Атлас
Войти  

Также по теме

Социологи большого города. Галина Силласте

Гендерный социолог — о феминизации России, о том, кто такие русские «солдатки», почему без них не бывает демократии, чем москвички отличаются от других и когда у нас появится женщина-президент

  • 6470
Галина Силласте

Возраст: 65 лет.

Образование: Таллинский политехнический институт, Центральный государственный институт патентоведения, аспирантура в Институте социологии РАН (раньше — ИСИ АН СССР).

Работа: заведующая кафедрой социологии Финансовой академии при Правительстве РФ.

Регалии и звания
: доктор философских наук, заслуженный деятель науки России. Единственный российский социолог, награжденный премией Президента РФ «За цикл социологических исследований по проблемам положения женщин, семьи, социальных последствий распространения наркомании среди женщин и детей»; эксперт Комитета по социальной политике Совета Федерации Федерального Собрания РФ, председатель Исследовательского комитета по гендерной социологии Российского общества социологов. Автор сотен статей и монографий по вопросам женщин и семьи, в том числе книги «Гендерная социология и российская реальность».

Про гендерную асимметрию

Что такое Россия сегодня, если посмотреть на нее через призму гендерной проблематики? Это неуклонно феминизирующееся государство. Асимметрия в пользу женщин увеличивается от переписи к переписи: в 2002 году мы фиксировали 53%, а сегодня это уже 54% (для сравнения: в США это только 49%). А это на 11 миллионов больше, чем мужчин. Из этого следует, что для государства должна быть приоритетной социальная политика, чтобы это колоссальное количество женщин чувствовало себя более или менее комфортно и безопасно. При такой гендерной ситуации властям сначала нужно сформировать социальную политику, а уже под нее — экономическую. А не наоборот, как это происходит сейчас.

Кроме того, процесс феминизации России — очень неоднозначный и касается далеко не всех сфер жизни общества. Например, она коснулась некоторых сегментов рынка товаров и услуг. Но из ряда отраслей экономики женщины постепенно «вымываются». Это происходит с финансовой сферой, где до 1991 года женщины составляли 91%, а сегодня — только 68%. Женщины никуда не делись, просто мужчин стало приниматься в эту сферу значительно больше. При этом количество финансово-кредитных организаций, где оплата труда значительно выше, чем в других отраслях, резко возросло. Если конкретно, средняя заработная плата в этой сфере — на втором месте после нефтедобывающей отрасли. А социологам давно известна негласная закономерность: чем выше оплата труда в организации, тем больше там работает мужчин. Престижность всегда магнитит к себе мужские кадры. А это связано с определенными акцентами в социальной политике этой организации или компании. Я бы посоветовала руководству наших банков попробовать определить — с какой гендерной асимметрией они имеют дело: в пользу мужчин или в пользу женщин? Отсюда вытекают отдельные задачи и для формирования корпоративной культуры, и для социальной политики, и для создания собственной социальной инфраструктуры. Непростая, но решаемая проблема. Откровенно скажу, эйфория начала 90-х годов, связанная с мечтами женщин о быстрой карьере в бизнесе, сегодня сильно поутихла.

Про женщин и капитализм

Почему сегодня так активно вымываются женщины из тех сфер, где более высокие заработки? Наши финансовые организации — это своего рода «вещь в себе». Организации для социологических исследований практически закрытые, корпоративно очень замкнутые, страшно опасающиеся того, что социсследования вдруг вскроют их коммерческие тайны... Хотя социологов эта область совершенно не интересует.

Мы все живем в условиях российского варварского капитализма, отличающегося грабительским нравом и характером хищника, в условиях которого большие социальные потери несут и мужчины, и женщины. Попробовав на деле, что значит работа в частных компаниях, россиянки с конца 2000-х предпочитают бюджетные организации. Да, зарплаты там меньше, но зато есть стабильность, есть устойчивая социальная поддержка и хоть какая-то социальная инфраструктура — очень важные слагаемые в выборе работы. Наше государство за годы перехода к рынку просто вышибло эту скамеечку из-под ног абсолютного большинства женщин, поэтому теперь они в первую очередь ориентируются не на деньги, а на стабильность условий жизни и работы. Помимо этого, сегодня многие женщины, независимо от уровня образования, становятся фрилансерами.

Про женщин во власти

Современный российский капитализм, по сути, перекрыл путь женщинам в «большую политику». И для этого есть объективные причины: высокая социальная нестабильность общества, тотальная криминализация, потеря безопасности. Но и политические партии женщин в высшие эшелоны власти продвигать особенно не стремятся. Общественное мнение в периоды высоких рисков женщин, как правило, в большой политике не поддерживает. Но замечу, что такое отношение — чисто российская особенность. Даже в арабских и азиатских странах это не так.

С другой стороны, нельзя не признать, что женщин сегодня на средних этажах российской власти очень много: от 70 до 80% в исполнительных органах власти: прокуратуре, судах, социальных департаментах и тому подобное. Поэтому не будем прибедняться: в России женщин у власти (среднего и низшего уровней) больше, чем во многих западноевропейских странах.

Мои слова, возможно, не всем понравятся, но пока российские женщины слабо подготовлены к интеграции в большую российскую политику. Есть амбиции, но нет нужной амуниции. Но в ближайшие пять лет (в случае социальной стабильности) эта амуниция, думаю, оформится. Однако ожидать и требовать паритетности между представительством женщин в структуре населения (54%) и таким же их представительством в высшей власти — несерьезно. Это дешевый популизм. В России такого не будет еще лет сто, и не надо строить иллюзий.

Представительство женщин в органах высшей власти, включая Совет Федерации и Госдуму, на уровне квоты в 30% — это вполне реально. Тогда шея власти (женщины) вполне разумно сможет влиять на ее голову, которую в России традиционно олицетворяют мужчины. Хотя не могу не сказать, что уровень образования российских женщин выше, чем мужчин, и даже российская интеллектуальная элита преимущественно женская.

О том, что женщина-президент в России — это утопия

В ближайшие лет 20–30 лет наше общество совершенно точно не изберет женщину президентом. Причем это не дадут сделать ни мужчины, ни тем более сами женщины. За этим стоит не просто эмоциональное отношение или отрицательные стереотипы, это рационализм российского менталитета. Посмотрите на западные страны: когда там избирали и выдвигали женщин на правящие посты? Нужны не только демократия («Демократия без женщин не демократия»), но и устойчивое политическое, экономическое, социальное и духовное развитие. Европу сегодня сотрясают социальные кризисы. В таких условиях количество женщин в высшей политической власти увеличиваться, скорее всего, не будет. Я бы обособила здесь особую позицию только французов, которые гиперчувствительны к социальной несправедливости.

Что же касается нашей гендерной истории, то вспомните хотя бы великую женщину во власти — Екатерину Вторую. К сожалению, этого яркого, сильного и прозорливого политика свели в беллетристике лишь к череде ее фаворитов. А ведь это была женщина большого политического масштаба. Она правила Россией тридцать четыре года. И хотя по происхождению она немка, но по роли в российской истории, по уровню патриотизма у нее нет конкурентов. За годы своего правления она не уступила ни пяди российской земли. У нее есть чему поучиться и современным российским политикам. Так же примитивно пока отражают и роль в истории французской маркизы мадам де Помпадур.

В этом вопросе есть и другая серьезная проблема: разнородность российских женщин, их особенности в зависимости от национальной ментальности. Я быстрее опишу француженку или англичанку, потому что они более однотипные. Но вот женщину в России описать очень сложно, никакие среднеарифметические показатели тут не помогут. Ведь Россия — большой национальный котел. С одной стороны, женщинам надо адаптироваться к условиям современной жизни, а с другой, на базе каких национальных традиций и культур? Каждая женщина как представительница разных этносов будет реагировать по-разному на происходящее. Поэтому, возвращаясь к вопросу о женщине-президенте, могу сказать, что найти поддержку населения представительницам слабого пола в качестве главы государства будет очень сложно. Я часто повторяю, что за технологию объединения российской женской общности можно будет вручить Нобелевскую премию.

Галина Силласте

Про женщину большого города

Главное отличие жительницы мегаполиса — агрессивность, напор. Причем это качество часто используется как самозащита. Кто такая москвичка? Во-первых, это женщина, определяющая лицо города. Москва — один из самых феминизированных городов России и даже мира (56%). Этот город сочетает в себе все противоречия и тенденции, которые есть в российском обществе. Сложнейшей из них стала адаптация женщин к принципиально новым условиям жизни: экономическим, политическим и социальным. Гендерная конкуренция сегодня очень сильная. При такой конкуренции беспощадно ломаются традиционные представления о добре и зле, о благородстве и низости, о мужчинах и женщинах. В такой среде женщинам без агрессивности, без напористости не обойтись.

Надо учитывать еще одну особенность больших городов: они постоянно поддерживают в людях чувство опасности. В условиях российского рынка у женщины нет зачастую опоры даже на ближайшее окружение. Большой город — это, как правило, город самой высокой концентрации одиноких женщин. И Москва не исключение. Отсюда еще одна гендерная особенность: здесь идет постоянная конкуренция за мужчин. Найти партнера, а тем более любимого мужчину при таком гендерном дефиците — та еще задача. Помните телевизионную передачу «Я сама»? Я бы сказала, что это не просто название шоу, а современная женская позиция.

Москвички вообще многим отличаются от других россиянок. Как бы странно это ни звучало, но они остаются избалованными комфортом столичной жизни. Они капризнее и амбициознее, но ленивее, чем приезжающие в Москву провинциалки, нередко раздражающие своей определенностью и напором. Мера вседозволенности, наигранно смешной гламурности у москвичек гораздо выше, чем у приезжих. Вообще, к большому городу давно уже прилипло клише «В нем есть и можно все!» — распутства здесь больше, разврат никак не прикрывается, фронда перед окружающими — постоянная, а скромность женщины принимается как анахронизм и отсталость. Ответственность женщины за семью и за мужа в мегаполисе ниже.

Почему «бьет — значит, любит»

Характер русской женщины сформирован благодаря многим факторам. На протяжении своей истории Россия была подвержена большому количеству войн. На этом фоне сложилось особое отношение женщины к мужчине. Исторически она видит в нем воина, защитника, которого можно потерять в любую минуту. Вообще, по типу своего характера русская женщина — это «солдатка». Она умеет поступиться своими интересами и отправить мужчину на войну, а потом снова принять его в семью, каким бы он ни был. А значит, способна терпеть очень многое. В русской традиции заложено уважение женщины к мужчине. В Америке вы такого не найдете. А у нас — «ну и пусть пьяница, пусть дурак, но свой!». Поэтому при фактах насилия в семье жена в конечном счете, даже вызвав на помощь милицию, в последний момент передумает и будет доказывать, какой ее Вася замечательный. Этот российский феномен блокирует все меры законодательного вмешательства в регуляцию или тем более предотвращения домашнего насилия.

Но это просто объясняется, когда в обществе мужчин на 11 миллионов меньше, чем женщин. И мужчины, чувствуя свою власть, этим часто злоупотребляют. Просто смешно: у нас есть законы, запрещающие жестокое обращение с животными, но ни слова не сказано о насилии над женщинами и детьми в семье. Да, русские женщины менее притязательны по сравнению с западными, им меньше нужно, чтобы чувствовать себя довольными жизнью. Но я не вижу в этом большого недостатка, просто с этим нужно считаться. С одной стороны, новые веяния и прогресс, завоевание новых позиций, феминизм, а с другой — в своей массе женщины, увы, все еще сохраняют крепостническую психологию.

Если рисовать социологический портрет женщины в России, я не рискнула бы предложить какой-то средний вариант. Я бы его социологически разрисовала по территориальным анклавам. А внутри больших городов — в зависимости от уровня обеспеченности женщин. Большие города — как малые государства, в них все четко разделено. А если учесть, что социальная поляризация, то есть разрыв между очень богатыми и очень бедными, достигает не менее 25–30 раз, то средняя россиянка или средняя москвичка — это нонсенс.

Пожалуй, единственная черта, которая объединяет абсолютное большинство российских женщин, это стремление создать семью. К счастью, эта ценность все еще держится, в то время как остальные подвергаются эрозии изнутри, «растапливаются» государством, как масло на сковородке. Но пока люди хотят создавать семью, не все потеряно. В стране 33 миллиона брачных пар. Поэтому гендерные интересы, возможности их реализации должны быть закреплены долгосрочной государственной семейной политикой, которой до сих пор в нашем обществе нет.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter