Атлас
Войти  

Также по теме

Сокращенные штаты России

  • 1483

иллюстрация: Тимофей Яржомбек/KunstGroup Pictures

Случай массовой галлюцинации, какие часто бывают в СМИ эпохи интернета: все поголовно вдруг решают, что Дмитрий Медведев предлагает сократить число чиновников в России на 20%. Такой заголовок украшал новостные ленты не только на каком-нибудь «Труде» или «Инфоксе», но и на Vesti.ru («Государственном интернет-канале «Россия», как этот сайт сам себя именует). Если совсем точно, на «Вестях» заголовок был такой: «Медведев дал поручение сократить численность чиновников на 20%».

Хотя на самом деле сократить чинов­ничество на 20% предложил министр финансов Алексей Кудрин. И не потому, что он ненавидит чиновников, а просто по функции: Минфин всегда должен стараться урезать расходы, его просто не поймут, если он не станет этого делать. Медведев же 8 июня сказал буквально следующее: «Это, безусловно, достаточно жесткая мера, которая может помочь в решении целого ряда задач. В то же время такие решения не могут приниматься механически или исходя только из финансовых соображений. Во-первых, это судьбы людей, а во-вторых, я хотел бы понять в конечном счете, на что мы можем выйти… Нужно видеть финальный результат и только после этого принимать решение: делать или нет».

Если результатом так сформулированного поручения действительно станет «ночь длинных ножей», в результате которой российская бюрократия, численность которой сейчас превышает 1,1 млн, умоется кровавыми слезами, я очень удивлюсь. Однако есть повод подумать о том, что такое «много чиновников» и что такое «мало».

Вот у нас любят говорить, что во всем Советском Союзе, с населением вдвое больше российского, чиновников было лишь на 50% больше, чем в нынешней России, — 1,7 млн! Это кривой аргумент. Скотт Гельбах из Университета Висконсина (Мэдисон) в статье «Что такое большая бюрократия?», опубликованной два года назад в Czech Sociological Review, указывает, что число бюрократов во всех бывших соцстранах резко выросло после падения коммунизма, потому что госаппарату пришлось принимать на себя многочисленные функции, выполнявшиеся раньше правящими компартиями. Собственно, страны, в которых было больше рыночной свободы, — например, Венгрия — встретили свои антикоммунистические революции с большим числом чиновников, чем менее продвинутые.

Надо ли тогда сокращать число чиновников? Да, конечно. Чаджла Октен из Университета штата Луизиана в 2001 году (работа «Имеет ли значение размер бюрократии?») ясно показала отрицательную зависимость между количеством министерств в правительстве страны и объемом инвестиций, как внутренних, так и иностранных, в ее экономику. Рост числа профильных, экономических министерств тоже негативно влияет на инвестиции и на рост ВВП. Чем больше народу пытается регулировать экономику и вообще жизнь, тем она в целом хуже.

Вопрос, где и как сокращать. Еще одна мысль Гельбаха: чем меньше население страны или, скажем, российского региона, тем больше там нужно чиновников на душу населения. Например, и в Эстонии, и в России по одному председателю Центрального банка. На душу населения, выходит, в Эстонии в 100 раз больше председателей ЦБ, чем у нас. Но эстонцам некуда деваться: плачут, а содержат эту армию из одного главного банкира.

То есть решать, велика ли бюрократия, надо с поправкой на население: чем оно больше, тем меньше должно быть чиновников на душу. Например, в Башкирии аж 22?421 госслужащий, а в Марий Эл их всего 5?483. Но Башкортостан — самый населенный регион в Приволжском федеральном округе, а Марий Эл — последний. В результате в вотчине Муртазы Рахимова — 5,5 чиновников на 1000 жителей, и это почти самый низкий результат в округе (лучше только у Татарстана, второго по населению), а в Марий Эл — 7,8, почти наивысший результат. И это нормально!

Выходит, сокращению чиновничества в принципе могла бы помочь реформа административно-территориального деления: если регионы укрупнять более последовательно, чем это делали у нас при Путине, чиновников наверняка станет меньше. Но этот ящик Пандоры лучше даже не открывать. Можно и без слияния мелких регионов обойтись, а те самые 20% «жира» все равно отыскать.

Где я искал бы на месте Кудрина? В тех регионах, где число бюрократов на душу населения выше, чем «полагается» по размеру региона. Например, в том же Приволжском округе третий по населению после Башкортостана и Татарстана реги­он — Нижегородская область. А чиновников на 1000 жителей в ней — больше 7, как в самых маленьких поволжских республиках. Зная, что губернатором в Нижнем — видный представитель московской школы Валерий Павлинович Шанцев, цифре этой не удивляешься, но начинаешь понимать, где резать. Чтобы подушевое число чиновников в Нижегородской области снизилось до показателя, близкого по населению Татарстана, здесь надо уволить примерно 5?800 чиновников. Их общее число по стране сократится от одного этого шага на полпроцента.

Но если и будут резать, подойдут к этому делу, скорее всего, традиционно. Судьбы людей же! Отправят какое-то количество бюрократов предпенсионного возраста на ранний заслуженный отдых, например. А неэффективность сохранят даже там, где ее видно невооруженным глазом.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter