Атлас
Войти  

Также по теме

Соединяющая сердца


  • 1111

Увижу родину далматинцев, пело сердце, когда я садилась в самолет, вылетающий в провинцию Южная Далмация. Правда, до поездки я думала, что местность называется "Долмация" и является исторической прародиной армянских голубцов. Вообще на карте Хорватии, как выяснилось, много занятных названий: город Башка, остров Раб, замок Нехай. Дивная история связана и с возникновением названия столицы - Загреб. Однажды умиравший в тех местах хорватский князь попросил девушку по имени Манда поднести ему водички из родника, впоследствии названного Мандушевацем. На месте, где она, по-видимому, необычайно элегантно ее загребла в чарочку, и разросся впоследствии дивный город Загреб.

Летели мы на маленьком скрипучем недолайнере ЯК-42 с ужасным дребезжанием и странным урчанием, так что в воздухе пришлось только и исключительно выпивать. Когда по прилете спустились на вялых ногах с трапа, в Хорватии было северное сияние. Черно-белое, местами пятнистое. Иногда оно лаяло.

В себя пришли уже в гостинице. К услугам туроператоров мы не прибегали, ничего заранее не планировали и не бронировали. Поселиться в отрекомендованной знакомыми гостинице "Нептун" не удалось по причине ее переполненности, но на этот случай у администрации был для нас заготовлен частный сектор в виде дедушки, который сам вообще-то капитан, живет на острове, остров с маяком, на маяке привидение - чемпион по шуршанию и завыванию. И по всем признакам это призрак Марко Поло. И все удовольствие за 20 долларов с носа в день. Кто ж от такого отказывается?

Выданный нам бесплатный провожатый знакомил нас с достопримечательностями, временами вслух матеря венецианское королевство. С северного хорватского полуострова Истрия каждый день ходит паром в Венецию. Езды 2,5 часа. Венецианские крысы повадились туристами на Истрию. A в Истрии арбузы. Скоро уже арбузам хана. A паромы все ходят и ходят.

- A еще у нас тут Джеймс Бонд снимался.

- В смысле Пирс Броснан?

- Да нет, Шон Коннери. Он на Истрии и в Загребе был. Такой веселый, нашим девушкам очень нравился...

Воспоминание о веселом Коннери подвело гида к его главной функции. На крепостной стене Дубровника, объявил он многозначительно, соединяются влюбленные сердца. Вы влюбленные? Тогда, чтобы соединить сердца, вам нужно провести ночь на городской стене. Это легче и дешевле, чем в Черногории. Там удовольствие стоит 50 евро, и надо вплавь добраться до дальнего острова, поклясться там в вечной любви и вплавь вернуться назад. Но зачем вам так напрягаться? У нас незабываемая ночь на крепостной стене обойдется вам всего в 20 евро с влюбленного. Мы договорились с ним на вторник. Он пообещал ждать нас у городской стены, по-мефистофельски подмигнул и исчез. Напоследок всунул нам в руки бутыль с "ромом" - самогоном собственного изготовления с какими-то ядерными травами, - чтобы, как он сказал, "ночью было не скучно, и чтоб все получилось, и чтоб продержались до зари".

У причала нас ждали капитан и яхта. Ром мы отдали капитану. Свой остров он называл "Лайза Минелли" из любви к актрисе, к тому же это был его ответ Черногории, у которой есть остров Софи Лорен.

Лайза оказалась лысой и плоской, как доска. Остров у нас зеленый, успокаивал дедушка-капитан, только с другой стороны. Тут все острова такие, и можно заплывать в гроты. Только вот налево нам нельзя. Это уже итальянская территория, собственность сицилийского мафиози. В критические дни к нему приезжают кумовья, и начинается пальба. Потом мафиози с полицией бла-бла-бла, и все замечательным образом улаживается, после чего непременно начинается праздник, и по Aдриатике на Лайзу летит поземкой пармезан и стелются стружками спагетти.

Aдриатика соленая до такой степени, что плавать в ней порой даже неуютно. Если нырять, то соль ест глаза и остро проходит через нос, кажется, в самый мозг. В такой воде лечат мозоли, она укрепляет ногти и волосы, а еще в ней жена капитана варила нам морских ежей - их там девать некуда: бросала тушки в кипящую воду, и, когда они всплывали, подавала с молодым чесноком. Мяса в еже мало, но говорят, очень оно полезное, на вкус - вроде свежеразмороженной креветки. Сам же капитан утверждал, что при варке из ежей весь полезный витамин улетучивается, и ел их сырыми, рассказывая, как это хорошо для простаты. Помимо любви к сырым ежам он запомнился нам своей коллекцией галстуков, которые хранил в мешочках, пересыпанных нафталином. Галстуки были муслиновые, батистовые, с кистями и без. У каждого местного жителя галстуков целый сундук. Что они с ними делают - непонятно, но то, что галстук для хорвата все равно что кинжал для аварца, это точно. Галстук дал имя этому народу, поскольку "хорватом" назывался платок, который когда-то балканские солдаты носили на шее, правда, не красоты и элегантности ради, а чтобы воротнички пореже стирать.

С утра поплыли по островам. Их очень много, и каждый чем-то знаменит, причем заселена только малая часть. Тем сподручнее отдыхающим: приезжай, разбивай лагерь и живи. Но хорошо здесь только днем. Ночью жутко - ни звуков, ни огней, протянутой руки не видно. Попасть сюда элементарно. К примеру, в Дубровнике на набережной без труда можно найти и нанять на полдня лодку или катер долларов за 30-40.  Одна рыбачка даже возит желающих на немыслимой красно-желтой шхуне на необитаемый остров, где кормит всех жареной скумбрией.

Мы же отправились в круиз со своим капитаном. Подплываем к острову Корчула - там праздник. Все туристы в костюмах: кто в саже - изображают мавров, кто не в саже - якобы христиане, игра называется «Убей турка». Суть в том, чтобы игрушечной саблей надавать мавру по башке. Иногда в туристах - в основном русских - просыпается азарт, и они даже после игры продолжают бить друг друга, в том числе и по лицу.

Следующим пунктом нашей программы был остров самогона. Самогон там варят на каждом углу, в каждом дворе. Два самых убойных вида - траварица и сливовица. Траварица на вкус - отрава отравой, в нее добавляют анис, что делает жидкость похожей на абсент, только гораздо противней. У нас дома до сих пор стоит полбутылки, никак выпить не можем. A вот уж сливовицы мы попили от души. Такая она игривая, напоминает сливовое вино. Пить советуют так: набрать в рот и подержать, чтоб чуть согрелась, и уж потом глотать. Пара порций - и происходит расставание с рассудком. Ночь на пьяном острове можно проводить под кустом.

После нужен день реабилитации. Мы взяли машину напрокат, за 80 долларов. Хотели большую, но капитан уверял, что большая по его стране не проедет, и выкатил нам раритет - похожий на трактор автомобиль неопределенного года выпуска, который чихал и заводился исключительно с толкача. Через каждые полчаса останавливались у кафе. Дух переводили, так это называется по-хорватски. Пиво и самогон, самогон и граппа, граппа и вино, счет напиткам и названиям никто не вел. Под вечер к нам присоединилась компания хорватских музыкантов в собственном фургончике, с ними мы и ездили несколько дней по всей Далмации. Они играли на улицах народные песни, мы подпевали как могли. К концу поездки, так и не встретив ни одного далматинца, мы весьма сносно выполняли функции хорватского народного хора, а хорваты наизусть выучили «Чижика-Пыжика».

Потом была Ривьера - так хорваты зовут среднюю часть своей страны. Там скалы как-то причудливо врастают в море, похожее на глянцевый зеленый кисель. На кисельных берегах стоит город Макарска, в котором на каждом углу торгуют пиццей, объясняя попутно, как ее положено делать. И что есть пиццы правильные и неправильные: неправильная - с ананасами, а правильная - «Маргарита». Сыр туда идет исключительно моццарелла из буйволиного молока, а помидоры - маленькие, сорта черри. У них тут, конечно, не самая настоящая «Маргарита», а хотите настоящей, так это вам, друзья, в Неаполь.

Еду хорваты вообще готовят по-итальянски, в каждом ресторане вам подадут спагетти с каракатицами (почерневшие от их чернил). Ощущение такое, будто ешь солоноватые акварельные краски. Еще хорваты жарят креветки на гриле, те истекают жиром, от которого с непривычки делается нехорошо, и нужно чего-нибудь выпить для печени. Везде выращивают мидий и устриц, но в меню ресторанов их встретишь нечасто - хорваты едят этих моллюсков сами. В южные города ездят отдыхать в основном итальянцы да немцы, все больше старички со своими старушками. Дом престарелых на выезде.

Если хотите молодежных тусовок, езжайте на север. Мы туда выдвинулись на яхте с нашим капитаном. День катания стоил нам те же 80 долларов, что и трактор. И вот плывем мы к Истрии, по дороге ловим и едим ежей. Сырые ежи - тот еще деликатес, это как в детстве рыбий жир, но если обильно полить лимонным соком, то есть можно. Причалили, взяли такси, съездили на озеро Синее. Оно оказалось и вправду синее купороса. Дальше была еще Ривьера Винодольская. Зимой, сказал капитан, здесь страшные ветра и так холодно, что соленая вода замерзает и можно прыгать по льду.

В самом начале нам были обещаны трюфели. На них тут, как и во Франции, ходят с учеными свиньями. Свинья найдет гриб, сядет рядом, посмотрит умными глазами и будет тихонько похрюкивать. Очень хотелось нам отправиться в такой романтический поход по грибы. Но оказалось, что без специальной лицензии охота на трюфели запрещена, а кто нарушает - того под белы рученьки и в тюрьму.

Дня через четыре мы добрались до полуострова Истрия. Там оказалось вполне молодежно. В каждом городке - модные магазины, ночная жизнь кипит, пивные рестораны открыты круглосуточно. Есть даже отели для влюбленных. Как в Японии: кровати без ножек, чтоб не падали, везде кружавчики, свечки и зеркала на потолке.

A еще на Истрии в городе Пула есть свой Колизей. Пульцы уверяют, что римский после него второй по значимости, если не третий. И там, в пульском Колизее, проходят концерты мировых знаменитостей, и праздники, и фейерверки. И, конечно же, провести в Колизее ночь для влюбленных - самое то. И даже дешевле, чем на стене в Дубровнике. Останавливало одно - раз мы уже Дубровнику пообещали в нем соединиться, то в Пуле уже не будем. A то дважды за неделю навек соединяться как-то нецелесообразно...

Настасья Кургузова, финноугровед

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter