде чем нашли нужный чемодан и нужный кармашек. Писала про то, как у нее отняли сына и переправили в Англию. Ну и, в общем, орала на весь белый свет: «Помогите!» Белый свет помог. Ленкина история стала известной, о ней заговорили в газетах и на телевидении. В конце концов Лену выпустили, полностью оправдали и вернули ей малыша. Типа хеппи-энд. Однако кое-какие мелкие осложнения остались. Например, то, что олигарх Ш. подал на нас с Ленкой в суд — иск о защите чести и достоинства.

На суд я не ходила так как не получила ни одной повестки. Почему-то все уведомления Тверской суд высылал по тому адресу, по которому я не прописана уже пять лет. Когда же я узнала об очередном предстоящем заседании и прислала своего папу представлять мои интересы, то дело в тот же день закрыли.

А потом, оказывается, начали следующее, только я уже была не в курсе. Про то, что я проиграла суд, я бы тоже, наверное, не скоро узнала, но добрые люди прислали мне ссылки на новости адвокатского бюро с десадовским названием «Юстина». «Юстина» скромно сообщала, что с ее помощью удалось впервые в истории привлечь к ответственности блоггеров в лице Т.Олейник, каковой теперь положено напечатать в своем дневнике опровержение и заплатить пострадавшему 10 000 «символических рублей». Конечно, у меня тут же появились вопросы. Например, каким образом суду удалось выяснить истину? Как они вообще установили, что этот дневник — мой, когда меня там не было? Мало ли кто может, назвавшись моим именем, вести дневник в сети. Также меня интересовало, как они установили, что все написанное в тексте — клевета, если самого Ш. в суде тоже не было? Он у нас в стране, между прочим, вообще появиться не может, потому что находится во всероссийском розыске.

Но с другой стороны, идти в Тверской суд с корзиночкой своих смешных вопросов мне ужасно не хотелось. Во-первых, было лень. Во-вторых, не хотелось становиться инструментом обогащения юридической компании с садистским названием. Потому что страшно подумать, сколько денег они выкачивают из Ш. под соусом борьбы со мной. Ну а в-третьих, и Ленка, и я уже так устали от всей этой истории, что больше всего на свете хочется одного — чтобы она наконец закончилась. Вся и целиком.

В общем, я уже совсем было решила последовать любимой мной версии знаменитой поговорки «Когда не знаешь, что делать, не делай ничего — и хрен с ним». Придут судебные приставы за рублями — отдам я им эти рубли. Велят написать в дневнике опровержение — чего-нибудь напишу. Например, что никакого Ш. на самом деле нет, а есть лишь субъективная отрыжка моего солипсического сознания. Но тут мне начали звонить знакомые — близкие и не очень.

— Немедленно опротестовывай приговор, — говорили они. — Ты понимаешь, что ты делаешь???

— Нет. А что я делаю?

— Ты создаешь прецедент! Если это решение останется в силе, отныне любого интернет-пользователя у нас в стране можно будет взять за мягкое подбрюшье…

— Можно подумать, его сейчас нельзя взять. Похожие дела уже были.

— Там не все так явно. А у тебя — столкновение двух частных лиц, частных мнений в анонимных дневниках… И вообще, ты что, хочешь, чтобы Ш. и советское правосудие вытирали об тебя ноги?! Они провели процесс по-черному! Даже без повесток! Это же абсолютный беспредел!!!

— Ну да, наверное…

— Ты должна бороться!

— А все представляют, во сколько мне обойдется эта борьба? Сколько сил, времени и денег придется на все это потратить? И ради чего? Одно дело — бодаться с государством, когда речь идет о правах, свободе и жизни людей. Другое — с каким-то богатым обормотом, которого на процесс разводят его ушлые адвокаты.

— Ну решай сама.

Сама… А сама я уже отвыкла решать, между прочим. Так что давайте вместе думать, что мне делать.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter