Атлас
Войти  

Также по теме

Сосны без березы

  • 1332

На окраине поселка Петрово-Дальнее, в живописном сосняке на берегу Москвы-реки, за высоким зеленым забором укрылся двухэтажный особняк невзрачно-серого цвета, в котором с первых чисел ноября, исполняя решение Красногорского суда, трудятся судебные приставы, скрупулезно описывая находящееся в здании имущество. Идет выселение дочери Бориса Березовского Екатерины.

Здесь раньше находилась госдача №2, числящаяся за оздоровительным комплексом «Жуковка». На даче долгое время жил председатель Совета министров СССР Николай Тихонов. После его смерти в 1997 году дачу по устному распоряжению президента Ельцина передали в пользование автомобильного всероссийского альянса AVVA для представительских целей. А в октябре 1999 года дачу по остаточной стоимости продали принадлежащему Березовскому АОЗТ «ЛогоВАЗ». Всего за строение площадью 545 м2 и примыкающий к нему сосновый бор в 14 га ЛогоВАЗ уплатил сумму, эквивалентную $200 000. А в 2001 году опальный предприниматель на всякий случай перевел право собственности на дочь Екатерину.

Но это не помогло. В 2003 году в прокуратуре решили, что чиновники продешевили. Выяснилось, что участок — один из самых дорогих в Подмосковье. По мнению риелторов, цена сотки здесь — около $35 000, а значит, общая стоимость всего участка без строений — $49 млн.

Разница между этой суммой и полученными $200 000 — 48 800 000. Ее-то в московской областной прокуратуре и посчитали ущербом, а само деяние Березовского расценили как мошенничество, возбудив по данному факту уголовное дело. Однако ущерб от сделки был не реальным, а лишь предполагаемым. Ни местные власти, из оборота которых изымалась земля, ни Управление делами Президента, в ведении которого ранее находилась дача №2, потерпевшими себя не признавали. Выйти из тупика можно было, получив судебное решение, объявлявшее куплю-продажу незаконной. В начале 2004 года областная прокуратура подала иск в Красногорский суд.

Отказываться от участка в Петрове-Дальнем ответчик просто так не захотел. И действительно, сделка, какой бы абсурдной ни казалась цена, формально была законной и ни от кого в свое время не скрывалась.

Адвокаты Екатерины Березовской на каждом заседании подавали по несколько ходатайств и заявлений, на рассмотрение которых уходило много времени. Поскольку на даче проживал внук Бориса Абрамовича Матвей, к процессу привлекли органы опеки. В августе суд требование прокуратуры удовлетворил. В октябре решение суда оспаривалось в коллегии по гражданским делам Мособлсуда, и его оставили без изменений, после чего дача отошла в собственность Федерального агентства по управлению федеральным имуществом и теперь дожидается более удачливого и состоятельного хозяина. А еще требовалось доказать преступность деяний местной администрации, при попустительстве которой стала возможной передача в частные руки за бесценок дорогой и престижной недвижимости. С этой целью пришлось предъявить обвинения в злоупотреблениях служебным положением главе Красногорского района, главе Одинцовского района и еще двум чиновникам, чьи подписи остались на договорах купли-продажи. Но это как раз вещь нередкая: замруководителя Федеральной службы по надзору в сфере экологии Олег Митволь утверждает, что за лето 2004 года в ближнем Подмосковье выявил около 1 500 га самозахваченных земель. При этом у захватчиков в отличие от родственников Березовского на землю никаких документов не оказалось.

Глава Красногорского района Борис Рассказов, выступая в суде, утверждал, что передача дорогостоящих земель происходила не по его произволу, а по указанию руководства. То же самое говорил 18 ноября в Одинцовском суде его коллега — глава Одинцовского района Александр Гладышев. Затем оба, словно сговорившись, легли в больницу.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter