Атлас
Войти  

Также по теме

Социальная группа «гопники»

Дела против участников движения Антифа возбуждают теперь не за нанесение побоев и хулиганство, а за экстремистскую деятельность. В защищаемую социальную группу выделяют футбольных фанатов, скинхедов и гопников.

  • 9192
   

Добровольная выдача

Примерно год назад 27-летний экономист из Москвы Андрей Иванов снял любительский фильм «Российские скинхеды-антирасисты». Фильм представляет собой нарезку видео с концертов антифашистских групп, которая сопровождается короткими интервью с активистами. «Я просто хотел показать, что существует такая субкультура, и рассказать о ней», — говорит Андрей. Мы встречаемся с ним возле парка «Музеон». На Андрее аккуратная рубашка с галстуком, и он выглядит немного уставшим: всю неделю общался с журналистами и раздавал интервью.

После презентации в Москве он показывал свой фильм в Нижнем Новгороде, Воронеже и еще в нескольких городах. Во Владимире фильм был показан дважды, а 5 августа 2012 года Андрей с друзьями в очередной раз приехал во Владимир. «Я привез своих друзей показать город, — рассказывает он. — Зашли в магазин, а когда оттуда вышли, увидели, что наша машина окружена так называемой полицией. Мы хотели пройти мимо, но не получилось: «Проверка документов». Они взяли мой паспорт и сказали: «Ты-то нам и нужен».
 С текстом экспертизы адвоката пока что не ознакомили, поэтому пока что неизвестно, как именно документальный фильм «пропагандирует неполноценность» социальной группы «скинхеды»
«Никто не представился, все мои вопросы игнорировались, — продолжает Андрей. — Меня привезли в местное отделение полиции, там сотрудники сами были удивлены: «А что ты натворил?» Они, видимо, просто выполняли указание оперативников из Центра «Э». Меня повезли проверять на наркотики, ничего не нашли и выписали штраф за то, что я ругался матом в общественном месте».

На этом Иванова не отпустили и оставили на ночь в отделении, отобрав шнурки и телефон. На следующий день его отвезли на допрос в местный отдел по борьбе с экстремизмом, где расспрашивали про московских и владимирских антифашистов. Андрею объявили, что он подозревается в том, что публично демонстрировал свой фильм, «содержащий факты негативной оценки сторонников националистических взглядов, пропагандирующий неполноценность граждан по признаку их принадлежности к социальной группе и призыв к враждебным действиям по отношению к скинхедам». Причем уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ официально было заведено лишь 6 августа — в день допроса Иванова.

Закончив допрос, оперативники посадили Андрея в машину и отвезли в Москву. Там у него изъяли диски с материалами к фильму. «Они сказали, что это добровольная выдача», — усмехается Андрей.

Через пару недель, 22 августа, владимирские оперативники заявились к одному из московских знакомых Андрея Иванова. Накануне этот знакомый был на допросе в Следственном комитете. Пригрозив свидетелю обыском, оперативники пытались склонить молодого человека к тому, чтобы он дал показания против Андрея. Тот отказался.


Неформальное движение «гопники» 

Дело о фильме про скинхедов-антирасистов было выделено из другого уголовного дела. После показа фильма, который прошел 19 июня 2011 года в одном из кафе Владимира, произошла стычка между местными антифа и неонацистами. Кто и как пострадал в этой драке, нам неизвестно, но дело было возбуждено против владимирских антифашистов.

«Диски с фильмом были изъяты во время обысков как раз по этому делу. И в рамках того же дела проводилась экспертиза, которая выявила, что в этом фильме есть состав 282-й статьи», — рассказывает адвокат Иванова Светлана Сидоркина. С текстом экспертизы адвоката пока что не ознакомили, поэтому пока что неизвестно, как именно документальный фильм «пропагандирует неполноценность» социальной группы «скинхеды».

«У них там каша в формулировках, но я так понимаю, что под «скинхедами» они понимают националистов и фашистов», — говорит Сидоркина.

Выделение разнообразных «националистов» в отдельную социальную группу — тенденция последних двух-трех лет. К примеру, в январе 2011 года четверо антифашистов из Петербурга были признаны виновными в нападении на человека. Но судили их не за нанесение побоев или хулиганство, а за «публичное унижение достоинства группы лиц по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе», совершенное с применением насилия (по п. «а» ч. 2 ст. 282 УК РФ). Защищаемой социальной группой были названы «русские националисты».
 В марте этого года в Иванове антифашист был осужден за нападение на несовершеннолетнего представителя «социальной группы скинхедов». Подобных случаев довольно много 
В ноябре прошлого года в Череповце за драку были осуждены «приверженцы праворадикального течения «Антифа», исповедующие идеи национального плюрализма» (цитата по пресс-релизу прокуратуры. — Е.С.) , которые избили «сторонников русского национализма «Бонхеды». В марте этого года в Иванове антифашист был осужден за нападение на несовершеннолетнего представителя «социальной группы скинхедов». Подобных случаев довольно много.

«Они просто суют эту социальную группу куда ни попадя, туда, где это совершенно не требуется», — говорит директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. По его словам, дело Андрея Иванова — это первый случай, когда человека могут обвинить в разжигании вражды к «националистам» только за слова, не сопровождавшиеся насилием. «Обычно же это идет как отягчающий мотив, который иногда фигурирует там только для красоты. Он в принципе там не нужен, это не влияет никак на содержание обвинения.
 
По словам Верховского, следователи просто привыкли писать про социальную группу. «У нас все бывает. Были нацисты, которые сели за избиение молодых людей, которые проходили как социальная группа «гопники», — говорит Верховский. Действительно, в 2011 году в Казани была осуждена группа, в том числе за нападение на молодых людей, одного из которых они избили руками и бутылками, вскидывая руки в фашистском приветствии и выкрикивая «Бей гопников!». В приговоре суда пострадавший был так и назван «приверженцем неформального движения «гопники».

«А почему так получилось? — размышляет Александр Верховский. — Скорее всего, нападавших на следствии спросили: «А почему вы их побили-то?» Они ответили: «Да это же гопники!» Так и записали, я уверен».


Запретить антифашизм через Верховный суд

В сентябре в Нижнем Новгороде должен быть вынесен приговор пятерым антифашистам, которых обвиняют в создании «экстремистского сообщества» под названием «Антифа-RASH». По версии следователей, эта аббревиатура расшифровывается как «Red anarhia skinheads», а переводится как «красная анархия скинхедов». Доказательством существования подобного объединения служат отпечатанные на принтере удостоверения участника «Антифа-RASH» и устав этой вымышленной организации, подброшенные активистам во время обысков.

Согласно материалам дела, участники «Антифа-RASH» занимались преступной деятельностью «по мотивам идеологической ненависти и вражды к представителям молодежного движения «скинхеды — футбольные фанаты» и «состоятельные граждане России».
 «Сейчас эта деятельность несколько притормозилась, потому что мусора, которые этим хотели заниматься, заняты сейчас «Болотным делом». Может быть, они как-то совместят эти два задания» 

В ближайшее время суд начнет рассматривать и дело московского антифашиста Игоря Харченко, который обвиняется в нападении на националиста Владлена Сумина. Причем у Игоря есть алиби, а показания опознавшего его Сумина вызывают большие сомнения. Помимо других статей, Харченко было предъявлено и обвинение по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ. По мнению следствия, он входил в «структурное подразделение движения «Антифа», являющегося экстремистским сообществом». Это сообщество — говорится в документе — было законспирировано под видом объединения молодых людей.

Скорее всего, эта же статья грозит еще двум московским антифашистам, Алексею Олесинову и Алексею Сутуге. Выдвинутые против них обвинения тоже вызывают большие сомнения.

«Мне передавали, что правоохранительным органам откуда-то сверху поступило указание сделать антифа экстремистами», — говорит один из антифашистов, просивший не указывать его имени. «Сейчас эта деятельность несколько притормозилась, потому что мусора, которые этим хотели заниматься, заняты сейчас «Болотным делом». Может быть, они как-то совместят эти два задания», — предполагает мой собеседник.

Павел Чиков, глава правозащитной организации «Агора», считает, что дело нижегородских и теперь московских антифашистов — попытка создать прецедент, который потом будет копироваться в других регионах. Он опасается, что власти могут через Верховный суд признать антифашистское движение экстремистским и запретить: «Это логичный следующий шаг, если уже сейчас антифашистам пишут ярлык «экстремистского сообщества».

По мнению Чикова, проблема в том, что полиция не делает различия между этими двумя идеологиями, скажем так, и очевидно абсолютно, что искажается суть и смысл антиэкстремистского законодательства и понятия социальной группы. Социальная группа, и это в том числе вытекает из постановления пленума Верховного суда прошлого года, — именно уязвимая группа, требующая дополнительной государственной защиты, объясняет юрист. И понятно, что совсем странно причислять к защищаемой государством группе приверженцев нацистской идеологии. 
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter