Атлас
Войти  

Также по теме

Соотечественники

  • 2818

Югославский генерал

Весной 2001 года в дверь белградской квартиры отставного генерала Велько ­Кадиевича постучал курьер из местного офиса Гаагского трибунала — принес повестку о вызове в суд в качестве свидетеля. Генерал дверь курьеру не открыл, повестка так и осталась лежать на коврике у порога, а на следующее же утро ­Кадиевич купил билет в Москву и улетел из Белграда. Полтора месяца назад он стал полноправным гражданином ­Российской Федерации.

Кадиевич был последним министром обороны Социалистической федеративной республики Югославии — с 1988 по 1992 год. Именно он в 1991 году отдавал приказы о военных операциях против хорватских сепаратистов — обстрелах Дубровника, осаде и штурме Вуковара, и теперь на основании этих приказов Хорватия обвиняет генерала в военных преступлениях и требует у России его выдачи.

Перед тем как подать заявление на предоставление гражданства, генерал Кадиевич успешно прошел тесты по русскому языку — как это ему удалось, непонятно, потому что по-русски он не говорит сов­сем, точнее — пытается говорить, и когда друг генерала сербский бизнесмен Доко, выступающий в нашем разговоре в роли переводчика, одергивает Кадиевича: «Вель­ко, говорите по-сербски», — в речи генерала ничего не меняется, его русский неотличим от его сербского.

Внешне Кадиевич похож на обычного российского военного отставника — гражданские свитер и брюки смотрятся на нем менее органично, чем мундир.


Фотографии: Алексей Кузьмичев
83-летний отставной генерал Велько Кадиевич живет в России уже 7 лет, но так и не смог привыкнуть к русской кухне и маленькой квартире на Ленинском проспекте. Но в Белград он все равно не вернется.

«Я уехал не из-за хорватских обвинений, — объясняет 83-летний генерал. — Я уехал, чтобы обеспечить свою личную безопасность, потому что ни за какую цену я не был готов сдаваться Гаагскому трибуналу».

Генерал Кадиевич снимает за 30 тысяч рублей в месяц квартиру на Ленинском проспекте — деньги на аренду получает из Белграда от дочери и внучки, сдающих его прежнее жилье. Кадиевичу присылают пенсию, которую платит ему сербское правительство. По нескольку раз в год у генерала гостят родственники из Белграда, сам же он говорит, что, даже получив российский паспорт, в гости к дочери не поедет. «Пока Сербией фактически руководит посол США, делать мне там нечего».

Статус беженца в России Кадиевич по­лучил в 2005 году — для получения гражданства необходимо прожить в России с удостоверением беженца три года. При этом, по словам Кадиевича, никаких влиятельных покровителей у него в России нет — круг общения ограничен российскими отставными генералами, с которыми он встречался еще будучи министром, а никто из действующей власти на контакт с ним не выходил, и генерала это даже обижает — он уверен, что его опыт может быть полезен российскому государству.

В прошлом году на презентацию книги своих мемуаров «Контрудар» генерал Кадиевич приглашал директора ФСБ Николая Патрушева, но тот не пришел.

Провал большого переселения

Велько Кадиевич — один из иностранцев, получивших российское гражданство 13 августа по Указу Президента России №1219. В указе всего 14 имен, но когда президент завизирует принятые Госдумой поправки к закону «О гражданстве», ко­ли­чество паспортов, выдаваемых но­вым гражданам России, должно увеличиться на несколько порядков. Эти по­правки касаются участников Государственной программы по добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Соотечественник, по нынешнему определению Федеральной миграционной службы, — тот, «кто воспитан в традициях российской культу­ры, знает русский язык, готов переехать в Российскую Федерацию и готов участвовать в процессе социокультурной адаптации на территории нашей стра­ны». Заявленной целью программы, принятой еще в 2006 году, ­бы­ло решение демографического кризиса и проблемы дефицита рабочих рук за счет русскоязычных жителей стран СНГ и Прибалтики. По расчетам ФМС, в странах бывшего СССР живет как минимум 5—6 миллионов лю­дей, готовых переехать жить в Россию. Программа гарантировала, что этим лю­дям будет предоставлена работа в регионах, испытывающих недостаток рабочей силы. Больших городов и регионов с вы­со­ким уровнем рождаемости программа не касается. Для того чтобы получить российское гражданство, участник програм­мы должен был соответствовать пяти условиям: иметь необходимую квалификацию, не иметь проблем с законами на своей прежней родине, непрерывно прожить в России не менее 5 лет, иметь в России законный источник средств к существованию и сдать тесты на знание русского языка.

В сентябре прошлого года ФМС объявила о готовности принять первые 50 ты­сяч переселенцев, однако в тече­ние первого года действия в Россию, по данным ФМС, переехали только 2 300 человек (а, например, из Эстонии, которую в России принято относить к наиболее проблемным странам, с точки зрения положения русских, за год по этой программе в Россию переехало всего 14 человек). Этот показатель можно считать провалом программы переселения, и, вероятно, именно этот провал и послужил причиной для либерализации законодательства. Согласно принятым Госдумой поправкам, из пяти существовавших раньше условий остается только два — квалификация и отсутствие проблем с правоохранительными органами. Все остальное — знание языка, постоянный источник доходов и непрерывное проживание — теперь будет необязательно.

Афганский комсомолец

Решения о приеме в гражданство по-преж­нему принимает президент. Владимир Путин издавал указы со списками новых граждан не реже раза в месяц. Дмитрий Медведев только 13 августа подписал два своих первых указа «О приеме в гражданство Российской Федерации» — №1218 (11 новых граждан) и №1219 (14 имен). В первом указе — только русские из стран СНГ, во втором — только иностранцы. Первый в списке иностранцев — сорокалетний Шафур Асефи, родился в Афганистане, теперь живет в Казани.

В обычной одежде Шафур Асефи неотличим от обыкновенного выходца из Средней Азии, добившегося успеха в России, — джинсы, кожаная куртка, очки. Манера говорить — тоже абсолютно таджикская. О том, что он все-таки афганец, напоминает только парадный портрет Шафура, висящий в казанском Доме дружбы народов, — на Шафуре настоящая афганская шапочка, а в ру­ках казан с пловом. Шафур утверж­дает, что он единственный человек в Казани, умеющий готовить настоя­щий плов кабули.

Шафур — беженец. Если бы его семья не уехала из Афганистана, у нее были бы серьезные проблемы — правительство талибов применяло репрессии против бывших функционеров просоветского режима Наджибуллы, а отец Шафура был при Наджибулле генералом МВД, да и сам Шафур, закончив в 1985 году среднюю школу, успел несколько лет проработать в райкоме афганского комсомола. Семья Асефи уехала из Афганистана в 1991 году, и сомнений, куда именно ехать, у них не было. «Мы все изучали марксизм-ленинизм, — говорит Шафур. — Он у нас и в голове, и в крови. А что главное в марксизме-ленинизме? Уважение к России и русскому народу. Русские обычаи не были для нас чужими. Тем более что в России есть исламские города, и я комфортно чувствую себя в Казани».

Сейчас у Шафура свое турагентство, кроме того, он вместе со своим другом на татарских праздниках исполняет дуэтом афганские песни, аккомпанируя себе на гармони.

Ассирийская парикмахерша

58-летняя Людмила Нисанова за границей никогда и не жила — родилась в До­нецке, в 1973 году вышла замуж за ле­нин­градца и до сих пор живет в Петербурге на улице Социалистической с двумя сыновьями и черной кошкой. Родители Нисановой — ассирийцы — уехали в СССР из Ирана еще до войны. «Паспорта у них были иран­ские, — объясняет Людмила Ивановна, — и это всех устраивало, но потом международная обстановка обострилась, и наши органы потребовали у них отказаться от иностранного подданства. Так мы все получили статус лиц без гражданства». Людмила работала парикмахером, потом администратором в Лениздате, потом открыла собственную парикмахерскую, но два года уже не работает — называет себя пенсионеркой, хотя пенсию не по­лучает.


58-летняя пенсионерка Людмила Нисанова всю жизнь жила в России как «лицо без гражданства» и только несколько лет назад по настоянию сыновей подала на российское гражданство и получила его

У Людмилы Нисановой родной язык — русский, других языков она не знает, и отсутствие паспорта до сих пор было, пожалуй, единственным, что отличало ее от остальных женщин Петербурга, — подъезд называет парадной, батон — булкой, ходит в красном китайском пуховике и при разговоре не смотрит собеседнику в глаза.

Сыновья Нисановой — Артур и Александр — получили советское гражданство при рождении, а когда Советский Союз распался, они же посоветовали матери подать заявление на получение российского гражданства. «Я подала заявление, потом еще раз подала, но каждый раз ­оказывалось, что какой-нибудь важной бумажки не хватает». Последний раз заявление в ФМС Нисанова подала прошлой осенью, и на этот раз ей повезло. Новый паспорт она, правда, пока еще не получила.

Молдавский авторитет

Шафур Асефи и Людмила Нисанова — это, что называется, простые люди. Предоставление им российского гражданства никого не возмущает и никого, строго говоря, не интересует. Этого не скажешь о 43-летнем Григории Карамалаке — этническом болгарине, уроженце Молдавии, бывшем члене молдавской сбор­ной по вольной борьбе, с 1998 года ­на­ходящемся в международном розыске. На сайте Интерпола сказано, что ­Кара­малак обвиняется в мошенничестве, молдавские власти добавляют к этому обвинению еще целый перечень — создание преступной группировки, вымогательство, покушение на убийство, шантаж, незаконное хранение оружия (кроме того, в газетах Карамалака называют вором в законе по прозвищу Булгару). До 1998 года он возглавлял молдавскую корпорацию «Бояна-групп», считавшу­юся крупнейшим поставщиком молдавских вин в Россию (кроме вина «Бояна» торговала нефтепродуктами, в комплек­те также был банк), но однажды их офис посетила группа захвата молдавских спецслужб, Карамалак и его сотрудники были арестованы. Через несколько дней Григория Ивановича отпустили под подписку о невыезде, но, оказавшись на свободе, он немедленно бежал в Россию.

Статус беженца в России Карамалак по­лучил в мае 2005 года. Сам себя он считает политическим беженцем — в интервью журналу Forbes Карамалак говорил, что причиной его неприятностей на ро­дине стал конфликт с сыном бывшего президента Петра Лучинского (предвыборную кампанию которого Карамалак вполне открыто финансировал) Сергеем, который требовал отдать ему половину бизнеса. Правда это или нет, неизвест­но, ни одно из уголовных дел, возбужденных в Молдавии против Карамалака, так и не дошло до суда, а в России никаких проблем с властями у него пока не было.

Американская спортсменка

В списке новых граждан России — выход­цы из Индии, Турции, Китая, Вьетнама. Согласно указу президента, россий­ский паспорт должен получить потомок аф­ган­ских монархов Вали Мухаммад Нематулла, живущий в Карелии. Но боль­ше всего в списке — спортсменов. Дзюдо­ист Батдорж Гомбодорж из Монголии теперь живет в Якутии, а боксер Майкл Коллинс Гомес из Бангладеш — в Чувашии. И тот и другой теоретически могут принять участие в Олимпиаде 2012 года в Лондоне — так по крайней мере произошло с американкой Бекки Хэммон, получившей гражданство России в феврале и выступившей на Олимпийских играх в Пекине в составе российской бас­кетбольной сборной. Президент Олим­пийского комитета России Леонид Тягачев говорит, что идея предоставить Хэммон российское гражданство родилась у Национальной федерации баскетбола и была поддержана Олимпийским комитетом (в законе специально прописано, что за особые заслуги можно получить гражданство в особом порядке, то есть простым указом президента). «Сов­ременный спорт подвержен процессам глобализации, — считает Тягачев. — Это раньше считалось, что советский спортсмен, кото­рый выступает за дру­гую стра­ну, — немнож­ко предатель. ­Сейчас мы, слава богу, смотрим на эти вещи проще». Тягачев приводит пример с вольной борьбой — воспитанники ­хасавюртовской школы борьбы на играх в Пекине выступали за сборные коман­ды восьми разных стран.

Любитель спорта

С Тягачевым согласен и президент Отечественного футбольного фонда Алимжан Тохтахунов: «Если человек нужен, почему бы не дать ему гражданство? Иностранцы в спорте приносят только пользу, спорт только краше становится». Интересно, что самому Тохтахунову (в газетах его часто называют Тайванчиком, но он на это обижается), переехавшему в Россию в 2003 году из Италии (где он прожил пятнадцать лет, был арестован по обвинению американских властей в подкупе судей на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, но впоследствии освобожден из-под стражи) для получения гражданства указ президента не потребовался. Он через суд восстановил свою московскую прописку, которая была у него до конца восьмидесятых, и на ее основании получил российский паспорт. Даже несмотря на обширные связи суд, как вспоминает Тохтахунов, длился долго и пришлось приложить «немалые усилия». Еще бы — ведь в те времена не было Государственной программы по добровольному переселению в Россию соотечественников.

Как получить российское гражданство

Действующее законодательство (Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации») делит иностранцев, находящихся в России, на три категории. Каждая из ­кате­горий, в свою очередь, является ступенью к получению российского гражданства.

Ступень первая: «Временно пребывающий в Российской Федерации» — то есть любой иностранец, по какой-либо причине оказавшийся в России. Турист, командировочный, гость, летчик, моряк, кто угодно. С визой или без, в зависимости от отношений между Россией и его родиной. Приехал, провел в России сколько-то дней или месяцев, а потом уехал или перешел на вторую ступень >>>

>>> Ступень вторая: «Временно проживающий в Российской Федерации» — иностранец, получивший в миграционных органах разрешение на временное проживание в России. Такие разрешения выдает Федеральная миграционная служба в соответствии с квотами, ежегодно утверждаемыми правительством в зависимости от экономической и демографической ситуации в том или ином регионе. Размер этих квот определяют власти регионов, они же решают, сколько иностранцев, претендующих на временное проживание, имеют право работать в России. Например, Калмыкия в этом году получила квоту в 2 000 человек, из которых право на труд имеют только 499, а в Смоленской области эти цифры почти одинаковы — 2 500 и 2 155 соответственно. Кроме «квотируемых» иностранцев, право на временное проживание имеют люди, связанные с Россией родственными узами (дети, родители, мужья, жены). Обладатель временного разрешения, надеющийся на получение российского гражданства, может перейти на третью ступень >>>

>>> Ступень третья: «Постоянно проживающий в Российской федерации» — иностранец, получивший в России вид на жительство. Ходатайство о получении этого документа иностранец, временно проживающий в России, должен подать в миграционную службу не раньше чем через год жизни по временному разрешению, и не позже, чем за полгода до его истечения. Срок действия вида на жительство — пять лет, причем продлевать его можно неограниченное количество раз.

Прожив в России непрерывно (непрерывно — значит, не выезжая из России более чем на три месяца в году) пять лет на основании вида на жительство, иностранец может написать заявление о приеме в гражданство России. Чтобы заявление приняли, соискатель гражданства должен дать расписку в том, что он обязуется соблюдать российскую конституцию, а также направить в ­кон­сульство своей бывшей родины заявление об отказе от ее гражданства. Кроме того, ­соискатель должен владеть русским языком (это подтверждается либо школьным аттеста­том советского или российского образца, либо специальным сертификатом, который можно получить в российской средней школе или вузе).

Все эти условия, однако, необязательны для иностранцев, «имеющих особые заслуги перед Российской Федерацией» — они могут получить гражданство без вида на жительство на основании указа президента.

Закон РФ «О гражданстве» также выделяет некоторые категории иностранцев, которым вместо пяти лет достаточно в течение одного года прожить в России по виду на жительство. Это люди, которые родились в РСФСР, или имеют в России близких родственников, или у них есть «высокие достижения в области науки, техники и культуры», или — «профессия либо квалификация, представляющая интерес для Россий­ской Федерации». Это же относится к политбеженцам.

Участники Государственной программы по добровольному переселению в Россию ­соотечественников, проживающих за рубежом, после вступления в силу принятых ­Госдумой поправок в закон «О граждан­стве» смогут рассчитывать на получение ­российского паспорта сразу по прибытии в Россию — поправки сократили до минимума количество требований, предъявляемых к участникам госпрограммы. Теперь им достаточно иметь необходимую специальность или квалификацию и не иметь проблем с законом в той стране, из которой они приехали.

Заявление с просьбой о приеме в российское гражданство передается вначале в МВД, затем в МИД и, если МВД и МИД дали положительный ответ, — в ФСБ. «Положение о порядке рассмотрения вопросов гражданства ­Российской Федерации» подробно описывает процедуру отказа в гражданстве — на любом из этапов рассмотрения соискатель может получить отказ «в установленной форме». Заявления тех, кому повезет, передадут в Комиссию по вопросам гражданства при Президенте РФ. Максимум через несколько месяцев ­пре­зидент подпишет указ со списком новых граждан России.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter