Атлас
Войти  

Также по теме

Старик и мусор

  • 1495

Более 20 лет пенсионер и заслуженный строитель РСФСР Голубков Юрий Николаевич проживал со своей супругой Ириной Валентиновной в доме №41 на Комсомольском проспекте в отдельной трехкомнатной квартире 221 со всеми удобствами и высокими потолками. Жизнь пенсионеров текла тихо и размеренно. Каждое утро Юрий Николаевич выносил мусор, иногда встречаясь возле мусоропровода с соседом по лестничной площадке, отставным военным Дементьевым Владимиром Васильевичем, обсуждал с ним новости футбола и политики. После завтрака супруги Голубковы шли в гастроном на Фрунзенской набережной за диетическими продуктами, после обеда отдыхали, а в конце мая на все лето переезжали на дачу. И было так из года в год. Но время шло, дома на Комсомольском проспекте заселялись новыми людьми, которых прежний ритм жизни и добротная сталинская планировка квартир не вполне устраивали. Новые хозяева принялись перекраивать жилплощадь на свой манер.

Юрий Николаевич с Ириной Валентиновной позабыли про покой. Первыми в 1996 году их потревожили соседи сверху. Затеяв сооружение ванной комнаты с джакузи, они проковыряли огромную дыру в полу прямо над тем местом, где у Голубковых находилась газовая плита, нарушив электропроводку и вентиляцию. В тот раз пенсионеры добились восстановления кухни силами виновных. Но в 1998 году сосед Голубковых Владимир Васильевич — тот самый, с которым Юрий Николаевич каждое утро раскланивался у мусоропровода, — продал свою квартиру Пушковой Нине Васильевне.

Как-то раз, вернувшись с дачи, Юрий Николаевич пошел выбрасывать мусор и наткнулся на свежую кирпичную кладку. Пройти к мусоропроводу было невозможно. Пенсионер отправился выяснять ситуацию в жилищно-эксплуатационную контору. Но в ЖЭКе показали согласованный со всеми районными начальниками поэтажный план здания. По плану выходило, что никакого прохода к мусоропроводу нет, а за кирпичной стеной сразу начинается квартира 190, принадлежащая гражданке Пушковой на правах частной собственности. Говорить с гражданкой Пушковой о восстановлении прохода было бесполезно: к тому времени она уже закончила ремонт и перепланировку и утверждала, что новая стена стала несущей, сам же мусоропровод был включен в общую площадь ее квартиры. В ЖЭКе Голубкову посочувствовали, но помочь ничем не могли — только освободили пенсионера от платы за пользование мусоропроводом.

Такое сочувствие заслуженный строитель счел настоящим издевательством. Ветеран обратился в Хамовнический суд с иском к ЖЭКу и гражданке Пушковой. Состоявшийся в конце 1998 года суд решил, что стена отгораживает территорию приватизированной квартиры и покушаться на нее нельзя. Юрий Николаевич недоумевал: за что такое наказание? Ведь всю свою жизнь он строил дома и заботился об удобстве людей, которые в них будут жить, а сам на старости лет должен относить мусор во двор. Решение суда Голубков оспорил в Мосгорсуде, однако и кассационная инстанция ему отказала.

Старик не сдавался. Все 1999 и 2000 годы он провел в коридорах Хамовнического и Московского городского судов. Лишь в 2001 году президиум городского суда стал на его сторону, посчитав лишение пожилого человека удобств, которыми пользуются все остальные жильцы, несправедливым и незаконным. Однако по ходатайству Пушковой в дело вмешался Верховный суд, который в 2003 году защитил ее конституционное право.

Суть решения суда заключалась в том, что мусоропровод и ведущий к нему коридор и впрямь были частной собственностью ответчика. Тогда Юрий Николаевич обратился с заявлением в Генпрокуратуру, утверждая, что перепланировка квартир в доме №41 по Комсомольскому проспекту проводилась самовольно. Пенсионер призвал признать приватизацию самовольно перестроенных квартир незаконной. Ни Генпрокуратура, ни прокуратура Москвы утруждать себя проверкой изложенных Голубковым фактов не стали, препроводив заявление в прокуратуру Центрального округа. А та в июле 2004 года ответила, что нарушений законодательства не установлено, и порекомендовала спор о принадлежности межквартирного коридора между квартирами 190 и 221 разрешить в гражданско-правовом порядке, то есть сделать именно то, что семь лет безуспешно пытался сделать Юрий Николаевич.

– Тяжело смотреть на то, как бюрократическая система издевается над стариками, — говорит адвокат Голубкова Игорь Лешо. — Жена моего доверителя Ирина Валентиновна после инсульта слегла, да и сам Юрий Николаевич еле ходит. Живут пенсионеры на даче, а квартиру сдают, чтобы оплачивать лечение и судебные издержки.

По утверждению адвоката, в соответствии с Жилищным кодексом системы жизнеобеспечения дома, в том числе мусоропровод, являются объектами общего пользования и отчуждению не подлежат. Однако Хамовнический суд в иске об устранении препятствий при пользовании мусоропроводом отказал, даже не рассмотрев его по существу. А это можно считать лишением гражданина права на справедливое судебное разбирательство, что, в свою очередь, может послужить поводом для обращения в Европейский суд по правам человека.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter