Атлас
Войти  

Также по теме

Страдательный падёж

Как возместить ущерб от мороза, сосулек и гололеда.

  • 1584


Иллюстрация: Ted McGrath

По календарю, то есть де-юре, зима вот-вот должна закончиться. Но де-факто, то есть как всегда, растянется как минимум еще на месяц. И этот месяц будет самый противный. Будет скользко, сыро и мерзко, а значит, мы будем поскальзываться, сосульки будут падать нам на голову, а снежные лавины — на машины. Утешить может разве что ожидание весны. Есть и более активные способы сопротивления погоде. На нее можно подать в суд — для некоторых хождение по судам приятнее прогулок по сугробам.

ЛЕД НА ГОЛОВУ

Зимой прошлого года семья американского гражданина Роналда Бута, убитого упавшей с небоскреба сосулькой, получила компенсацию от владельцев здания в размере 4,5 миллиона долларов. Конечно, за гражданина РФ такой компенсации не дадут, даже если его пришибет сосулька со Спасской башни. Но получить компенсацию за нерасторопность дворников все же получается.

Итак, вы поскользнулись или попали под сосульку. Срочно вызывайте скорую. Вызывайте, даже если с вами все в порядке — пусть, пусть приедут и составят какое-нибудь медицинское заключение, в судебной борьбе со стихией без него никак. Пока ждете скорую, можете скоротать время сбором телефонов свидетелей вашего ЧП. Если вы упали и порвали одежу — радуйтесь, потому что это теперь не просто вещи, а вещдоки, и их ни в коем случае нельзя стирать или штопать.

Следующий шаг (если вы, конечно, можете ходить) — заявление в милицию. Если вы лежачий — не беда, заявление от вашего имени может подать родственник. «Милиция должна будет выяснить, нет ли в падении сосульки или неубранном льду состава уголовного преступления, — объясняет юрист межрегиональной общественной организации „Федерация правовой помощи потребителям“ Алексей Монахов. — Если здоровью пострадавшего нанесен тяжкий вред, то есть он стал инвалидом, виновников будут судить по статье „Халатность“, которая предусматривает заключение сроком до пяти лет. Если в результате происшествия пострадавший умер, то заключение будет до семи лет. К счастью, в большинстве случаев граждане получают средней и легкой степени повреждения, поэтому милиция не возбуждает никакого дела, но в процессе своего расследования выявляет виновников, то есть место расположения и название организации, ответственной за данный участок крыши или дороги. Собственно, нам от них только этого и надо».

Вот теперь можно приступать к написанию искового заявления, к нему прикрепить все чеки, в том числе за лекарства или за йогурты, которые носили родственники в больницу, и главное — указать, во сколько вы оцениваете свой моральный ущерб. Сумма может быть, в принципе, любая. Главное — убедительно доказать суду, что именно на нее вы настрадали. Как правило, с этим актерским заданием мало кто справляется, поэтому моральный ущерб судья оценивает значительно меньше той суммы, которую запросил в заявлении истец.

СКОЛЬЗКАЯ ТЕМА

Коммунальные службы обязаны убирать дворы, тротуары и дороги, а вот ступеньки в разные заведения находятся не в их ведении. Это дело администрации заведений. Как правило, уличные кафе и небольшие магазины о состоянии своих ступенек не слишком радеют. Видимо, не пуганные еще.

Но их уже пугают. Больше всех владельцев кафе напугал криминальный хроникер Сергей Тополь. В феврале 2005 года он решил провести обеденный перерыв в кафе «Му-му». Поднялся по ступенькам, поскользнулся и очнулся уже на полу. Посетители кафе усадили Тополя на стул и вызвали скорую, а официанты и администрация тем временем занимались своими делами. Тополя увезли в больницу, где с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, дисторсия (растяжение) шейного отдела позвоночника» он и пролежал почти две недели. Пока журналист лечился, одно московское издательство раздумало заказывать ему книжку о преступности и расторгло договор на сумму 100 тысяч рублей. Автор расстроился и пошел в суд с иском против владельцев кафе «Му-му» ООО «Фастлэнд», больше известных широкой общественности как ресторанная империя Андрея Делоса. Тополь потребовал возмещения вреда здоровью в размере 5659 рублей (затраты на лечение), убытков в размере 100 тысяч рублей (расторгнутый договор) и компенсацию моральных страданий — 50 тысяч рублей. Страдания посетителя ресторана быстрого питания «Му-му» не показались суду такими уж страшными, их оценили всего в 20 тысяч рублей. Интересно, что сказал бы суд про страдания посетителя ресторана медленного питания «Пушкин»? В любом случае, с остальными требованиями журналиста суд безоговорочно согласился.

ОПАСНАЯ СТОЯНКА

Самые блестящие судебные перспективы, уверяют юристы, у владельцев автомобилей. В том смысле, что если из-за льда на дороге вы влетели в столб, вы наверняка победите. Главное, чтобы в протоколе о ДТП была указана именно эта причина, а не состояние алкогольного опьянения. Если же ледяная глыба обрушилась на припаркованную машину, то нужно идти в суд безо всяких оговорок. Впрочем, если машина застрахована по полису каско, то и идти никуда не надо — это страховой случай.

Предприниматель Александр Сорокин был очень занят и оформить каско не успел. Он приехал по делам в центр Москвы и припарковал свой новенький Mitsubishi Pajero в переулке. Вышел через полтора часа и обнаружил вместо машины, как он говорит, «консервную банку, которую переехал товарный поезд» — крыша и капот были смяты, лобовое стекло разлетелось на мелкие кусочки, а вокруг машины лежали груды льда. Выйдя из оцепенения, господин Сорокин вызвал ДПС. Гаишники вызвали участкового. Участковый привел человека из Дирекции единого заказчика (того самого ДЕЗа, который отвечает за уборку, в том числе и крыш). Человек из ДЕЗа сообщил, что это не его дело, и послал — не то чтобы куда подальше, а в ООО «Компания ЭЖНФ», к подрядчику по уборке этой самой крыши. Предприниматель Сорокин так и поступил — отправился в это ООО договориться по-хорошему. К тому времени независимая экспертиза оценила стоимость восстановительных работ в 96 тысяч 286 рублей 47 копеек. По-хорошему чинить машину ООО отказалось — на том основании, что машины запрещено парковать ближе семи метров от здания. То, что весь переулок шириной в 10 метров, в компании аргументом не посчитали. В результате Александр Сорокин починил машину за свои 130 тысяч рублей, после чего пошел в суд. И через год суд обязал ООО «Компания ЭЖНФ» выплатить 140 тысяч рублей в качестве компенсации материального ущерба. Вознаграждать свои моральные страдания Александр Сорокин даже и не просил. А стоило бы.

ГИБЛОЕ ДЕЛО

Пешеходам намного хуже. Несмотря на то что в начале зимы правительство города запретило посыпать дворы и тротуары химией, на ботинки горожан все равно попадают реагенты. Так что к концу зимы обувь приходится выкидывать. Причем без всякой компенсации. А получить ее пытались многие, этим занималась даже целая бригада юристов из Конфедерации обществ потребителей (КонфОП). Все — с нулевым результатом.

Дело в том, что за реагенты отвечает не правительство во главе с мэром, подписавшим постановление об их применении, а ДЕЗы, которые дают задания дворникам. А доказать, что истец носил свои ботинки исключительно на территории, относящейся к ведению одного или двух ДЕЗов, практически невозможно. Кроме того, как объясняет юрист КонфОП Диана Сорк, ходить по территории гражданин должен в присутствии свидетелей, чтобы ответчики не могли подвергнуть сомнению, что именно их дворники рассыпали убийственное для ботинок количество реагентов. В общем, такого истца, который бы ежедневно гулял только в своем дворе в присутствии свидетелей, а в магазин шел бы в других ботинках, поскольку та территория может и не относиться к его ДЕЗу, в судебной практике еще не было.

ДЕЗы вообще засудить непросто. Казалось бы, обычное дело: отключили вам среди зимы тепло, и у вас завяли все любимые фикусы. Или вырубили электричество в разгар семейного просмотра телевизора, и оттого разбилось семейное счастье. Прекрасный повод идти в суд. Правда, пока компенсацию за свои замерзшие цветы и поломанное счастье не удавалось получить ни одному горожанину — хотя бы потому, что никакая экспертиза не сможет оценить размер ущерба. Но это не повод для отчаяния.

Так, по правилам предоставления коммунальных услуг именно этот документ регламентирует работу ДЕЗов, жителям должно быть тепло и сухо круглогодично, а в случае аварии или там ремонта труб с граждан нельзя брать деньги. Это значит, что даже когда нам летом планово отрубают на месяц воду, то нужно идти в Единый информационный расчетный центр (ЕИРЦ) и требовать перерасчета коммунальных платежей. Если откажутся пересчитывать добровольно — можно отсудить рублей сто, а то и триста. Другое дело — электричество. Несколько месяцев назад из-за сгоревшей подстанции пол-Москвы осталось без света, многие пошли в суд. Правда, компенсацию в размере 10 миллионов рублей сумела получить только Военная страховая компания, которой в свою очередь пришлось выплатить страховку за простой крупным предприятиям. Всем же остальным жителям Москвы еще есть над чем работать.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter